Александр Коробов: «Как распределено богатство среди жителей Эстонии?»

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, воспользуемся методикой, предложенной французским экономистом Томасом Пикетти в его, вызвавшей большой резонанс, книге «Капитал в 21 веке». Основываясь на детальном анализе экономик стран мира Пикетти утверждает, что общее богатство страны примерно равно 5 годам её дохода (или ВВП).

ВВП Эстонии за 2019 год составил 31 млрд. $. Таким образом, накопленное богатство или общий капитал всей Эстонии приблизительно равны 155 млрд.$ или 131 млрд. Евро.

В Эстонии проживает около 600 тыс. семей. Медианный показатель имущества одной семьи составляет 43 600 Евро. То есть у половины семей в Эстонии имущества больше чем на 43 600 Евро, а у второй половины меньше чем на 43 600 Евро. Так как 43 600 Евро — это верхний показатель имущества для более бедной половины семей Эстонии, а в среднем оно ниже и у некоторых семей нет практически никакого имущества или даже оно в минусе, если у семьи есть долги, превышающие стоимость всего их имущества, то будем считать, что эти 50% семей Эстонии имеют в среднем имущества на половину от 43 600 евро, то есть на 21 800 евро. Следовательно, 50% относительно бедным семьям в Эстонии принадлежит имущества на сумму 6,5 млрд. Евро. (300 000 семей х 21 800 Евро = 6,54 млрд. Евро).

Кому же принадлежат оставшиеся примерно 124,5 млрд. Евро? Очевидно более богатой части населения Эстонии, государству (и муниципалитетам) и иностранным гражданам.

По оценке Пикетти государственный капитал (имущество, доли в бизнесе, золотовалютные резервы) примерно равны 1 году дохода страны. Исходя из этого, государственный и муниципальный капитал в Эстонии равен примерно 31 млрд. $. В итоге получается:

Государственный и муниципальный капитал Эстонии — 31 млрд. $ или 26 млрд. Евро.

Капитал 50% состоятельных семей Эстонии и иностранных граждан – 98,5 млрд. Евро.

Капитал 50% бедных семей Эстонии – 6,5 млрд. Евро.

(Возможно я ошибаюсь в своих расчётах, и кто то, обладающий более проверенными данными, меня поправит. Было бы неплохо если бы по поводу распределения имущества в Эстонии завязалось некоторая дискуссия.)

Томас Пикетти в своём исследовании утверждает, что богатство (финансовый капитал + имущество) в странах Запада среди населения распределено очень неравномерно. 10% населения (богатые) владеют до 60% всего капитала страны, 40% населения (средний класс) владеют 30% — 35% общего капитала, а 50% населения (бедные) владеют только 5% — 10% от капитала страны. Как показывают наши расчёты в Эстонии примерно так оно и есть. 50% относительно бедных семей владеют всего лишь 5% от всего богатства страны.

И скорее всего со временем эта доля будет даже уменьшаться. Так как основным имуществом большинства семей в Эстонии является квартира (как правило доставшаяся после развала СССР) в ветшающих домах довольно старой постройки, стоимость которой с годами будет только ниже. А получаемой бедной частью населения Эстонии зарплаты явно будет не хватать на то, чтобы приобрести хоть какой-то капитал. Новое жильё стремительно дорожает, так как богатым особо некуда вкладывать деньги, и они подогревают ими рынок жилья. Да и вообще любой актив, который является приемлемым залогом для банков будет дорожать, именно потому что он может являться залогом для получения новых банковских кредитов «фиатных» денег, лимит которых в современном мире не ограничен (так как они не привязаны ни к чему).

И во многом именно потому что капитал является основанием для получения новых напечатанных денег, капитал так растёт в современном мире, не менее чем на 5% ежегодно. В то время как зарплаты трудящихся в среднем растут всего на 1% — 1,5% в год. (Хотя в странах догоняющих экономик, соседствующих с богатыми странами, зарплаты в первое время могут расти и быстрее, но создать какой-то капитал вряд ли они помогут, потому что доступные активы будут расти ещё быстрее).

Надо отметить, что в 21 веке, как и во всей истории человечества, проблема социального неравенства стоит очень остро. Многие экономисты и государственные деятели полагают, что тут должен работать принцип «Просачивания богатства», когда финансовая система государства подпитывает дешёвыми деньгами в основном богатых и состоявшихся людей в надежде, что они организуют рабочие места и капиталы каким-то образом перетекут к бедным. Но эта теория работает далеко не всегда. Дешёвые деньги довольно часто так и остаются у богатых и идут на подогрев фондового рынка, отчего акции, облигации, недвижимость, (а вместе с ними и произведения искусства, изделия роскоши) постоянно дорожают (не менее чем на 5% ежегодно). Бедные же получают зарплату (которая растёт лишь на 1,5% ежегодно) и которой едва хватает на минимальное жизнеобеспечение и приобрести хоть какой-то капитал, например, собственную квартиру, большинство бедных просто не в состоянии. Другой метод снижения социального неравенства — это сбор налогов со всех работающих и перераспределение части из них в пользу бедных эффективен лишь наполовину, так как большую часть налогов собирают с тех же небогатых, а богатые часто лоббируют законы в свою пользу или находят в них лазейки чтобы минимизировать налоги или вообще их не платить, укрываясь в офшорах.

Как сложился такой имущественный дисбаланс в Эстонии? Во-первых, с окончанием эпохи социализма некогда общее имущество приватизировалось и было распределено очень неравномерно. Получившие большую его долю смогли использовать это имущество в качестве залогов для получения кредитов и выстраивания нового бизнеса. Остальным же в собственность досталась максимум их квартира и за 30 лет независимости Эстонской Республики доля их имущества в общем капитале страны только уменьшалась. Второй этап роста неравенства наступил, когда в Эстонию пришли инвестиции из Евросоюза. Те фирмы и организации, через которые эти инвестиции в основном и шли получили при этом гораздо больше, чем в среднем остальное население Эстонии. Существенный вклад в рост неравенства в стране оказывают также и банки, которые кредитуют под низкий процент в основном тех, кто уже владеет капиталом. Большая же часть населения Эстонии имеет возможность получать только жилищные и потребительские кредиты под достаточно высокий процент. Поддержка от государства и банков средних и мелких предприятий мала и получение её без определённых связей очень затруднительна.

Главная причина социального неравенства, на мой взгляд, состоит в определённом общественном мнении, которое считает такое неравенство вполне справедливым и разумным. А также в специфических общественных законах и финансовой системе, которые, в соответствии с таким общественным мнением, направлены, в первую очередь, на создание преференций именно для богатых. В результате финансовые потоки (питательная сила экономики) идут почти всегда сверху, и часто там же наверху и остаются, поступая на фондовый рынок, в сферу недвижимости и роскоши, вместо того, чтобы по большей части идти на повышение образования и квалификации населения и в реальную экономику, с целью повышения производительности труда и увеличения зарплат трудящихся. А ведь именно это и является основным условием роста экономики страны. Полагаю, что финансы, направленные на экономическое развитие, должны также идти и снизу, эмитироваться муниципалитетами в зависимости от потребностей данного региона с целью поддержки местного предпринимательства, увеличения муниципальной собственности и приобретения частного капитала населением.

Что надо сделать практически, чтобы произошло снижение неравенства? Во-первых, увеличить налоги на капитал и сверхдоходы и за счёт полученных средств организовать систему повышения квалификации для малоимущих (и конечно параллельно внедрять инновации в производство и сферу услуг). Только увеличение производительности труда каждым работающим делает общество богаче на всех уровнях. И только рост доходов большинства населения ведёт к увеличению потребительского спроса и росту экономики в целом. Во-вторых, следует создавать муниципальные банки для финансирования развития сферы услуг и производства на местном уровне и получения малоимущими капитала как частного, так и доли в общественном капитале, который также необходимо увеличивать.

Необходимо отметить, что значение капитала в 21 веке будет только возрастать, особенно в связи с роботизацией производств. И если иметь капитал так выгодно, то давайте попытаемся сделать так, чтобы и бедные люди имели его тоже, либо частным образом, либо в виде доли в общественном капитале.

Подытожим – для стабильности экономики и её устойчивого развития необходимо, чтобы имущество и деньги были не только у небольшой кучки «элиты», а у большинства населения, а для этого следует изменить общественное мнение, государственные законы и финансовую систему страны.

И напоследок несколько цитат из книги Т.Пикетти «Капитал в 21 веке»:

 «Наши демократические общества исходят из меритократических представлений о мире или по крайней мере из меритократических надежд, т. е. из веры в общество, в котором неравенство в большей степени определяется личными достоинствами и трудом, а не наследственностью и рентой… Иногда нам кажется, будто капитал исчез и мы, словно по волшебству, перешли от цивилизации, основанной на капитале, наследстве и связях, к цивилизации, основанной на человеческом капитале и личных достоинствах…

В настоящее время доля 10 % самых крупных состояний составляет около 60 % национального имущества в большинстве европейских стран, особенно во Франции, Германии, Великобритании и Италии. 50 % самых бедных с имущественной точки зрения повсюду располагают менее 10 % национального дохода, а чаще всего — менее 5 %…  В большинстве стран налоговые отчисления сегодня уже стали или постепенно становятся регрессивными на вершине иерархии доходов… По всей видимости, в XXI веке наследство будет играть значительную роль, сравнимую с той, которую оно играло в прошлом. Прошлое склонно поглощать будущее: богатство, созданное в прошлом, автоматически растет без всякого приложения труда и быстрее, чем богатство, которое создано трудом и благодаря которому можно накапливать сбережения… Рекапитализация имущества, накопленного в прошлом, протекает быстрее, чем растут производство и зарплаты. Это неравенство отражает фундаментальное противоречие. Предприниматель неизбежно склонен превращаться в рантье и усиливать свое господство над теми, кто владеет лишь собственным трудом… В результате в долгосрочном плане неравенство, возникшее в прошлом, неизбежно обретает непропорциональное значение и грозит обществу дестабилизацией…

Низкие процентные ставки для одних и намного более высокие для других являются признаком ненормальной ситуации… На практике финансовые институты и биржевые рынки очень далеки от идеала: их отличительными чертами являются постоянная нестабильность, спекулятивные настроения и постоянно надувающиеся пузыри…   

Для того чтобы однажды демократия смогла взять капитализм под свой контроль, необходимо исходить из принципа, согласно которому конкретные формы демократии и капитала нужно постоянно изобретать заново… В долгосрочной перспективе лучший способ сократить неравенство в труде, увеличить среднюю производительность рабочей силы и стимулировать рост экономики в целом, — это, безусловно, инвестиции в образование… На примере быстро поднявшихся экономик Китая и Южной Кореи стало понятно, что внешние инвестиции не играют особой роли. Рост экономики зависит прежде всего от способности страны мобилизовать финансы и институты, готовые осуществлять крупные вложения в образование населения, и вместе с тем обеспечивать предсказуемые юридические рамки для разных игроков. Инвестиции бедных у себя дома выглядят более перспективными, чем инвестиции, которые богатые осуществляют в бедные…

Пенсия — это имущество тех, у кого нет имущества, как часто говорят. Это верно, однако это не значит, что не нужно пытаться сделать так, чтобы в имущественном накоплении участвовали и самые обездоленные…. Граждане должны серьезно интересоваться деньгами, их измерением, связанными с ними фактами и процессами. Те, у кого денег много, никогда не забывают о защите своих интересов. Отказ считать деньги редко когда играет на руку самым бедным.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *