© Sputnik / Вадим Анцупов

Александр Коробов: “Национализм в финансовой сфере”

Для начала данные исследований по заказу Банка Эстонии за 2017 год (опубликованы в 2019 году)

«Как и в других странах, в Эстонии распределение собственности очень неравномерно. Если мы разделим население на 100 равных процентов на основе чистых активов, мы увидим, что стоимость чистых активов десятого процента в 2017 году составила около 400 евро. Это более чем в 100 раз меньше медианной стоимости активов 50-го процента, которая составляла 47 700 евро. В 80-м проценте стоимость активов составляла 119 000 евро, а в 90-м проценте — 223 000 евро. Домохозяйства в нижней половине распределения чистых активов владели 7% всех активов, в то время как 5% самых богатых домохозяйств владели почти половиной (46%) всех активов.

Средняя реальная стоимость чистых активов увеличилась на 12,1% с 2013 по 2017 год. Самый быстрый рост был в пятой части домохозяйств с самой высокой чистой стоимостью. Стоимость основного места проживания домохозяйства также больше всего выросла в этой группе домохозяйств. В верхних 20% рост составил 21%, в то время как в нижних 40% стоимость основного жилья домохозяйства снизилась.

В случае финансовых активов активы более богатых домохозяйств также росли быстрее, и различия в темпах роста были даже больше, чем в недвижимости. Стоимость вкладов увеличилась на 90% в самых верхних 20%, а в самых низших 20% даже немного снизилась.

В результате более быстрого роста стоимости активов самых богатых домохозяйств оценочное неравенство в распределении чистых активов также увеличилось в период с 2013 по 2017 год. Доля активов, принадлежащих 5% самых богатых домохозяйств, выросла с 43% до 46%, а коэффициент Джини (коэффициент неравенства) чистых активов вырос с 0,69 до 0,71.»

Из данного анализа следует, что в результате функционирования экономики Эстонии богатые богатеют, а бедные становятся ещё беднее. Если раньше жилое имущество бедных, доставшееся им после эпохи социализма, стоило хоть что то, то теперь часто не стоит ничего. А другого имущества за 30 лет независимости Эстонии они нажить так и не смогли.

По данным Департамента статистики, в 2018 году 21,7% жителей Эстонии проживали в относительной бедности. Это 284 300 человек. Еще 2,4% населения живут в абсолютной бедности. Показатель относительной бедности среди молодежи в возрасте 16–24 лет составляет 20,9%. В 2018 году в относительной бедности проживало 17,1% детей. Это на 1,9% больше, чем годом ранее.

Согласно европейской статистике пенсионеры Эстонии самые бедные в ЕС. В 2017 году в Европейском союзе средний показатель относительной бедности людей 65+ составлял 15%. В Эстонии же он, по данным Eurostat, самый высокий — 41,2%. (Самый низкий показатель у Словакии — около 7%.) Из рапорта Европейской комиссии следует, состояние нынешней эстонской пенсионной системы не дает уверенности в том, что финансовое положение пожилых людей улучшится, а относительная бедность снизится.

Но зато в Эстонии один из самых больших процент миллионеров на душу населения среди новых членов ЕС. Если в таких странах как Венгрия, Словакия, Румыния 2 миллионера на 1000 населения, то в Эстонии их почти в два раза больше (примерно 4 миллионера на 1000 населения).

Каким образом сложилось такое неравенство в якобы благополучной стране? Тут нужно вспомнить и приватизацию социалистического имущества в 90-е годы и распределение дотаций Евросоюза среди «своих» и  дискриминация по национальному признаку при устройстве на работу.

Но особенно важно то, что и сейчас неравенство продолжает увеличиваться, так как не только стартовые условия были несопоставимыми, но и в нынешней реалиях поддержка нижних слоёв населения, малого и среднего бизнеса явно недостаточна и экономика Эстонии по прежнему делает ставку на рост богатства «элиты», полагая, что они как то всё в стране наладят.

Довольно распространено мнение, что бизнес в Эстонии это так называемый «бизнес одноклассников». Эстония маленькая страна где «элита» друг друга хорошо знает и любой эстонский бизнесмен легко найдёт общих знакомых во всех значимых властных и финансовых структурах страны. Теперь посмотрим на тех, кто руководит в частности финансами Эстонии и по большому счету регулирует все финансовые потоки. (Очень не хотел поднимать эту тему, но предвзятость финансовых организаций и коллекторских фирм заставляют это сделать.) Известно, что  некоренное население Эстонии составляет примерно 30%. Наверное, следует ожидать, что в руководстве финансовых структур Эстонии русских фамилий хотя бы 20%. Но на самом деле:               

Банк Эстонии, русских фамилий среди руководства –   0

Swedbank – 0

LHVbank – 0

SEBbank – из 12 членов Совета и Правления банка только 1  русский

EAS (Фонд содействия развитию предпринимательства) – 0

Kredex (кредитование экспорта, предпринимательства, жилья) – 0

Вполне возможно, что практически полное отсутствие русских фамилий в руководстве финансовых организаций Эстонии, как то может сказываться и на том, кто получает кредиты в Эстонии на наиболее благоприятных условиях. (К слову сказать за 20 лет существования моей фирмы в Эстонии я ни разу кредитов для поддержки моего бизнеса не получал, хотя обращался за ними в банки много раз и в хорошие времена для фирмы и в плохие. Единственный кредит я получил в 2020 году и это был европейский микрокредит для малого бизнеса. И он мне очень помог в пандемию короновируса. Не стоит ли некоренным жителям Эстонии задуматься о собственной финансовой структуре для поддержки предпринимательства? Мне кажется это могло бы способствовать снижению неравенства в Эстонии.)

Но абсолютное доминирование эстонских фамилий в финансовом секторе вовсе не означает, что все эстонцы в Эстонии живут хорошо. В Эстонии довольно много бедных коренных эстонцев, особенно в отдалённых от столицы районах. Правильнее было бы сказать, что в Эстонии собственность и финансы находятся в руках небольшой группы эстонской «элиты», которая наверно полагает, что в таком неравномерном распределении капитала нет ничего плохого.

Но большинство населения вряд ли с этим согласятся, ведь известно, что концентрация капитала верхушкой общества приводит к снижению доходов и доли в национальном богатстве всех остальных, что ведёт к снижению потребительского спроса, к застою и социальной напряжённости.

И поэтому цель нашей организации «Партии Неудачников»снижение социального неравенства в Эстонии. («Неудачниками» мы называем тех, кто при разделе социалистического имущества не получил никакого, или почти никакого капитала и в последующие годы, из-за сложившейся социально-экономической системы или в результате действия властей, также не имел возможности улучшить своё имущественное положение.)

Основная идея наших рекомендаций исходит из предположения, что в современном социуме очевидно нет естественных механизмов снижения неравенства, так как существующие законы государства и финансовая система по сути больше поддерживают богатых, чем средний класс и бедных.

Мы полагаем, что в обществе, где богатые имеют преференции в виде: доступа к дешёвым кредитам и фондам, возможности ухода от налогов, связей с властными структурами, они по-прежнему будут богатеть, а средний класс, на который ложится основное налоговое бремя и отсутствует поддержка со стороны банков и правительств, будет беднеть.

Важно указать на то, что финансовые потоки идут почти всегда сверху, и по большей части там же наверху и остаются, поступая на фондовый рынок, в сферу недвижимости и роскоши (а также в доход глав компаний и чиновников) вследствие чего рост зарплат большинства трудящихся проигрывает доходности капитала.

Для устойчивого развития необходимо, чтобы имущество и деньги были не только у небольшой кучки «элиты», а у большинства населения. Но для этого следует изменить общественное мнение, государственные законы и финансовую систему страны.

Как показывает мировой опыт, благосостояние страны и её жителей растёт прежде всего за счёт повышения общей производительности труда на основе разумного распределения ресурсов страны, направленных, в первую очередь, на повышение уровня образования и квалификации населения в сочетании с открытостью страны к мировому опыту и инновациям.

С учётом того, что 70% оборота и занятости в современном обществе приходится на сферу услуг, которые население городов и регионов оказывает само себе (образование, медицина, торговля, транспорт, жилищно-коммунальные и бытовые услуги, строительство, всевозможные виды ремонта, отдых, спорт, развлечения, услуги для бизнеса, охрана порядка, правовые услуги, местные чиновники), полагаем, что для снижения социального неравенства следует искать такие решения, которые способствовали бы развитию предпринимательства на местном уровне.

Среди таких решений мы видим создание сети муниципальных банков, каждый из которых позволил бы организовать финансовую поддержку местных инициатив, направленных на развитие экономики данного региона.

Полагаем, что в Эстонии должно быть создано от 50 до 100 муниципальных банков (примерно 1 банк на 10 тыс. населения) с капиталом от 50 млн.евро, и в уставе каждого из этих банков должны быть чётко оговорены условия его функционирования исключительно для развития своего региона, таким образом финансовые средства в экономику страны будут поступать и снизу, распределяться на местном уровне среди среднего класса и неимущих.

Мы также полагаем, что капитал в Эстонии должен облагаться прогрессивным налогом (от 0,3% до 1,5% ежегодно), чтобы как то компенсировать разрыв между доходностью капитала и ростом зарплат основной массы трудящихся, и средства, полученные от введения налога на капитал должны идти в первую очередь на повышение образования, квалификации, стартапы для неимущих и на приобретение ими хоть какой-то собственности, а также на капитализацию муниципальных банков.

Создание сети муниципальных банков (и даже, возможно, муниципальных валют) на наш взгляд приведёт к тому, что будут развиваться региональная инфраструктура и бизнес, получат дополнительные инвестиции образование, медицина и прочие услуги местного уровня, покупка собственного жилья для бедных слоёв населения станет доступнее,  уменьшится отток жителей из небольших городов и посёлков.

Отметим, что мы не против коммерческих банков, здоровой глобальной конкуренции и открытости экономики, но мы против искусственных преференций исключительно для богатых и за создание структур, способствующих среднему классу и бедным.

Сегодня у экономистов немало энтузиазма вызывают эмпирические методы, разрабатываемые на основе контролируемых экспериментов. При умеренном и разумном их использовании эти методы могут быть очень полезными… Граждане должны серьезно интересоваться деньгами, их измерением, связанными с ними фактами и процессами. Те, у кого денег много, никогда не забывают о защите своих интересов. Отказ считать деньги редко когда играет на руку самым бедным. (Т.Пикетти «Капитал в 21 веке»)

Мы предлагаем вынести на общественное обсуждение меры, направленные на снижение социально-экономического неравенства в Эстонии (в частности и те предложения, о которых говорилось выше). И после изучения мнения людей рекомендовать Парламенту принять ряд законов ведущих к снижению неравенства.

Широкое общественное обсуждение можно было бы начать в конце августа, а до этого предлагаем всем желающим присоединиться к дискуссии в Skype по средам с 18 часов (контакт в Skype – “Alex K”).

Александр Коробов

al.korobov.ph@gmail.com

hadavareste.liit@gmail.com

5151709

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Дискриминация национальных меньшинств”

Законы Эстонии направлены на ограничение прав национальных меньшинств и господствующее положение национального большинства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *