Алла Березовская: “Свободу – Линдерману, свет и воду – в клозеты!”

Латвийского журналиста Владимира Линдермана уже три месяца держат за решеткой в Рижской центральной тюрьме. По сути, без предъявления обвинения. Якобы где-то прославлял, а где-то оправдывал какие-то военные преступления.

Казалось бы, ну не понравилось властям, что пишет у себя на Фейсбуке строптивый журналист с темным революционным прошлым! Бывает! В чем проблема? Заведите на него уголовное дело – всё честь по чести, изучайте под лупой, проводите экспертизы, сверяйте с уголовным кодексом. Вызывайте на допросы раз в месяц или год. Но в тюрьме-то его зачем все это время держать? Он ведь никому не угрожал, ни к чему не призывал, драки не устраивал, даже в мелком хулиганстве замечен не был!

Скажите мне, налогоплательщики мои дорогие, в чем смысл держать месяцами в казённом доме подозреваемого в такой мелочи, как излишняя вольность? На полном государственном обеспечении. Это при том, что, по словам министра внутренних дел Латвии, у полиции сейчас нет денег на оплату счетов за электроэнергию! Из экономии им сейчас приходится отключать горячую воду в клозетах в полицейских участках.

Но это же просто жесть какая-то! Стражи порядка круглосуточно патрулируют улицы наших городов, защищая граждан от реальных преступников, а им в перерывах даже руки после туалета горячей водой не помыть и свет лишний раз не включить там же? Это, скажу я вам, очень нерационально!

А выход между тем, есть. Да-да, вы правильно поняли, к чему я клоню! Линдермана надо выпускать. Да и сидящего по похожему делу Панкратова тоже. Возможно, в латвийских казематах таких подозреваемых в политических псведо-преступлениях ещё с пару десятков наберётся. Не удивлюсь! Но лидеры Евросоюза призвали всех к жёсткой экономии в преддверии надвигающегося на нас кризиса. И если делать выбор между горячей водой для полиции и трехразовым питанием арестованных ветеранов-журналистов (плюс расходы на их охрану, электричество, воду и отопление!), то тут и думать нечего. Свободу – Линдерману, свет и воду – в клозеты!

.. От рижского политического узника, непонятно за что томящегося на нарах, по-прежнему приходят письма – и это радует. Друзья выписали ему латышские газеты, поскольку более всего – журналист в неволе страдает от недостатка информации. Еще в камере выручает радио. Хотя и не радует.

Письма от Ильича

Сатрапы они такие…

«Слушаю “Латвийское радио – 4”. Ведущий сообщает, что российскому оппозиционеру продлили пребывание под арестом ещё на два месяца. И возмущённо добавляет, что на судебное заседание не пустили журналистов. Почему не пустили? Чтобы народ не узнал правду. Потому что Россия, тоталитаризм и проч. Но, черт возьми, в Латвии на суд по мере пресечения – а речь идёт именно о нем – не пускают никогда и никого: ни журналистов, ни родственников, ни друзей!

И если в России хоть иногда кого-то пускают, то это невероятный для Латвии уровень открытости.

Но, скорее всего, и в РФ суды по мере пресечения проходят в закрытом режиме. А “Латвийское радио – 4” просто не упустило возможность пнуть Россию. Это модно и выгодно. Не пустили журналистов, сатрапы!

Например, в прошлом году в Риге суд по существу дела (а не по мере пресечения) над журналистом Юрием Алексеевым проходил в закрытом режиме. Хотя для этого не было никаких веских оснований. Вот где был реальный, а не высосанный из пальца повод для возмущения»…

И о литературе

… « В рассказе о Чичабабине меня несколько царапнуло упоминание поэта Юрия Кузнецова в негативном контексте. На самом деле, это очень крупный поэт. В его стихах есть магия, волшебство. Попробую по памяти воспроизвести одно его стихотворение…

Когда склонился этот свет к закату,

Зашевелились кости мертвеца:

— Меня убила родина за правду,

Я не узнал ни одного лица…

Заговорили голоса из бездны,

Затрепетала полоса теней:

— Не поминай убийц. Они известны.

Открой нам имя родины твоей…

Но если имя родины откроет,

Её убьют чужие и свои.

И он молчит, и только бездна воет

В живом молчанье смерти и любви.

Сильный поэт. Раз уж речь зашла о поэзии… Прочел “Взвод” Прилепина. О русских поэтах-офицерах. Открытием для меня стал Фёдор Глинка. Да-да, тот самый. “Не слышно шума городского” и “Колокольчик, дар Валдая”. В некоторых его стихах есть прорыв в конец XIX-начало XX века. Будучи крайне болезненным ребёнком, прожил очень долгую жизнь. Избежал и гибели на войне, и слишком тяжёлого наказания за 1825 год. Декабристом в прямом смысле не был, но был доверенным лицом Милорадовича, который плел какой-то свой заговор, вёл свою игру…”

И тюремное стихотворение Фёдора Глинки:

Луна

Луна прекрасная светила

В тиши лазоревых полей

И ярче золота златила

Главы подкрестные церквей.

А бедный узник за решеткой

Мечтал о божьих чудесах

Он их читал, как почерк четкий,

И на земле и в небесах

И в тайной книге прошлой жизни

Он с умиленьем их читал,

И с мыслью о святой отчизне

Сидел, терпел — и уповал!

1826 г.

______________________________________

Друзья! Тюремные вести в полном объёме можно читать и комментировать на телеграм-канале. Присоединяйтесь!

https://t.me/freedomtolinderman

Желающие поддержать наш сайт могут это сделать, переведя посильную сумму на счёт Правозащитного центра “Китеж”. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH

EE332200221063236182

Пояснение: annetus

Стоит прочитать!

Александр Гапоненко: “О приговоре Сергею Середенко”

Будем надеяться на оправдательный приговор во второй инстанции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.