Анна Чадвик: “Царь 2”

Сидим вчера вечером перед телевизором, карантин коротаем. Как раз очередная серия про Эркюля Пуаро начинается. Кот наш Царь, весь день продрыхший на кровати возле уютного радиатора с краткими перерывами на визит к холодильнику, проснулся, вышел, зевнул и собрался в сад. Надо отметить, что царского достоинства у него выше ушей. Он не клянчит, не просит, он даже не намекает – он ждёт. Ждёт, пока подадут, пока обслужат, пока догадаются, о чем он подумал.

Встала. Открыла французское окно. Кот помедлил на пороге (голова уже в саду, хвост пока ещё в комнате), но решил мнения своего не менять и ускользнул во тьму, обернувшись напоследок. Зрелище несколько апокалиптическое: из ночного мрака светят два светло-желтых глаза без ничего, поскольку остальное сливается с темнотой.

Французский сыщик появился на экране, украли изумрудное ожерелье, закрутилась интрига, я закрыла окно и села на диван под бочок к Д.

Минут через пятнадцать краем глаза заметила движение в саду. Отвлеклась от ожерелья, всмотрелась, нет никого. И так несколько раз.

Вдруг в окно настойчиво постучали, мягко и дробно. Ага! Нагулялись, Ваше Величество) и опять видно только два лимонного цвета блюдца без лица. Встала, открыла окно. Стою, жду, когда кот изволит войти, а он не торопится. Он ещё не все дела закончил.

А в телевизоре происходит интересное, там уже стрельба и погоня, капитан Гастингс набил на лбу шишку, Пуаро влюбился в русскую княгиню, а я смотрю одним глазом на экран, вторым кошу в сад.

И вдруг – стремительно в приоткрытое окно проскакивает Царь с сухим листом в зубах, одним плавным движением скользит к Д. и кладёт сухой лист к его ногам. Заинтересованный Д. наклоняется и недоверчиво говорит:

– Мышь.

Послышалось?

– Что ты сказал?

И Д. повторил специально для глухих:

– Маленькая мышь. Он поймал мышь!

Пока я хватала телефон, чтобы запечатлеть царскую добычу, Д. наклонился и пальцем тронул мышь.

От прикосновения добыча ожила. Кто б мог подумать, что мышь несётся со скоростью реактивного лайнера? Пока я стояла, разинув рот, мышь метнулась мне под ноги одновременно с котом, перепугав неожиданностью и стремительностью действий. Я чуть телефон не уронила.

Мышь исчезла где-то под мебелью, а кот воссел с гордым и удовлетворённым видом посреди комнаты и принялся вылизывать плечо.

Перспектива намечалась веселая. Мышь предположительно оставалась в доме на ночь, на все наши попытки побудить Царя заняться поисками и ликвидацией грызуна кот смотрел на нас желтыми глазами, молча намекая, что не царское это дело – мышей ловить. И пришлось нам, позабыв про влюблённого Пуаро, украденное ожерелье и шишку на голове капитана Гастингса, вооружившись полотенцем, светя себе фонариком и ползая на карачках, отодвигать мебель, обшаривать углы и закоулки в поисках мыши.

Кот наблюдал за нашей суетой внимательно и снисходительно.

И мы даже почти накрыли мышь, укрывшуюся за колонкой спикера, но снайперский бросок полотенцем не достиг цели – мышь опередила полотенце, шлёпнувшееся об дверь, и телепортировалась в другой угол. Под телевизор. И все началось сначала.

– Так мы ее не найдём, – сказала я. – Придётся оставить дверь закрытой, а окно открытым. Ночью все успокоится и мышь уйдёт сама.

Наверное, так и прошлось бы поступить в конце концов, но в дело снова вступил кот. На его усатой царской морде так и читалось «Эх, что б вы без меня делали! Ничего доверить нельзя»

Кот подошёл к тумбе и лапой потрогал угол, указывая фронт работ. Мы с готовностью отодвинули угол и кот пролез за тумбу. Там он проявил неожиданную прыть, в результате которой серый комочек прошмыгнул вдоль стенки и попытался уйти в портал, но вовремя использованное полотенце помешало ему это сделать. На этом миссия завершилась. Мышь попала в царские зубы, там и окончился ее земной путь.

Детектив мы практически пропустили, вместо этого у нас был экшн.

Стоит прочитать!

Ульяна Меньшикова: “Про деда. Часть 2”

Дед поднимает руку и всё также молча начинает мне грозить кривым артритным пальцем, а потом легко щёлкает меня им по лбу. Что-то горячее начинает течь по лицу. И опять я лежу бревном, не в силах отмахнуться, про перекреститься даже мысли не возникло, сознание могло только воспринимать увиденное, ничего не анализируя и не пытаясь сопротивляться ничему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *