АРХИПЕЛАГ БАЛТЛАГ. Письмо русского Гулливера из узилища Лилипутии

Postimees сообщает, что в 2022 году «эстонцы выпили 11,1 литра абсолютного алкоголя на человека». Кто?! Кто выпил мои 11,1 литра?! Выйду — найду!

(прим. Егмг: и ведь скоро выйдет, скрещиваем пальцы:)

Особенность книг со штампом «Tallinna vangla raamatukogu”, точнее, одна из особенностей — обилие пометок. Пометки в библиотечных книгах или книгах из букинистических магазинов всегда занимали меня: не помню ни одного случая, чтобы мы с их авторами были «на одной волне». Вплоть до того, что читаешь на полях – «Глубокая мысль!», – а сам недоумеваешь – «Где?!»

О тщеславии граждан бандитов я уже писал, и вот это наблюдение — о том же. Достижения граждан бандитов — это богатство и «громкие дела». Это то, что приносит славу и авторитет. Получается не у всех. Но есть еще один способ возвыситься — унизить окружающих. Или вообще кого-нибудь. Ведь унижая кого-то, сам ты при этом возвышаешься, не так ли?

Вот взял с полки книжку некоего Сергея Семерова «Департамент «Х». Прицел бога. Спецназ.» Разумеется, в мягкой обложке. Фото пожилого автора в бандане цвета хаки и в маскхалате. Написано, что «служил техническим специалистом в спецуре ГРУ». И на фронтисписе читаю рукописную фразу: «Автор явно не служил не то что в спецназе, но даже срочную в армии».

И вот такого — много.

***

Фиксирую, насколько могу, особенности новейших политических процессов. Нижеследующее прошу считать добавлением к ранее сказанному.

1) Эксперты. Специалисты. Без них — никуда, начиная еще с первого процесса Альгирдаса Палецкиса. Он мне прислал тогда «акт экспертизы» его знаменитой фразы «свои стреляют в своих». Какой-то лингвист из Вильнюсского университета подробно расписал, что эта фраза идеально соответствует составу преступления. Судье оставалось только скопировать этот акт в свое решение.

Вместе с тем, и я уже писал об этом, задача экспертов (ekspert) и специалистов (asjatundja) – «преодоление незнания суда». Прокуратура, представляя суду эксперта по «гибридной войне», например, предполагает, что суд про гибридную войну ни хрена не понимает. Это — формально. Фактически же эксперты являются ключевыми свидетелями обвинения. Особенность экспертов в политических процессах ярко проявляется в том, что судьи НИКАК не обозначают границы своего незнания. С их стороны — полное отсутствие вопросов. Тему эту следует исследовать глубже и развить, но тезис понятен.

2) Переквалификации. Эта особенность обозначилась совсем недавно. Т.к. политические преступления выдумываются, то переквалификация — это такое прямое признание того, что выдумка — тухлая. Нужна другая. Неизменен итог – «Ты сядешь!»

В чем разница между Латвией и Эстонией? В Латвии новости на русском языке начинаются с электросамокатов, а в Эстонии — с четырехколесных мопедов.

О приговоре Госсуда узнал по ТВ — в одну строку. Записался к компьютеру, прочитал. Первые эмоции? Обрадовался тому, что сохранили рукописи. «На волне» прочитал еще одно решение Госсуда — по Герли Мутсо, вынесенное тоже 16 июня. Сравнение этих двух решений, а оба они по СТ. 235-1 УК, даёт изрядную пищу для размышлений. Потому как г-жа Мутсо, несколько можно судить — реально шпионка, занималась вербовкой, в том числе Тармо Кыутсс, в «ряды» китайской разведки.

Я тоже, согласно обвинительному акту, сотрудничал аж с семью служащими российских спецслужб, а именно СВР, ФСБ и ГРУ. В обвинительном акте так и написано: такой-то — офицер ГРУ, такой-то — ФСБ и т. д. Самих имен в решении Госсуда нет.

Что же осталось? Вот п. 22 решения: «Доказано, что отмеченные в обвинении лица были связаны с российскими правительственными учреждениями, в т.ч. с учреждениями госбезопасности, и действовал в их интересах и по их заданию. Уездный суд, опираясь на доказательства, показал и то, как деятельность обвиняемого выполняла цели внешней политики и политики безопасности России. Этим опровергается утверждение защитника о том, что С. Середенко действовал в качестве независимого учёного, эксперта, журналиста или правозащитника».

Во как! Т.е. обвинение вообще не смогло доказать причастность моих знакомых (в разной степени) к разведке — ну и что? Если смысл процесса в моей дискредитации.

Дальше — п. 23, касающийся свободы слова. Это прелестно, поэтому с удовольствием перевожу, а вы наслаждайтесь:

«В демократическом государстве у лица есть право обнародовать свои убеждения и идеи, писать статьи, рукописи и т. п. В то же время схожесть убеждений идей обвиняемого с российскими нарративами нельзя считать случайной. Такую случайность можно было бы счесть жизненно достоверной лишь в случае, если бы у обвиняемого отсутствовали контакты с указанными в обвинении лицами». Это — совершенно новый взгляд на свободу слова.

Ну и цитата из решения по делу Г. Мутсо. Там тоже много очаровательного, но один фрагмент имеет прямое отношение к моему делу. Напомню, что в обвинении «деятельность против самостоятельности, независимости и территориальной целостности Эстонской Республики» упоминались…100 раз. Без какой-либо конкретики. Не последовало ее и во время суда. А теперь вот Госсуд «объяснил», почему. Причем объяснил не мне, а адвокату г-жи Мутсо, который задавался тем же самым вопросом. Что же оказалось? Из п.32:

«Наивным и беспредметным является представление защитника и обвиняемого о том, что в обвинении должно быть сформулировано, как сбор и передача информации со стороны Г.Мутсо, а также вербовка лиц, имеющих доступ к Государственной тайне и засекреченной информации международного характера, подвергла угрозе самостоятельность, независимость и территориальную целостность Эстонской Республики. Еще менее предметным является представление о том, что в обвинении должно быть указано, в чем выражалась деятельность Китая против самостоятельности, независимости и территориальной целостности Эстонской Республики. Защитник таким образом хочет, чтобы обвинение содержало причину для международного скандала между двумя государствами. (…) Всякое сотрудничество с зарубежной разведкой по неофициальным каналам, а также со стороны не уполномоченных на это лиц представляет собой сотрудничество с внешним врагом и уголовно наказуемо».

Эти решения еще смаковать и смаковать…

***

Как только Путин произнес в отношении российско-украинского военного конфликта слово «переговоры», как в Эстонии немедленно заявили о создании Эстонской народной партии.

Которая за «добрососедство», отмену «серых» паспортов (в сторону гражданства ЭР, а не депортации) и т. д. То есть за все то, за что выступали ОНПЭ, Конституционная, потом Левая партия, а потом КOOS. Для KOOS это закончилось тюрьмой. Почему? Да потому, что неправильные люди за это взялись. Вот в числе создателей этой новой «народной» партии — три эстонца. То есть создается очередной симулякр. И набранные KOOS голоса кого-то с Тоомпуйестее напугали, и резерв для «переговоров» иметь надо. А мы пока в тюрьме посидим.

***

Свое отношение к войне я по краткости довел до афоризма. Вот он: «Поражение России я переживу. Победы Украины не переживет никто».

***

Александр Гапоненко получил решение ЕСПЧ по своему делу. Отказ в удовлетворении. Если коротко, то свобода слова в Европе на русских не распространяется. Это, в общем, было секретом Полишинеля, но вот так вот, сформулированное ЕСПЧ…Свое дело я вел именно к ЕСПЧ, и именно в разрезе свободы слова, а тут — на тебе! Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Писать теперь жалобу туда или нет? Надоело мне это «моё» дело хуже горькой редьки…Не хочется этим заниматься еще и потому, что в голове куча всяких научных замыслов. В частности, после развала СССР Европа продемонстрировала такое активное отторжение от себя оказавшихся в ней русских, такое фарисейство в отношении собственного ценностного ряда, что впору исследовать этот феномен на цивилизованном уровне. Ни в первую, ни во вторую волну эмиграции такого отторжения не было.

***

Так как мне разрешили сохранить мои рукописи из компьютеров, которые должны будут уничтожить, то планы (или грезы?) связаны еще и с тем, что там есть. В частности, хочется закончить работу по академической свободе.

***

Спасибо всем, кто откликнулся на мою просьбу помочь Андрею Андронову. Это — большое дело, спасибо!

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Владимир Линдерман: “Если это не русофобия, то что это?”

Между тем, от российских граждан, имеющих многолетнюю устойчивую связь с Латвией, требуют сдачи экзамена по латышскому языку под угрозой депортации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sahifa Theme License is not validated, Go to the theme options page to validate the license, You need a single license for each domain name.