ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Письмо русского Гулливера из узилища Лилипутии 3

Письмо получено адресатом Еленой Григорьевой 15/11/22 и снабжено небольшими комментариями в скобках под ником Егмг.

Благородная Алла Березовская прислала кучу кроссвордов, за что ей отдельное спасибо. Сижу, пытаюсь проникнуть в особенности мышления составителей этих…головоломок. Вот в МК-Латвия обнаруживаю кроссфорд с таким вопросом: «С т.зр. Фаины Раневской, … – это когда в доме есть телефон, а звонит будильник.» Это я знаю. Это одиночество.

Раневская — это замечательно, но фраза, как я думал, принадлежит моему приятелю Володе Мельникову, который неоднократно приводил ее мне как свое самое замечательное достижение в литературе. Не насмехаюсь: Володя — юморист, бывший «зав.» клуба, если не ошибаюсь, «Сверстник» в «Молодежи Эстонии». Номер за 19-25 октября — это если кто случайно Володю увидит. Потому как последние годы он был в Питере.

/ну и память у вас, коллега! Навскидку номер газеты той молодежи, которая далече…А насчет того, что фраза стала мемом, кому бы она ни принадлежала, это означает высшее признание народа — народная мудрость анонимна и скромна:) – егмг/

Кстати, надо было видеть, как письмоносица вскрывала Аллин пакет. Газеты-то на русском, а все российское запрещено! Пришлось вдвоем на каждой газете выискивать, что произведены оне в Латвии.

Еще: прислали мне тут выпуск «Столицы» таллинской — оказалось, можно читать. Даже выписал себе телефон Саши Чаплыгина. Но трубку он не берет…

/Все, Саша Чаплыгин ушел с поста глав.реда «Столицы», будет теперь исключительно политикой заниматься при Кылварте. Может, оттого и трубку не берет, политика — дело стремное. – егмг/

Новость: защитник Седаков по моей просьбе выяснил у суда, можно ли публиковать решение суда. Оказалось — нельзя. Ответ — устный, как я понял, т. е. Следов нет.

А это значит, что абсурд продолжается. Секретных документов в деле нет вообще, но, несмотря на это, суд объявил процесс закрытым, а на меня повесил все мыслимые запреты. Сейчас вот запрет сняли, решение вынесено, но публиковать (выдержки из) него — нельзя. В противном случае на меня могут обрушиться уже не запреты, а новое уголовное дело.

Игра в одни ворота продолжает иметь место. На оглашении приговора судья Астрид Аси не просто зачитала резолюцию, а еще 15 минут, если чувство времени меня не подвело, излагала обстоятельства дела и мотивы, которыми руководствовался суд. Все это я слушал молча и в наручниках, под объективами телекамер. Меня спросили, понятно ли мне решение суда, после чего увели.

Повторю: суд огласил (некоторые) материалы дела! Несмотря на закрытый процесс! А мне — нельзя. Защитник тоже в растерянности — а это как?

Зато ведущий государственный прокурор Таави Перн охотно встал перед микрофоном и сказал, что одна из задач, главных задач этого судебного процесса — общая превенция, т. е. Предупреждение. Не делайте так, как Середенко! А как сделал Середенко, рассказывать нельзя…

/Вона как! Превенция…То есть я так понимаю, всем слишком умным приготовиться, потому что проявления ума и здравого смысла в любой момент могут войти в противоречие с интересами национальной безопасности. Причем, когда и где, в каком пункте, сие непредсказуемо никак, кроме как по принципу: шибко умный. – егмг/

Завидую Майлис Репс. Сидит в передаче Pealtnägija ETV (самой рейтинговой), положив ногу на ногу, и рассказывает населению страны о том, как она то ли присвоила, то ли не присвоила себе государственную кофеварку. Отвечает только на те вопросы, отвечать на которые считает нужным. И никто не надевает на нее наручники и не выводит из студии.

Кофеварка — это понятно.

/Да, кофеварка — это подотчетная, то есть задокументированная улика, на том стояла раньше вся машина правосудия. – егмг/

А что сделал я? Одна из претензий ко мне прокурора – «высмеивал, т. е. дискредитировал государственные учреждения».

/«Высмеивал», КарлЪ! Видать, так высмеивал, что нечего возразить было, я ж говорю, шибко умный, такие самим своим существованием подрывают все их фейковые рейтинги. Однако, каковы же улики этой дискредитации? Каковы ее первопричины? Разве не являются причиной смеха объективные недостатки нашего управления? А смех — это симптом болезни общества, а не улика против указавшего на эту болезнь диагноста. – егмг/

В своем заключительном слове я назвал с пяток эстонских телепрограмм, которые занимаются тем же самым. И, главное, продолжают заниматься…

/Да, титульным тут у нас позволено чуть больше свободы слова, но так — на уровне анекдотов и карикатур, дать обывателю выпустить пар. – егмг/

А еще применительно к Департаменту Охранной полиции я постоянно пользовался уничижительным словом «охранка».

/Это уже вовсе произвол…Лезут в епархию неродного языка указывать носителям, как переводить их наименования того-сего…- егмг/

Мои попытки объяснить суду, что в русском языке суффикс «к» официально именуется уменьшительно-ласкательным, успеха, видимо, не имели…:)

А еще меня уволили с работы. Обстоятельства интересные.

В июле получил уведомление об «отступлении от (трудового) договора» с 1 сентября. Притом, что переписка мне была запрещена. Как? – спросите вы. А вот как: работодатель послал письмо (уведомление)…тюрьме, а та передала его мне как уже свой документ. Мог ли директор гимназии сам до этого додуматься? И вообще, почему нужно увольнять меня с 1 сентября, если 22 сентября — приговор? Вот полтора года не надо было увольнять, а теперь вдруг приспичило? Не иначе как уменьшительно-ласкательное учреждение и надавило, и подмазало…

Естественно, я обратился в комиссию по трудовым спорам. Потому как в общем случае суд интересует про тебя три вещи: судим ли ранее, есть ли жилье и есть ли работа. Это важно для УДО, и я, будучи реалистом, должен это учитывать. Комиссия назначила заседание на … 27 сентября, хотя я написал, согласен на письменное производство. А что — конфликта между сторонами нет, вопрос чисто правовой, потому законодательство не говорит ни словечка о том, что делать с работником, который отлынивает от работы по такой нелепой причине, что он, видите ли, в тюрьме.

/Вот, да, вопрос непраздный. А стаж за отсидку идет? И куда? – егмг/

27 сентября я на заседание комиссии не явился. По понятной причине. Заранее позвонил адвокату и попросил передать, что меня не будет. Тот мою просьбу выполнил и уточнил, что не является моим представителем в трудовом споре. На этом основании комиссия дело прекратила.

Тут самое время рассказать про охранников. Ничего плохого не скажу. Специфика их работы такова, что времени посидеть и поиграть в Angry Birds, особенно днем, нет. Утренняя и вечерняя проверки, сопровождение баландёров, сопровождение на прогулку, с прогулки, к врачу, на свидание, разнос бумаг и т. д. и т. п. Это я к тому, что твои ходатайства, которые EXTRA, возможны тогда, когда у них найдется для этого время. И твои сроки — это твои проблемы. Вот, например, у меня пошла вторая, последняя неделя на подачу апелляции. Мне нужно посмотреть в компе решение Госсуда, на которое ссылался уездный суд. Заявление я подал в пятницу, а сегодня вторник. У компа я так и не был, хотя каждый день напоминаю. А время уходит.

Или вот с той же комиссией: уведомление мне прислали в одном экземпляре, разумеется. А в комиссию хорошо бы отправить два, да еще один себе оставить, т. е. нужно заказывать копию. Пишу заявление. Никто не идет. Сроки выходят. В результате пришлось выслать оригинал уведомления, и сам я остался без документов…

Сегодня, 10.11, встречался с адвокатом по поводу моей апелляции. Уточнился один момент: по поводу публикации решения суд ответил письменно. А когда адвокат поинтересовался, что ему отвечать на вопросы журналистов, судья сказала, что пусть звонят ей — она ответит.

Зашибись!

В знак солидарности с Украиной борщ теперь дают два раза в неделю. Только называют второй для конспирации «свекольный суп».

NB! Информация для желающих поддержать Сергея Середенко

Поддержать материально можно, перечислив посильную сумму на счёт его брата:

EE201010052000108005

Vladislav Seredenko

Адрес для писем: Sergei Seredenko, Tallinna vangla, Linnaaru tee 5, Soodevahe küla, Rae vald, 75322 Harjumaa, Estonia.

И главное, приходите на заседание суда, которое состоится 9 декабря 2022 года в 9:30 в зале 222 по адресу Пярну мнт 7!

Стоит прочитать!

Руслан Панкратов: “Зачем нам нужны судьи?”

Нас всех можно посадить за решётку только потому, что у тебя альтернативный взгляд или мнение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *