Денис Тукмаков: “Счастье быть русским”

Имитация орального секса у Василия Блаженного, задница на фоне Исаакия, Моргенштерн о Дне Победы — о чем это все? О циниках на зарплате. Они суют пальцы нам в раны, а когда мы воем от боли — строят удивленное лицо: “Это чой-то мы такие ранимые? Такие тонкокожие?” И вновь ковыряют там, где больно.

Откуда взялись наши раны?

Мы стали ранимы, потому что посреди тотального стресса, толкаясь в каком-то безвременье, напуганные, без денег и без понятного будущего, мы слишком сильно цепляемся за корни, без которых мы — вообще не пойми кто. Церковь, День Победы, Россия — от отчаяния наша любовь к ним в какой-то момент сделалась чересчур сентиментальной, точно это милые котики. Ткни в них — мы и расплачемся.

Но ни Церковь, ни День Победы, ни тем более Россия не нуждаются в нашем страхе за них. Они явились в мир не для того, чтобы стать нам уязвимой пятой. Они и без сторожей прекрасно обойдутся.

Если ты верующий, о мой брат во Христе, — то прекрати уже оскорбляться чем ни попадя. Мир полон бесов — спасай свою душу. Первохристиан не оскорбляли гонения Нерона, святые не подавали на мучителей в суд. Оскорбительна не чья-то задница на фоне креста, оскорбителен собственный грех.

Если День Победы для тебя — русская Пасха, главный на свете праздник, символ победы народа над смертью, то ты и сам прекрасно знаешь: та Победа была безусловной. Одной на весь народ, прошлый и будущий. Она была добыта не только ради праведников и не для одних лишь последующих подвигов. Она случилась в том числе для того, чтобы ничтожный потомок в давно освобожденной стране, хамло и пошляк, мог разевать варежку по любому случаю. Если Россия в твоих глазах — самое дорогое сокровище, то стоит ли переживать, что оно не досталось чужому горцу? Не каждому дарована величайшая в мире судьба — быть русским человеком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *