Димитрий Кленский: Дворцовый переворот в «демодёжах» – 3

(Размышления о последнем политическом кризисе в Эстонии)

Похоже, подав в отставку, председатель правительства Юри Ратас, предал партнёров по коалиции, чтобы в сговоре с реформистами-глобалистами поделить власть и превратить центристов в  их вассалов, а самому стать  – Президентом ЭР.

ЛЮДЯМ ПУДРЯТ МОЗГИ

Смысл референдума о семье

Главной видимой целью конфронтации правящей коалиции и оппозиции стал законопроект о референдуме по вопросу брака. Его инициировали почти два года правившие партии – центристы и ультранационалистические – EKRЕ и «Отечество» (Isamaa). Подражая Байдену, то есть, игнорируя реалии, парламентская  оппозиция и Президент ЭР сразу выступили против этого. И стали сознательно упрощать проблему статуса семьи и сожительства – так легче манипулировать обывателем.

Но особо вульгарное понимание проблемы выказала центристка, евродепутат Яна Тоом. На ЭТВ+ в передаче «Своя правда» она сказала нечто весьма сомнительное: «Много ли среди сторонников традиционной семьи людей, которые венчались в церкви, прожили вместе всю жизнь, умерли в один день и родили 150 детей?» и ещё: «Вся эта дискуссия концентрируется на том, как именно люди технически занимаются сексом. Это не имеет отношения к институту брака. Это имеет отношение к градусу ханжества в нашем обществе». Во-первых, она как раз и подтверждает, что институт семьи, как «моногамный, церковный, многодетный брак» приобрел тенденцию к разрушению.

Но это-то как раз и волнует сторонников традиционной семьи, а вовсе не «техника секса» людей разной сексуальной ориентации.

Противники референдума считают, что нет смысла вписывать в Конституцию ЭР упоминание о том, что семья это – союз мужчины и женщины, поскольку это уже зафиксировано в статье 1 Закона ЭР о семье. К тому же никто не выступает против этого.

Гонимое эстонскими СМИ Целевое учреждение «Сохранение семьи и традиций» (SAPTK) парирует: «Если либералы на самом деле не желают менять понятие семьи, то у них на самом деле не должно быть ничего против внесения этого понятия в Основной закон». Цель противников референдума была в том, чтобы добиться по примеру скандинавских стран постепенного и малозаметного уравнивания прав традиционной семьи с браком сожителей. Для этого они в своё время оседлали своего «троянского коня» –   добились принятия действующего и ныне закона о сожительстве, по которому права однополых сожителей во многом уравнены с правами супругов традиционной семьи. Следующий шаг либералов – абсолютное уравнивание юридического статуса «гомосемьи» и традиционной семьи. А значит, и право растить детей.

Неслучайно сразу после отставки правительства Ратаса и  исключения из повестки дня парламента обсуждения законопроекта о референдуме, социал-демократы и даже центристы предложили  приравнять договор о сожительстве с заключением традиционного брака, записав это в Закон о семье. У консерваторов свой довод: а согласие детей на это испрашивают? И вопрос не в том, что дети не способны ответить на этот вопрос, а в том, что их ставят перед фактом, при этом создавая условия для ломки их традиционной, данной природой сексуальной сущности, а значит, возможно, всей дальнейшей судьбы.

Подоплёка схватки – глобализм

Сказанное для здравомыслящего человека лежит на поверхностности. Но «кощеева смерть» для EKRE и Isamaa была сокрыта от глаз общественности. Её не афишируют глобалисты, поскольку для них цель либерализации самого понятия традиционной семьи направлена на её разрушение, как относительно самостоятельной ячейки общества и относительно независимой от государства. Добившись помимо этого других частных целей, либералы намерены сформировать  во всём мире легкоуправляемую человеческую массу, чтобы глобалисты смогли реализовать свою мечту о ещё большем – наднациональном управлении государствами и странами. Поледнее означает разрушение государства и народа, как этноса. В этом собака и зарыта. Против этого (умаления национального фактора) в условиях объективного углубления финансово-экономической глобализации мирового сообщества по большому счёту и выступает пусть и ультранационалистическая и русофобская народно-консервативная партия EKRE и другие сторонники изоляционизма и евроскептики.

Вот почему эта партия симпатизирует Трампу, а не Байдену, оставаясь верным союзничеству Эстонии с США и Западом в целом. 

Вот почему, и это стоит повторить, на самом деле противники EKRE,  сами тоже русофобы, но сторонники глобалистов во главе с Байденом, так истово мажут национал-консерваторов дёгтем, обвиняя их, больше всего, но во многом и демонизируя, в профашизме. На самом деле за этим пороком больше крикливости  и идеологического примитивизма, свойственного хуторскому мышлению и ментальности. Не забудем: корни EKRE во многом произрастают из представителей деревни, сельской интеллигенции. И не случайно экс-президент ЭР Арнольд Рюйтель, выросший в деревне, в прошлом крупный учёный-аграрник, стал почётным председателем и гордостью этой партии.

Ставленник атлантистов Брюсселя

Но отчего Президент ЭР  Керсти Кальюлайд так откровенно, казалось бы, рискуя репутацией, вмешалась не только во внутриполитическую и даже внутрипартийную жизнь, и даже в работу Рийгикогу? Хотя всем известно, что Эстония по Конституции – парламентская республика, а глава государства – фигура представительская.  

И потому не без оснований лидеры партии EKRE дали понять, что у Керсти Кальюлайд нет морального права «командовать парадом». Мол, она не была политиком до своего избрания, работала на сравнительно скромных должностях  до президентства, в частности, и  в Европейской счётной палате, а Рийгикогу, хоть и голосовал за неё в чрезвычайной ситуации (все другие кандидаты, исчерпав все законодательные возможности, не сумели одолеть друг друга), по сути, назначил её в президенты.

Она стала «котом в мешке» не только для эстонской общественности и политэлиты, но и политиков. Её буквально доставили из Люксембурга в Таллин и она, по понятным причинам не афишировала, что является полпредом атлантистов, проводником реализации их планов.

И вот, в последний год своего президентства представилась возможность отличиться, повысить свой международный рейтинг, не особо обращая внимание на правила политической игры. Тем более, что боготворимый ею глобалист Байден вообще не выбирает средств в захвате власти в США, а она и Ратас, не стесняясь, закрыли на это глаза. А тут приближается конец срока её президентства и она уже живёт в ожидании победы в конкурсе на должность председателя Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Кстати, в борьбе за это престижное место Керсти Кальюлайд открыто, но неубедительно, то есть русофобски, малоубедительно выступает и против образования на русском языке: «… русскоязычная община у нас не настолько большая, чтобы хорошо обучать в школе на русском языке, поэтому я не считаю эту систему жизнеспособной». Что ж, и это пойдёт в зачёт к удовольствию русофобского Запада.

/Продолжение следует/

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: Бурное лето 1940 года в Эстонии – результат «Мюнхенского сговора», а не «пакта MRP»

Как исторические вихри и мировая политика перед Второй мировой войной жестоко ломала судьбы людей в Эстонии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *