Димитрий Кленский: “Каллас и Репс: Хватит лгать над пропастью во лжи!”

Эстонизация «русской школы»: обман, демагогия, лицемерие.

Казалось бы «задний ход», который только что дала премьер-министр Кая Каллас в вопросе полной эстонизации, должен приветствоваться. Увы, по сути, она осталась при прежней точке зрения, которую излагала при формировании коалиционного правительства. Это – полная эстонизация «русской школы».

О своей «новой» концепции, как недавно сообщил портал rus.err.ee, премьер-министр поведала в ответе на запрос депутата Рийгикогу, социал-демократа Евгения Осиновского и в интервью с журналистом Андреем Титовым программе «Особый взгляд» на Радио 4.

Курам на смех!

И так, витиеватый ответ Осиновскому: «Еще несколько лет назад 80% населения Эстонии хотело, чтобы обучение эстонскому языку начиналось с детского сада. Соответственно, нет необходимости ограничивать русскоязычное образование, но важно поддерживать школы, чтобы обеспечить необходимые условия для предоставления качественного образования на эстонском языке. Как для детей, для которых эстонский язык является родным, так и для детей с другим родным языком… Мы считаем важным, чтобы качество образования, в том числе владение эстонским языком, не зависело от языка обучения в школе».

А вот ещё более витиеватый ответ Андрею Титову, который поинтересовался реакцией премьер-министра на последнюю речь Президента ЭР Керсти Кальюлайд: «Я тоже слышала эту речь. Должна признать, что она  немного напугала и меня. По-моему, важно, что унификация ландшафта эстонского образования – естественный процесс, и он идет в правильном направлении. Вопрос в том, как эффективнее содействовать этому. В действенных советах и поддержке нуждаются учителя, которые преподают предметы на эстонском языке в русских школах, и эстонские школы, в которых учится все больше детей с другим родным языком».

А теперь сравните только что прочитанное с тем, что сказала Кая Каллас совсем недавно, 18 января, тому же порталу по поводу переговоров с центристами о формировании нового коалиционного правительства: «По её словам, план (полной эстонизации образования – прим. автора) предусматривает сначала сосредоточить внимание на детских садах, где легче начинать, а затем продвигаться постепенно с привлечением общественности. «Мы согласовали план действий по обучению на эстонском языке, который начинается с дошкольного образования и продолжится до окончания гимназии»,  – пояснила Каллас».

Тогда же переговорщик с реформистами от Центристской партии Майлис Репс отметила,«что дополнительные деньги на изучение эстонского языка не означают, что школы с русским языком обучения будут закрываться. «В соответствии с сегодняшним соглашением мы создадим дополнительные возможности и укрепим возможности в дошкольном образовании. Сегодня массовое закрытие какой-либо школы не планируется и не рассматривается», – сказала Репс».

Тень на плетень

Ну, чем отличается позиция Президента ЭР Керсти Кальюлайд и премьер-министра Кая Каллас? Да, ничем, если отбросить демагогическую мишуру и игру словами! Так что в ответе Андрею Титову она напугалась на показ, для публики.

Разница лишь в том, что Президент говорила об «обязанности» отдавать детей в школу с эстонским языком обучения. Кстати, в контексте речи вычитывается несколько иное, более мягкое  – из чувства гражданского долга, человеческого желания понять эстонцев, а не об обязанности, предусмотренной законом. То есть Президент ЭР сказала то же самое, что Каллас говорила за несколько дней до её выступления, но ОТКРЫТО, а «напугавшаяся» Каллас осмелилась перечить главе государства, кстати, этим слегка прикрыв её собой, решила, правда неуклюже скрыть под замысловатой словесной ДЫМОВОЙ ЗАВЕСОЙ истинные планы эстонизаторов.    

Итак, что заявила Каллас «переобувшись на ходу»? Она сказала на днях Радио 4, что «унификация (читай: эстонизация) ландшафта эстонского образования – естественный процесс, и он идёт в правильном направлении». А вот что говорила она же ещё в январе: «Мы согласовали план действий по обучению на эстонском языке, который начинается с дошкольного образования и продолжится до окончания гимназии». Так это всё из одной и той же оперы! Или сказанное Каллас до и после президентской речи не говорит также о неизбежности (читай: обязательности) образования на эстонском языке для русских и русскоязычных детей?

Далее, что значит «мы согласовали»? Да, между собой, естественно, не спрашивая мнения у русской и русскоязычной стороны. Не потому ли  Каллас и ввернула теперь «красное словцо», что после этапа детского сада дальше эстонизаторы будут «продвигаться постепенно с привлечением общественности»? Спасибо, что задним числом хоть упомянула общественность, но о какой именно говорит Каллас: об эстонской или русско-русскоязычной общественности? А может, и это вероятнее, о «карманных» русских?

При этом она подстраховалась, дав понять, что мнением народа всё в порядке, мол, несколько лет тому назад «80% населения Эстонии хотело, чтобы обучение эстонскому языку начиналось с детского сада». 80% населения, но среди какого именно? И кто провёл обследование общественного мнения? Об этом – ни слова. К слову, перед сносом «Бронзового солдата» только 37% опрошенных эстонцев были за снос памятника, по Эстонии – 48%. С учётом голосов неэстонцев эти показатели по стране в целом – как минимум, на треть ниже. Но СМИ кричали о всенародной поддержке правительству реформиста Андруса Ансипа. То же самое было перед вступлением в НАТО.

Ещё: речь, по словам самой Каллас, идёт об обучении эстонскому языку в детском саду, и, между прочим, читайте внимательно:  вовсе не об обучении на эстонском языке. Но  имеет она в виду как раз второе. То есть опять подмена понятий. Ну, почувствуйте, наконец, разницу.

Далее. То, что планы эстонизации уже проработаны, не вызывает сомнений, и уже потому, что Каллас не дала чёткого ответа парламентарию Осиновскому на вопрос, планируется ли ограничить права школьников в выборе языка обучения в основной школе? На этой ступени образования, предшествующей гимназической, обучение продолжается до 9-го класса и сегодня там уже каждый шестой учащийся проходит обучение в режиме «языкового погружения» (обучение не менее половины предметов проходит на неродном языке). Вопрос Осиновского закономерен, так как такое обучение возможно только добровольно. А на деле всё происходит добровольно-принудительно, так как русофобский фон общественно-политической атмосферы в стране вынуждает делать выбор в пользу обучения на эстонском языке, менять фамилии на эстонские. Не враги же они своим детям, считают они.    

Шагали задом наперёд?

Итак, главный вывод из очередного (скоро выборы или EER – вотчина Партии реформ?) интервью премьер-министра Кая Каллас журналисту Андрею Титову. Он сводится к тому, что полная эстонизация всё же начнётся сразу, но с детских садов, на что уйдет года три, а после – с первого класса, по словам самой Каллас, всё больше русских и русскоязычных детей, усвоив государственный язык «естественным образом», станет поступать в эстоноязычные школы. Так, и будет решён вопрос о закрытии русскоязычных гимназий, тем более с учётом того, что средний возраст учителей  которых приближается к пенсионному, а замены им никто не готовит и не собирается это делать.

Вот почему неловко, да стыдно, за проявляющих заботу о русских и русскоязычных жителей эстонизаторов, которые заявляют, что СЕГОДНЯ, мол, никто не намерен закрывать русскоязычные школы и гимназии. Просто им дозволено сгинуть в течение лет десяти, максимум пятнадцати. Мол, потому СЕГОДНЯ и волноваться не стоит. Между тем, пилотный проект удушения «русской школы» уже отрабатывается в городе Кейла, где местная власть, экс-министр Репс и суды фактически дали добро на поэтапный переход к эстонизации всего образования в Эстонии.  

Нельзя не отметить то, как тонко Кая Каллас разводит русское и русскоязычное население, которое она вместе с центристами   считает возможным, не то гипнотизировать, не то водить вокруг пальца. Она заявляет, что «нет необходимости ограничивать русскоязычное образование, но важно поддерживать школы, чтобы обеспечить необходимые условия для предоставления качественного образования на эстонском языке. Как для детей, для которых эстонский язык является родным, так и для детей с другим родным языком…».

То есть, вместе с эстонизацией детсадов начнётся дополнительное финансирование и оказание помощи (переподготовка учителей) – неэстонским детям, обучающимся в эстоноязычных школах и гимназиях, а также преподавателям-предметникам русскоязычных школ и гимназий, ведущих обучение на эстонском языке.

Получается милая картинка – параллельное существование эстоноязычного и русскоязычного общего образования. И вот Каллас уже мечет бисер: «Нет необходимости ограничивать русскоязычное образование», или «Мы считаем важным, чтобы качество образования, в том числе владение эстонским языком, не зависело от языка обучения в школе», или «Потому что хорошее владение родным языком – основа для изучения следующих языков».

Но, СТОП! Та же Каллас говорит обратное – план унификации (это на камуфляжном языке), то есть эстонизации, «предусматривает сначала сосредоточить внимание на детских садах, где легче начинать, а затем продвигаться постепенно…». Она же:  «Для того чтобы поэтапно реализовать план действий по обучению  на эстонском языке, мы предоставим дополнительное финансирование». Внимание! Речь о финансировании обучения, а не изучения. И, наконец, открытым текстом: «Мы согласовали план действий по обучению на эстонском языке, который начинается с дошкольного образования и продолжится до окончания гимназии».

Вот и вся интеграция и переплетение. Это мыльный пузырь, который лопнув, к радости эстонизаторов и русофобов обернётся ассимиляцией и дерусификацией!

Учиться на эстонском?

Эстонизаторы последовательны, следуют заповеди Конфуция «Даже путь в тысячу ли начинается с первого шага». Но для русских и русскоязычных этот первый шаг ведёт к их уничтожению в XXI веке, как исчезли в Прибалтике много веков назад такие племена, как балтославяне – пруссы и финно-угры – ливы. Поэтому они и считают естественным владение, как родным, так и в совершенстве эстонским и английским языками. Они признают Эстонию родиной, они давно демонстрируют лояльность к ней, с удовольствием приняли ценности общества потребления, как образ жизни, хотя при этом терпят межэтническое неравноправие, наконец, они законопослушны, несмотря на то, что их новая Родина считает врагом Отчизну их предков. Поэтому вопрос эстонизаторам: что вам ещё нужно, нет других проблем в стране? 

Один ответ напрашивается сразу – впереди выборы, точно так же, как это было в 2007 году. Тогда с помощью русофобской акции со сносом «Бронзового солдата» реформисты на годы пришли к власти. Сегодня картина та же – Партия реформ намерена снова взять куш на нескольких предстоящих выборах уже на новой волне русофобии, убеждённые в том, что русская и русскоязычная молодежь  уже не взбрыкнет. И это не парадокс, что русофобия поднимает рейтинг Партии реформ, как и то, что  снижает поддержку электората их партнёров по правительственной коалиции – центристов.

Поразило Радио 4, подтвердив утверждения, что ERR – не общественно-правовая радиотелевизионная корпорация, и, если не  государственная, то рупор Партии реформистов. В последнем интервью с Кая Каллас выдала такую сентенцию: «В 2021 году в Эстонии, безусловно, не должно быть «нас» и «вас», у нас есть общая Эстонская Республика, у нас есть разные проблемы, которые мы можем решить вместе, учитывая заботы всех сторон и вместе разумно их обсуждая».

Такая маниловщина вызывает недоумение. При чём тут 2021 год?  И почему это утверждается от имени всех? Почему «без меня меня женили»? А этот словесный сироп: «… у нас есть разные проблемы, которые мы можем решить вместе, учитывая заботы всех сторон и вместе разумно их обсуждая». Зачем себя обманывать, ведь реалии, жизнь говорят о другом?  А такие привычные мантры, как «Мы запускаем план действий, который предоставляет равные возможности для участия в жизни эстонского общества и на рынке труда» или «… эстонская система образования и в будущем должна быть многокультурной и разнообразной»? Они  не только лицемерны, как и все последние 30 лет, но наводят на известное изречение о том, что «благими намерениями вымощена дорога в ад».

И последнее. Не понять, зачем Эстонии нужно всеобщее обучение на эстонском языке и даже не потому, что сами они в «треклятую советскую оккупацию» учились на родном, эстонском языке?

Можно как-то ещё понять, пусть и раздуваемый этнократами, но следы исторического страха перед «пятой колонной» Москвы в Эстонии, даже страх перед гипотетической российской угрозой. 

Но, так или иначе, эксперимент с унификацией образования, если и не преследует целью зачистку эстонского сегмента «Русского мира» за пределами России, в чём сильны сомнения, безусловно, станет прелюдией к планируемому Западом уничтожению России.

Тут уместно вспомнить, как критиковали и критикуют эстонские националисты  Советский Союз  за русификацию Эстонии. Но по этой логике следует заняться самокритикой и ругать родной  Таллин за подавление русского национального меньшинства и русскости.

Впрочем, разумность и русофобия несовместимы.       

Димитрий Кленский

Таллин, 10 марта 2021

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “В Эстонии (и в Прибалтике) наступила «эпоха молчания», как и перед Второй мировой войной”

Для придания видимости свободы мнений «придворные» СМИ, а они все мейнстримные, могут раз в год-два пригласить в эфир и диссидента.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *