Димитрий Кленский: “Кусочек хлеба”

22 июня 1941 года стало эпохальной датой в истории России.

Для одних начало очередной, начатой Западом против неё войны, это – бесчисленные жертвы и герои, воевавшие на фронтах Великой Отечественной войны советского народа против гитлеровсекой Германии и  объединившихся вокруг неё почти всех европейских стран. Для других война – это самоотверженный, приравненный по важности к Победе воистину героический труд в тылу врага.

Война – всегда трагедия, по-особому отражающаяся на каждом человеке, в том числе и на ребёнке. Их было не сотни, не тысячи. Их было миллионы, которых стали называть «детьми войны». Среди них особняком стоят малолетние узники фашизма, труд которых использовали в гитлеровской Германии, над которыми ставили медицинские эесперименты, из которых выкачивали красную кровь славянских «унтерменшей», чтобы лечить вояк-арийцев с «голубой» кровью.  

Малолетним узником фашизма была и жительница Таллина, 86-летняя Ольга Калязинова, которую 26 апреля этого года полиция задержала на горке Тынисмяги, гле ещё 15 лет назад стоял памятник Солдату-Освободителю столицы Эстонии от немецко-фашистских захватчиков («Бронзовый Солдат»). Она зашла на это сакральное на Тынисмяги место со случайно повстречавшейся подругой, почтившей память погибших при освобождении Таллина красноармейцев. Но с Калязиновой, как она вспоминала, разговаривали по-хамски к ней применили физическую силу, причинили травмы, грубо втолкнув в полицейскую машину.

В участке, что в части города Ласнамяэ «злого» полицейского на Тынисмяги заменил его «добрый» коллега. Беседа сразу заладилась, с задержанной говорили спокойно и вежливо. И полицейским стало известно, что Ольга Калязинова – малолетний узник фашизма. Её, пятилетнюю, немцы увезли из России в Германию, как… рабочую силу, через пересылочный детский концентрационный лагерь в Латвии. Событиям той войны и пережитому она посвятила много стихов, некоторые из которых прочитала в участке расчувствовавшимся полицейским. Стражи порядка узнали, что Ольга Калязинова живёт одна одинёшенка, а месяц назад у неё был инфаркт. Кстати, она предупреждала русскоязычного полицейского на Тынисмяги, что он может довести её до нового инфаркта, но тот был беспощаден. Но в итоге «провинившуюся» оставили в покое, доставили домой на полицейской машине.

Сегодня в российский День памяти и скорби, читателям, которым небезразличны эта дата, предлагается прочитать одно из стихотворений Ольги Калязиновой – «Кусочек хлеба». 

Кусочек хлеба предо мною

Кусочек детства моего,

Когда нам в лагере давали,

Он день и ночь сидит во мне.

Когда проснусь я ранним утром

И солнце светит с высоты

В моих глазах кусочек хлеба

Кусочек хлеба из крупы.

Он весом 80 граммов, прозрачный,

Как тонкой нити кружева

Кусочек хлеба, кусочек хлеба

Кусочек детства моего

   Не Родины моей кусочек

   Кусочек от чужой страны.

Он был Спасителем от смерти

Верою, что скоро кончится война

И мы на Родину вернёмся

И вдоволь хлеба поедим.

Не будем больше вспоминать

Ни голода, ни страха,

Ни товарных поездов,

Без крыши и с «рваным» полом,

Без туалета и воды,

Все в общей свалке на соломе,

Ни страшных звуков мессершмитов,

Ни их трассирующих пуль

   Но память все ж сильнее нас,

   Не хочет забывать об этом.

Мне кажется, что судьба автора стихотворения не просто иллюстрация того, к чему тогда привело Зло. Увы, эта тема сегодня снова акутальна, когда Запад, закусив удила, решил дать последний и решительный бой России. Русские и русскоязычные люди, живущие за её пределами, особенно в постсоветском, европейском и англосаксонском пространстве, ощущают, как тут по нарастающей проиходит наступление на русскость и рвутся связи с Россией. Это навевает страшные воспоминания о судьбе, прежде всего, китайцев, славян, евреев и цыган, понесших самые большие потери – миллионы и даже десятки миллионов, погибших, замученных и умерших соотечественников в ходе Второй мировой войны. 

Вспоминая прошлое, надо задуматься о своём будущем, протводействовать повторению нового, теперь русского Холокоста.      

Димитрий Кленский

Таллин, 22 июня 2022.

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Русское затишье. Теперь – навсегда?”

При этом надо дать понять, что никто не имеет право ассимилировать нас, что, оставаясь гражданами, а значит, и сохозяевами Эстонии и её патриотами, мы сохраняем за собой право оставаться и патриотами своей второй родины – России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.