Съемки телеигры "Что? Где? Когда?" на ETV+. (Фото: Vladislava Snurnikova/ERR)

Димитрий Кленский: “Почему молчат жертвы этнического неравенства в Прибалтике, даже, когда расправляются с их защитниками?”

Объявление Шяуляйским окружным судом известного литовского дипломата, политика и журналиста Альгирдаса Палецкиса шпионом стало подтверждением того, что в бессилии противостоять нелицеприятной для властей Литвы правде Вильнюс идёт на карательное правосудие. В силу своей секретности оно позволяет вести такие «дела» негласно и реально бесконтрольно.  

Ложные или сомнительные обвинения в разведдеятельности становятся универсальным инструментом расправы с инакомыслящими в Польше и во всех прибалтийских государствах. На такое предположение наводят гонения и заключение в застенки известных политологов, юристов, правозащитников, общественников, парламентариев, журналистов этих стран. Вот только несколько имён:

Матеуш Анджей Пискорский (Польша),

Палецкис Альгирдас Юставович (Литва),

Александр Владимирович Гапоненко (Латвия),  

Сергей Николаевич Середенко (Эстония).

Власти этих государств учитывают, что в страхе перед репрессиями даже гражданские общества этих стран равнодушны к показательным «экзекуциям» диссидентов. Не замечают репрессий и набравшие в рот воды ОБСЕ, СМИ, международные правозащитные организации, другие структуры Евросоюза. Они игнорируют даже ещё чаще встречающиеся вопиющие случаи на Украине, которую сознательно превращают в пронацистскую анти-Россию.  

Шпионский ноу-хау

Новое «дело» Палецкиса в Литве схоже с открытым этой весной «делом» правозащитника Сергея Середенко из Эстонии. Его подозревают, несмотря на официально отвергнутых представителем МИД РФ Марией Захаровой «в контактах со спецслужбами России», как сказал гендиректор Полиции Безопасности Эстонии (КаПо) Арнольд Синисалу. То есть речь не шла о сотрудничестве с ними по антигосударственной деятельности. Вот что ещё шеф охранки сказал по «делу» Середенко: «Если человек говорит просто, что ему что-то… нравится – это одно дело, но если он занимается своей деятельностью благодаря чужим спецслужбам, то это уже уголовное расследование». Но пошёл уже шестой месяц, а КаПо бессильно выяснить: так что же стоит за этим пресловутым «если»?  

И что самое гнусное! Такое  ноу-хау прибалтийских и польских спецслужб позволяет в назидание другим репрессировать любого человека с неугодным власти мировоззрением. Причём бесконтрольно и безнаказанно. Да, контроль деятельности спецслужб в парламенте существует, но формально, так как из-за государственной русофобии и те, и другие, как те рыбаки, которые видят друг друга издалека.  

Это подтверждает то обстоятельство, что подозревать в работе на Россию во вред Эстонии (сказать точнее: сводить счёты с политическими соперниками под флагом заботы о безопасности государства) становится беспроигрышным приёмом в эстонской политике, да и в Прибалтике в целом. Это подтверждает пример Консервативной народной партии Эстонии EKRE – СМИ уже предъявляют этой… националистической партии претензии за подпевание… Кремлю в отстаивании консервативных ценностей. Что ж там  говорить о тех, кто ратует за нормализацию отношений с Россией, отказ от государственной русофобии.

Всем, как с гуся вода

Показательно, что международное сообщество не намерено даже осуждать репрессии против инакомыслящих в прибалтийских государствах. Всё объясняет русофобия Запада. Тот же Запад с удовольствием и с большим пропагандистским успехом тиражирует по всему миру свои претензии за любое преследование Кремля российских оппозиционеров, кстати, больших любителей нарушать при этом законы РФ. Москва, не имея аналогичного по мощности и распространению своего влияния через СМИ и Сеть на мировое общественное мнение, вынуждено ограничиваться «грозными» заявлениями МИД РФ.      

Вот и последнее – заместителя директора Департамента информации и печати министерства Александра Бикантова: «Данное уголовное дело изначально сфабриковано и носит политизированный характер. Оно является очередным примером использования Вильнюсом карательного правосудия в отношении тех, кто имеет отличный от официальных властей взгляд на вопросы истории». Всё верно. Но для властей Литвы, как и Латвии с Эстонией, все такие протесты, как с гуся вода. Как и Евросоюзу, и Западу.

Трудно представить себе ту меру принуждения, которая заставила бы Прибалтику отказаться от расправы с инакомыслящими. А также от злобной русофобии и  дискриминации представителей т.н. некоренных народов. Это, в частности, да ещё в условиях полицейщины, привело сначала – к беспомощности,  а позже – к безразличию русского/русскоязычного населения Прибалтики к этническому неравенству. Прямо «стокгольмский синдром» какой-то. Люди смирилось с тем, что в массе своей им отведены места «на галёрке» и давно считают, что борьба за межэтническое равенство и против русофобии не даёт результата, а значит, бесполезна.  

Это от того, что в Эстонии не спеша, чтобы не вызывать серьёзного протеста, но последовательно, осуществляют эстонизацию и вестернизацию «пришлого» населения (muulased). Это – треть населения ЭР. Начата реализация идеи-фикс – искоренение образования на русском языке и, главное, замена у русских и русскоязычных жителей их традиционных (включая национальные) смыслов жизни. Проводится их ментальное переформатирование. Это – погружение в соблазнительный для обывателя мир потребительства, в котором главные составляющие – деньги, материальная сторона жизни, услуги, развлечения.

Спиной к Москве

Беда не в человеческом благополучии, хотя и тут должна быть мера (разумные потребности), а в том, что, как и водится на Западе, всё это абсолютизируется, а духовную составляющую жизни человека, его политическую позицию сводят к нулю. И в русской/русскоязычной среде всё больше верх берут индивидуализм, эгоизм, меркантилизм, прагматизм, приспособленчество, равнодушие. Это способствует их лояльному отношению к русофобской этнократии, принятия местного образа жизни и духовных ценностей  протестантизма, а также признания естественным то, что их, и не только Родиной, но и Отчизной стала Эстония, пусть даже этнократическая, пусть даже антироссийская. И это при том, что Таллин не мыслит себя без НАТО, а значит, считает Россию врагом.  

Хотя местные русские стали отворачиваться от Москвы, не все из них пытаются быть больше эстонцами, чем эстонцы, но всё больше тех, кто считает себя космополитами, которых не очень-то и волнует, какова власть в стране, главное, чтобы им было обеспечено их личное счастье – материальное благополучие, здоровая семья, образованные дети. Их не интересует, какой ценой добивается своего блага «золотой миллиард», а в неё входит в прошлом – уничтожение северо-американских индейцев, рабский труд негров, в наше время – неоколониализм.

Надо признать, что в принципе желание жить с удобствами и комфортом – естественно для любого человека. У постсоветского человека в Эстонии это желание гиперболизировано, так как быт оставался в советское время на втором-третьем плане. Это относится в определённой степени и к сегодняшней России, где в силу национальных традиций господствует приоритет интересов государства перед интересами личности.

В результате в Эстонии формируется каста «сытых» (благополучных) русских/русскоязычных добропорядочных бюргеров, которым нет дела до остального русского/русскоязычного населения, да, впрочем, и эстонского, но для которых вожделенная мечта – помимо поклонения перед гедонизмом, стать частью «высшего общества». То есть, оказаться в узком кругу успешных и состоятельных людей с максимальным социальным статусом, обязательно признаваемым эстонским обществом. Ради последнего они готовы не замечать русофобию или рады прослыть русофобами.  

Галстук-бабочка

Недавно смотрел передачу эстонского русскоязычного телеканала ЭТВ+ «Что? Где? Когда?» (аналог московской передачи). Посмотрел и остальные встречи и осталось впечатление, что этот элитарный клуб притягивает к себе и духовно нищих нуворишей с мелкобуржуазным мировоззрением. Им нравится быть особыми, что подчёркивает и обязательный дресс-код клуба – смокинг и галстук бабочка. Очевидно, желание прослыть светскими людьми, а то и аристократами.

Вместе с тем знаниями и интеллектом поразила одна из команд. А поскольку как раз в тот день пришло сообщение о признании Альгирдаса Палецкиса «шпионом», то поймал себя на мысли, что эти благополучные и всезнающие люди с галстуками-бабочками знать не знают про этого литовского диссидента, впрочем, как и арестованного Полицией безопасности Эстонии правозащитника Сергея Середенко. Или защитников русской школы Эстонии. А, если кто и слышал про них, то считает их «балаболами» и «маргиналами», чуть ли не «городскими сумасшедшими». Один из членов команды лет десять тому назад вполне вразумительно объяснял в СМИ вред эстонизации «русской школы», но он не был замечен в борьбе с инициаторами  ликвидации в Эстонии образования на русском языке.

Да, среди русских появились успешные люди, о них снимают фильмы, доказывающие, что и неэстонцы вполне конкурентоспособны в карьерном росте. Но при этом никогда не отмечается, что условием такого успеха должен быть не только талант и трудолюбие, и даже не владение эстонским языком, а безупречная лояльность русофобской этнократии.

Сила «буревестников»

Разумеется, нет никаких оснований предъявлять претензии таким преуспевающим русским/русскоязычным Эстонии жителям, тем более они во многом выживают в тех политических и житейских обстоятельствах, которые диктует объективный ход истории. 

Но всё-таки обидно, что нет понимания очевидного: во многом благодаря борьбе властей с критически настроенными горьковскими «буревестниками», которые всегда в меньшинстве и несравнимы по численности с громадным «молчаливым большинством», тем не менее, незаметно, но улучшается жизнь любого общества. Властям, так или иначе, рано или поздно, приходится считаться с выводами «вечно недовольных». И вовсе не они, а те, кто игнорирует ранее других нащупывающих в обществе болевые точки, как раз и приводят к политическим и социальным потрясениям – революциям.

Помнится, как власти свирепо расправились с защищавшим Солдата-Освободителя на Тынисмяги («Бронзовой солдат») добровольным народным движением «Ночной дозор». А ведь, сколько после этого послаблений и бонусов (компенсация за гестаповскую расправу с участниками «Бронзовых ночей») получили те русские и русскоязычные общественные и культурные организации, руководители которых были против сноса памятника только на словах, а то и охаивали дозорных.

В  том и дело, что за счёт энергии немногочисленных борцов за справедливость исподволь и, что важно, в условиях стабильности в обществе обеспечиваются перемены к улучшению и совершенствованию государства.  Благами такого эволюционного социально-экономического развития пользуются, в том числе, и те самые «сытые», но живущие по принципу «Моя хата с краю» преуспевающие неэстонцы, которые безразлично и снисходительно, а то и презрительно  относятся к этим самым беспокойным общественно-политическим «буревестникам».

Димитрий КленскийТаллин, 3 августа 2021

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Языковая инквизиция”

В программе Народного Союза (Narodnyi Sojuz) как в Таллине, так и в Нарве, есть пункт о снижении необоснованных языковых требований. Как это сделать?

Один комментарий

  1. Георгий

    Древний принцип – разделяй и властвуй. У так называемой элиты не эстонцев получено гражданство Эстонии за особые заслуги. Чего еще от них ждать !?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *