Димитрий Кленский: “Приведёт ли центристов и EKRE к двоевластию в Таллине несправедливый порядок распределения депутатских мандатов по частям города?”

Жители части города Ласнамяэ в столице Эстонии последние четыре года были представлены в столичном Горсобрании 18 депутатами. По справедливости могли (должны!) бы иметь 22.

Не верите?     

Преднамеренная несправедливость

По официальным итогам последних местных выборов 2017 года в избирательном округе N4 (часть города Ласнамяэ) числилось 96.990 избирателей, которые выбирали депутатов на основе 18 мандатов, в то время, как в избирательном округе N7 (часть города Пирита) 14.375 избирателей – 6 депутатских мандатов?  

То есть избирателей в Ласнамяэ в 6,7 раза больше, чем в Пирита, но число разыгрываемых мандатов в пользу Ласнамяэ лишь в три раза.    

Согласно закону порождает несправедливость существующий порядок распределения между частями города 79 депутатских мест в столичном Горсобрании. Сначала половина или 40 мест распределяются между неравнозначными по числу избирателей восемью частями города поровну, то есть по пять мандатов на каждую часть города. И только потом остальные 39 разыгрываются по приницпу пропорциональности – основополагающему для демократических выборов. Это, когда эти 39 мандатов распределяются между всеми частями города, но уже  не «каждому по серьге», как первые 40, а пропорционально числу всех жителей – чем их больше, тем больше мандатов.   

Такой порядок установили к 1993 году, когда Таллин, разделённый в советское время на четыре приблизительно равных района, решили поделтить на восемь совершенно разных частей, как по территории, так и населению. Закрпление за ними автоматически по пять мандатов и породило несправедливость. На неё пошли осознанно – волюнтаристски внесённый в закон порядок распределения манадатов в подавляющем своём русскоязычном Ласнамяэ (18 мандатов) и эстоноязычном Пирита (6  мандатов) позволяет уменьшить влияние русского/русскоязычного избирателя на городскую жизнь, поскольку заведомо снижает число их представителей в Горсобрании. Ведь по справедливости, когда ВСЕ 79 мандатов распределяются пропорционально между частями горда в зависимости от числа их жителей, получается совсем другое соотношение предоставляемых частям города мандатов:  Ласнамяэ получило бы 22 мандата, Пирита – 3.

Эту избирательную загогулину объяснили необходимостью учесть специфику таких частей города, как Пирита, Кристийне, Нымме, Хааберсти. Но за последовавшие три десятилетия такая система распределения депутатских мандатов привела к тому, что только в последние годы «русскоязычные» Ласнамяэ и Копли стали благоустраиваться (этнократов напугало их превращение во взрывоопасное гетто), в то время как остальные части города давно «жируют» за счёт городского бюджета.     

Снова коалиция центристов с EKRE?

Странно, что безралична к этой несправедливости, с этническим окрасом и дискримианционным подтекстом, Центристская партия Эстонии, традиционно собирающая обильный урожай «русских» голосов в столице страны. Ведь ныне эта политическая сила, набиравшая больше половины депутатских мест в столичном Горсобрании и потому много лет единолично управлявшая Таллином, как никогда близка к тому, что не повторит былые успехи и даже, опередив другие партии по числу набранных голосов и мандатов, может остаться и вовсе с носом – в оппозиции. Если, конечно, консерваторы партии EKRE, простив Юри Ратасу вероломную инициативу по развалу в начале этого года совместной с ними и центристами, а также партии Isamaa правительственной  коалиции, не согласятся в обмен на выгодные для себя уступки управлять столицей вместе с центристами. С последними могут договориться ещё и реформисты, которые сейчас входят с ними в коалиционное правительство Эстонии.

Но все конкуренты Центристской партии до выборов не скрывали, что «жаждут крови» – конца её единовластия в Таллине. Если центристы окажутся в оппозиции, то, судя по предвыборным обещаниям их соперников, будет дана отмашка на закрытие русскоязычных садов, что ускорит тотальную эстонизацию школьногоо и гимназического образования. Впрочем, разношёрстная коалиция без центристов может из-за внутренних разногласий довольно скоро и  развалиться.

Обращает на себя внимание «русскоязычная» озабоченность, даже нервозность, по поводу роста популярности Эстонской консервативной народной партии (EKRE) среди русского/русскоязычного населения. Если это беспокоит центристов, которые боятся потерять свою былую мощную поддержку русских/русскоязчных таллинцев то это ещё объяснимо, но разочаровывает вульгарная трактовка, да ещё и названной«фашистской», опасности со стороны EKRE, кстати, набирающей обороты и неожиданно быстро уже ноздря в ноздрю борющаяся за лидерство в рейтинговом противостоянии со своим врагом и прежним единоличным лидером рейтинга – Реформистской партией.

Так что вполне возможна и коалиция центристов с партией Мартина Хельме. Конечно, центристы несомненно опередят все другие партии, но без простого большинства манадатов, зато социология показывает, что в сумме эти партии наберут более половины голосов избирателей и большинство в Горсобрании.

«Русские» центристы против EKRE

Но примечательно, что против этого работают «русские» центристы и прочие русскоязычные соглашатели с эстонской этнократией.  Они проявляют псевдоинтеллигентский трепет, дажде страх перед радикально-националистической риторикой EKRE. Это объясняется незнанием, как истории и культуры, так и ментальности и национального  самосознания т.н. глубинного эстонского общества. «Глубинного» в данном случае означает истинно народное, даже крестьянское мироощущение и мировоспрриятие.

Надо понимать, что корни EKRE берут начало в эстонских хуторах. Эта партия выросла на базе сельских партий националистически-патриотического толка, то есть, без пещерной, мартлааровской русофобии. Прежде всего EKRE опирался на сельскую партию с центристским мировоззрением Rahvaliit (Народный союз) во главе с Виллу Рейльяном – некогда популярную, но зачищенную ещё до недавней «санации» Центристской партии и политической «ликвидации» его создателя Эдгара Сависаара местными сторонниками глобалистов во главе с реформистами. Именно оттуда и идейная связь с этой партией и нынешней EKRE у экс-президента ЭР, учёного-аграрника Арнольда Рюйтеля.   

Я согласен, что русофобские высказывания видных «экревцев» должны напрягать и надо быть готовым почувствовать опасность реализации русофобских лозунгов в реальных действиях, чтобы их вовремя предотвратить. Но в то же время политический радикализм и хуторская прямота (воспринимаемая горожанами, только, как хамство и невоспитанность) видных деятелей EKRE, это не только политическая буффонада. Это ещё и способ выделить себя среди остальных националистов, представить себя «истинными» эстонцами, бескопромиссно отстаивающими интересы эстонского народа и Эстонского государства, а не интересы местных вассалов американского глобализма, который довёл русофобию уже до юдофобии ХХ века.

Но по крайней мере до недавнего времени, как только доходило до реальных дел, словесный запал экревцев заметно угасал. Вспомним, какую прагматичную (наступив на горло собственной песни) позицию партия EKRE заняла в отношении сохранения образования на русском языке, когда вошло в коалициооное правительство Юри Ратаса.        

Реформисты – латентные русофобы

По русофобии, не риторической, как у EKRE, а реальной, Партия Реформ, Isamaa и соцдемы будут даже похлеще, только реализуется она в принимаемых ими законах и подаётся в политкорректной обёртке. На что и покупаются «русские» центристы, наивно считая самым страшным русофобом в Эстонии – EKRE.

Разве секрет, какую откровенно ненавистническую позицию к России и колонизаторскую позицию занимают в «русском вопросе» прозападная партия Реформ, да та же ультранационалистическая Isamaa Erakond (Отечество)? В отличие от русскоязычных центристов и «интеграстов»-ассмиляторов, прежде всего, русское население Эстонии, прежде всего, сумело увидеть важное различие между EKRE, с одной стороны и Партией Реформ, Isamaa и «серо-буро-малиновыми» социал-демократами, с другой. Национал- консерваторы честны и открыты в своем национализме, вторые – лицемерят, являясь на самом деле куда большей и реальной националистической опасностью для русского/русскоязычного населения.

Глобалисты порой думают и говорят между собой куда более русофобски, а, если и делают это публично, то по форме – политкорректно. Чего только стоят последние тоталитарные  заявления лидера реформистов, премьер-министра Кая Каллас об ограничениях для непривитых от корона-вируса жителей (среди которых большинство опять же русские/русскоязычные). И это  вместо преференций для поощрения людей вакцинироваться. А идея-фикс реформистов, граничащая с политической (да и не только) шизофренией, насчет тотальной эстонизации русского образования, начиная с детсада? К счастью, до яслей или утробы матери эстонизаторы ещё не опустились.  

Мечта: национализм без русофобии 

В отличие от EKRE, реформисты и их политические клевреты из других партий, отстаивают национализм, пропитанный латентной, но реальной русофобией. Экревцы и, прежде всего, Март Хельме, несмотря на сказанное выше нелицеприятное в их адрес выше, стремятся быть «чистыми» националистами, то есть, без русофобии, а значит – патриотами Эстонии.

Помимо их достаточно успешного перед выборами заигрывания с русским/русскоязычным электоратом, надо видеть и их робкое осознание того, что обэстонивающееся русское/русскоязычное население может стать их гармоничным союзником. Нельзя не видеть, что ещё не ярко,  но у всеми брошенного русского/русскоязычного населения стал проклёвываться эстонский патриотизм (не лизоблюдство «русских» центристов и прочих русскоязычных интеграстов-ассимиляторов перед этнократией). Побуждает местных русских к этому также беспомощность, а может и равнодушие к ним части влиятельной российской элиты.  

Обычных, увы, часто не самых успешных русских/русскоязычных людей Эстонии привлекает прямота, искренность и честность (даже в проявлении русофобии) экревцев, их смелость в стремлении ограничить влияние на Эстонию внешних сил и в отстаивании консервативынх общественно-нравственных ценностей (традиционная семья, отказ от однополых браков и особенно усыновления ими детей, антимиграционная политика,

нейтрально-нормальное отношение с Россией).

И не нужно безапелляционно спекулировать на том, что в «русском вопросе» EKRE ранее была, да и остаётся пока, откровенно русофобской. Была! Но в последние год-два эта партия демонстрирует уменьшение, как антироссийскости, так и русофобии. Эта партия всё больше напоминает праящую в Венгрии партию «Фидес» премьер-министра этой страны Виктора Орбана, выделяющегося самостоятельностью, которая раздражает Брюссель. А на самого Орбана стал смахивать и создатель EKRE Март Хельме.

Время покажет: сможет ли его партия трансформироваться в патриотическую партию всего населения Эстонии. Русским за этим надо пристально следить, но и не строить иллюзий, не лебезить перед национал-консерваторами, не быть манипулируемыми ими.   

Димитрий Кленский

Таллин, 16 октября 2021

Стоит прочитать!

Виталий Гайчонок: “Эстония без русских”

Наша задача чтобы вас тут не было - уезжайте, умирайте, не рождайтесь (в смысле не воспроизводитесь).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *