Димитрий Кленский: «Как меня исключали из Союза журналистов Эстонии»

Только 16 января этого года, почему-то на одиннадцатый день после заседания правления Союза журналистов Эстонии (СЖЭ), пришло решение о моём исключении из этой организации. Голосовали также без моего присутствия. В СЖЭ я состоял с 6 мая 1976 года.    

«Приговор» гласит: «Правление СЖЭ нашло, что Кленский игнорировал кодекс этики Международной Федерации  журналистов, который запрещает пропаганду, а также он нанёс серьезный урон престижу СЖЭ, поддерживая пропаганду террористического государства. Свои работы он размещает исключительно на враждебном Эстонии пропагандистском канале».

Критика Эстонии – не журналистика, а пропаганда 

Поясню: пункт 13 кодекса этики Международной Федерации журналистов (IFJ) не запрещает, а определяет, что «журналист воздерживается от смешения (hoidub segamast) своей деятельности с рекламой и пропагандой». То есть, определение не столь категоричное, как в решении правления СЖЭ. Поэтому оно поступило брутально, оценивая мою, публициста-аналитика, причастность к пропаганде. А ведь могло бы сначала ограничиться беседой, предупрежденим. Видать, была команда сверху.

Ни само правление в своём решении, ни так и не состоявшееся на заседании правления обещанное обсуждение моего творчества, не привели ни одного (ни одного!) доказательства/конкретного примера, подтверждающего обвинения в мой адрес. Более того, я не знаю ни одного (ни одного!) протеста по поводу моих публикаций, кстати, на русском языке, ни со стороны читателей портала “Доколе?“, ни «компетентных органов», ни лиц и организаций, постоянно получающих (причём много лет) мои статьи согласно моему листу рассылки.

То есть, правление СЖЭ решило бороться с нелицеприятной, но неопровержимой критикой Эстонии, объявив её пропагандой, которую воспринимает исключительно, как Зло. Однако правление остается в этом утверждении в одиночестве.    

Среди получающих мои статьи – госканцелярия, все депутаты Рийгикогу, бюро премьер-министра и сам глава правительства, канцелярия Президента ЭР, ряд министерств, все парламентские партии, плюс партия «Eesti 200», академики Академии Наук Эстонии, все представленные в Таллине посольства зарубежных стран, депутаты Таллинского и Нарвского горсобраний, общественные организации и учреждения, в том числе несколько – в Латвии, России и Финляндии. Наконец, это – редакционные коллективы всех СМИ Эстонии, включая мейнстримные, а также маргинальные русскоязычные порталы, в целом это – очень длинный список журналистов Эстонии… Мои публикации время от времени перепечатывают некоторые русскоязычные порталы Эстонии и Латвии, СМИ РФ.     

Кроме небольшого числа адресатов ни от одного другого я не получал просьбы не присылать им статьи. Лишь в одном случае было недовольство депутата Рийгикогу. Но не содержанием статей, он заявил, что читать их будет лишь на латинице.

А новости в стиле хайли-лайкли – журналистика?

И вдруг, как гроза среди ясного неба. Возня началось после публикации моей статьи «А были ли хакеры?» (11 ноября 2022 года) на портале “Доколе?“, куда я в основном и посылаю свои статьи для публикации. Кстати, именно названный портал правление СЖЭ и обозвало провокационно, без каких-либо на то оснований или объяснений, «враждебным Эстонии пропагандистским». Это не публичный донос, не клевета? Это новый стиль коммуникации в демократическом обществе?  

Итак, в моей заметке «А были ли хакеры?» подвергнута критике новость ERR «Прокремлёвские киберпреступники атаковали концерн Eesti Energia». И потому, что такое утверждение  противоречит приводимому в этой же новости высказыванию руководителя отдела CERT-EE по работе с киберинцидентами Департамента государственной инфосистемы(RIA) Тыну Таммера. Тот «отметил, что никогда нельзя с абсолютной уверенностью сказать, кто стоит за атаками, но имеющаяся информация позволяет предположить, что это прокремлевские киберпреступники». Но предположение – не факт, не доказательство. Однако новость в стиле хайли-лайкли была растиражирована другими СМИ Эстонии.   

И что, новость ERR – журналистика?

Последовала реакция журналиста ERR Рене Кундла (он же – член правления СЖЭ). То ли его задела честь мундира, то ли это был его «сигнал» об идеологической «диверсии» против ERR и…  Эстонского государства. Он пишет правлению и отправляет копию мне о том, что «Член СЖЭ не должен распространять ложь в своих статьях». И приводит только один «факт» – мол, радиотелевизионная корпорация ERR – общественно-правовое, а не государственное СМИ, как написал я. Осталось только пожать плечами, так как у меня сказано: «… общественно-правовая, радиотелевизионная корпорация ERR (по существу – государственная)». Государственная, так как   финансируется из госбюджета парламентом, а  деятельность пронизана услужением государству. Это – секрет на весь свет.    

Изъятие Кленского из открытого списка членов СЖЭ 

Какова же реакция правления на «сигнал»? Открыл сайт СЖЭ, заглянул и на подсайт «Члены Союза». К своему удивлению обнаружил, что моя фамилия отсутствует, хотя «висела» там годами. Сделал запрос председателю правления Хелле Тийкмаа. Она сообщила, что «У правления СЖЭ возникли вопросы по поводу вашей журналистской деятельности» и была назначена дата и место этого обсуждения. Но ни слова г-жа Тийкмаа не сказала про исчезновение моего имени. Я не отставал и ещё два раза безответно просил сообщить, кто и почему удалил моё имя, потому что в начале списка заявлено: «В этом открытом списке представлены журналисты, давшие на это согласие».   

Тогда я заподозрил (и написал об этом председателю СЖЭ), что меня, наверное, давно, заочно и негласно исключили из Союза, а теперь, когда обнаружилось сокрытие моего имени, правление хочет решить мой персональный вопрос уже юридически корректно, то есть в моём присутствии, пусть задним числом. Это завело Хелле Тийкмаа и она пишет мне за несколько дней до нашей встречи эмоциональное письмо: «Если, мягко говоря, вы не поняли, потому в жёсткой форме заявляю о том, что вы живёте в каком-то параллельном мире, коль полагаете, что кто-то кроме правления СЖЭ и конкретно меня, как модератора сайта, занимается публикацией материалов и размещением имён на домашней странице СЖЭ. Ваше имя удалено, поскольку в отношении вашей деятельности и исходя из неё и в отношении вашего членства в СЖЭ возникли вопросы… Мы и ранее исключали членов, которые связали себя с пропагандистскими каналами и не занимались журналистикой. Я считаю, что вы, как журналист, нуждаетесь в своей легитимизации за счёт пребывания в СЖЭ, что однако не является целью нашей организации. Вдобавок, вы недовольны деятельностью Союза. Очевидно, что вы должны принадлежать организации, которая больше соответствует вашему мировоззрению». 

Вот это – откровение! Сумасбродство неслыханное. Гремучая смесь некомпетентности и глупости, хамства и самодурства.  

Не обсуждение, а дилетантский допрос с пристрастием

Странным было и 45-минутное обсуждение моего персонального «дела». Начать с того, что до него было заявлено обсуждение моей журналистской деятельности, а в присланном позже протоколе значилось: «Вопрос о членстве в Союзе  Димитрия Кленского». Откровенный обман. Вместо хотя бы вступительного слова или доклада о моей работе, сразу последовали вопросы членов правления. Один несуразнее другого. Ниже – некоторые из них:

*Зачем вам нужно быть членом СЖЭ? Если вы критикуете правление СЖЭ, зачем вам оставаться в Союзе? 

*На какие СМИ работаете? Получаете ли за это деньги?

*Отчего вы считаете, что в Эстонии процветает тотальная и пошлая русофобия? Докажите это.

*Критикуя русофобию, разве вы сами не разжигаете русофобию? Мы в состоянии войны и потому нельзя заниматься противопоставлением эстонцев и русских.

*Почему вы называете войну на Украине, где Россия – агрессор, «трагедией российского и украинского народов»?

*Почему вы пишете о дискриминации русских в связи с переводом всего образования на эстонский язык и не пишете о том, что в двух эстоноязычных школах в Кохтла-Ярве большинство учеников составляют русские дети?

*Почему вы не озабочены тем, что эстонцам некомфортно жить в Ида-Вирумаа, из-за чего они не едут в этот регион жить и работать?   

*Вы сами не полагаете, что занимаетесь пропагандой и политикой?

Первая реакция на этот перечень вопросов – некомпетентность членов правления СЖЭ, их ограниченность и русофобия. Это подтверждают не только заданные вопросы, но и два таких примера.

Первый. Член правления Мерике Вийлуп так отзывается о знакомстве с моими статьями: «Не захотела тратить своё время на кириллицу («ei raatsinud kirillitsale oma aega raisata»), но пыталась разузнать, что это за издание и кто стоит за ним? Не нашла. Чувствуется, что политическое, если читать заголовки. Sputnik в новой версии?». Второй. Член правления Мадли Витисманн: «Вы считаете себя журналистом, а занимаетесь политикой. Так, в статье о новом общественном движении «KOOS/ВМЕСТЕ», которое собирается идти на парламентские выборы, вы призываете собирать деньги для этой организации. Это непозволительно для журналиста».

Кто бы спорил. Я был озадачен, не мог поверить этому и только дома, открыв компьютер, увидел, что в конце моей статьи опубликован призыв руководств портала  “Доколе?” к читателям с просьбой помочь ему пожертвованиями. Причём тут я или «KOOS/ВМЕСТЕ»?

Политжурналистика Запада – это пропаганда на лжи

О формулировке решения об исключении. Кодекс этики Международной Федерации журналистов (МФЖ) предписывает, что журналист «избегает сочетать журналистику с пропагандой». И потому, когда речь заходит о нанесении мною урона имиджу Союза, правлению СЖЭ пришлось интерпретировать формулировку МФЖ, и усилить обвинение: мол, я не только занимаюсь пропагандой, но этим поддерживаю «пропаганду террористического государства».

Совпадение точек зрения вполне возможно, но я критикую Эстонию, кстати, как правопреемный гражданин ЭР, как независимый журналист. И, если я считаю, что Солнце восходит на востоке, а в Кремле, разумеется, того же мнения, это вовсе не значит, что я (или кто другой) подпевает или угождает Москве. Также и наоборот.

То есть, правление СЖЭ отвергает даже возможность независимого суждения местных жителей. При этом, если это – русский, то он автоматом – «рука Москвы», если то же самое скажет эстонец, то он – оппозиционер.

Хотя, «агентом влияния Путина» стали называть уже и членов национал-патриотической партии EKRE, которая горой стоит за усиление обороноспособности страны, но считает примарным предупреждение войны, а не угрозы в сторону России, провоцирующие войну на территории Эстонии. О последнем безответственно трындят правящие партии во главе с реформистами.   

И, наконец, а что такое пропаганда, как юридический термин? Такого пока нет! Отсюда и аморфное отношение к пропаганде и самой Международной Федерации журналистов. На встрече в правлении СЖЭ не посчитали нужным обсудить смысл этого «нехорошего» слова. Между тем, пропагандой можно считать любую новость или рекламу. Вопрос лишь в том, пропагандируют правду или ложь?    

Британская энциклопедия: «Пропаганда, это – распространение информации – фактов, аргументов, слухов, полуправды, или лжи, чтобы повлиять на общественное мнение».

Спросил у правления, есть ли у них доказательства, того, что я лгал, излагал полуправду, распространял слухи? В ответ мне задали новый вопрос, будто не был задан предыдущий.  

Политико/политологических определений термина «пропаганда» – не одно и не три, а множество. Различают даже «белую», «серую» и «чёрную» пропаганду. Первая предоставляет достоверную информацию из реально существующих источников для подчёркивания превосходства мыслей и идей или их неполноценности и вредности. Вторая строится на корректном подборе доводов  для воздействия на эмоции людей, причём источник новости не ясен или скрыт, а соответствие правде неведомо, причём сам заказчик пропаганды неизвестен, и потому трудно распознать: пропаганда это или нет? В третьем случае источники маскируются, а информация – заведомо ложная.

Русофобствующий Запад, включая Эстонию, придал слову «пропаганда» исключительно отрицательный смысл. При этом утверждается, что этим злом пронизаны российские СМИ, хотя как раз они  занимаются преимущественно, «белой» пропагандой. Сам же Запад по уши погряз в «серой» и «чёрной» пропаганде, продолжая называть это журналистикой! Вор кричит первым: «Держи вора!».

Союз журналистов Эстонии – прислужник власти 

О том, что журналистика в Эстонии превращается в пропаганду, основанную на лжи и полуправде, вовсю трубят оппозиционные политческие силы, от левых до консервативных. Особенно убедительно разоблачает ложь о независимости и финансовой  самостоятельности частных эстонских СМИ лидер Фонда защиты семьи и традиций (SAPTK) Варро Вооглайд, за что, кстати, подвергается безобразной обструкции наших основных мейнстримных, «придворных СМИ» (давняя формулировка Аллана Алакюла, в прошлом – председателя Союза журналистов Эстонии).

Но дело не только в подмене смысла слова «пропаганда». СМИ Эстонии грешат куда большим. Это отметила известная журналистка Маргарита Корнышева, вышедшая из СЖЭ в знак протеста после моего исключения. Она пишет в заявлении: «… руководство Союза журналистов Эстонии превратило организацию в «удлинение руки» власти, в ущемляющую инакомыслие политическую структуру, которая игнорирует основные правила существования свободной прессы, чего уважающая себя организация, защищающая свободу слова и мнений, а также журналистов, позволять себе не должна… самого Союза журналистов Эстонии на внутригосударственной карте больше не существует. Правление должно признать это…, а не заниматься непристойной политической охотой на ведьм».

Это напрямую говорит о лживости до сих пор красующегося на портале Союза журналистов Эстонии утверждения, будто «СЖЭ – политически независим».  А что касается требования правлением Союза единомыслия от журналистов и СМИ, то это один из признаков тоталитарности государства. Это допустимо в условиях войны, особенно оборонительной. Но тогда надо объявить войну, а не зачищать общество в мирное время по законам военного времени!      

О подмене журналистики политикой, допускающей только тоталитарное единомыслие, говорит и другое, предъявленное мне обвинение, мол, свои статьи я размещаю «исключительно на враждебном Эстонии пропагандистском канале».  

Речь о портале “Доколе?“, с которым я сотрудничаю последние года два-три. И вот, впервые услышал, что это никем со стороны не финансируемое и не имеющее спонсоров СМИ, существующее только на добровольных началах и скромных взносах читателей, признано, аж «враждебным».

К порталу до сих пор не было никаких претензий, в том числе со стороны Полиции безопасности. Но правление СЖЭ посчитало нормальным оценивать журналистику, которая ему, видите ли, не по душе, и признаётся криминалом, да ещё в прокурорском тоне, схожем с эпохой репрессий в СССР в 30-е годы прошлого века. 

Между тем, после подавления независимой «русской прессы на русском языке» и её замены проправительственной финансируемой государством «русскоязычной прессой для русских» (меткое сравнение  журналиста Михаила Петрова), стало естественным возникновение в Сети скромных порталов, вроде “Доколе?“, которые ориентированы на местную русскую и русскоязычную аудиторию. В силу только что  сказанного она была лишена объективной информации. Её дефицит резко обнаружил себя после запрета эстонских властей транслировать российские федеральные каналы в нашей стране и закрытия местных независимых русскоязычных СМИ, а также зарегистрированного в Эстонии портала Sputnik Meedia.

Получается так, что правление СЖЭ, войдя в раж, решило по совместительству, подменяя Полицию безопасности, подсказать властям о необходимости приступить к полной и окончательной зачистке, пусть сетевых, но самостоятельных и действительно независимых русскоязычных СМИ в Эстонии.  

Переписка с СЖЭ: ноль внимания, фунт презрения

В этом смысле поучительно, как власть, не без участия правления СЖЭ, принудила прекратить деятельность зарегистрированного в Эстонии портала Sputnik Meedia, не предъявив ему ни одной претензии к профессиональной деятельности, не было приведено ни одного факта лжи или подтасовок.

Тем не менее, сотрудничавшие с порталом местные журналисты, были втихаря изгнаны из Союза журналистов. Что неудивительно: ещё раньше в Евросоюзе рекомендовали не контачить с подразделениями  новостного паортала Sputnik Эстония, но бывший в то время премьер-министром Юри Ратас запретил общение чиновников с этим СМИ.

В связи с другим, уже местным инфопорталом Sputnik Meedia стоит вспомнить о моей переписке с правлением СЖЭ в последние годы.  

Я обращался с предложением обсудить судьбу Sputnik Meedia, банковские счета которого были в одностороннем порядке закрыты, а власти и вовсе закрыли портал под надуманным предлогом – мол, портал связан с заместителем генерального директора ВГТРК и гендиректором агентства «Россия сегодня» Дмитрием Киселёвым, в отношении которого Евросоюз ввёл санкции. Но санкции были персональные, вовсе не в отношении руководимых им СМИ.  

И что характерно, подсказку Эстонии давал Фейсбук, который на тот момент удалил 289 страниц и 75 аккаунтов, которыми, якобы, управляло российское информагентство Sputnik (8 аккаунтов были связаны с Эстонией). Это не иначе как информационный террор!  

Ещё я писал открытые письма и обращения правлению СЖЭ в связи с диким подавлением свободы слова при Президенте Украины Владимире Зеленском, репрессиями против украинских журналистов, оппозиционных СМИ, их закрытием и, изумлялся предвзятому, одностороннему отношению правления СЖЭ и наших СМИ к свободе слова в Белоруссии, упрекал СЖЭ и его правление за равнодушие к судьбе многострадального Джулиана Ассанжа. Все письма, даже на эстонском языке, остались без ответа, кроме одной отписки.

Особо шокировал один случай. В марте прошлого года правление СЖЭ призвало всех членов Союза оказать помощь украинским журналистам через специальный фонд. Поразила «игра в одни ворота», будто оппозиционные журналисты (тот же убитый Олесь Бузина, бежавший из Украины Анатолий Шарий, отсидевший полтора года в тюрьме Кирилл Вышинский) вовсе не коллеги нам.

В это же время я увидел видеозапись с заявлением от 2 марта в 09:42 ведущего в стране телеканала «24 Украина» Фахрудина Шарамфана. Вот фрагмент: «… позволю себе процитировать слова Адольфа Эйхмана, который сказал, что для того, чтобы уничтожить нацию, нужно в первую очередь уничтожить детей. Потому, что, убивая родителей, дети вырастут и обязательно отомстят. Убивая детей, они никогда не вырастут, и нация исчезнет… я буду одним из первых, кто это сделает. Слава нации!… Надеюсь, такой нации, как Россия и россияне никогда больше не останется на этой земле… я надеюсь, что каждый внесёт свой вклад. И замочит хотя бы одного москаля». 

И этому «журналисту» меня призывают оказать помощь? Написал об этом правлению СЖЭ 18 марта 2022 года. Ни ответа, ни привета.

А в общем знаменателе самая обычная русофобия

Получается, что правление СЖЭ  разделяет позицию украинского русофоба, призвавшего убивать детей «москалей», то есть русских.

На этом фоне мелочью воспринимается отношение правления к местным журналистам, рабочий язык которых русский. Не найдешь на портале СЖЭ информации об их юбилеях, не принято сообщать и об уходе из жизни даже корифеев русскоязычной журналистики Эстонии, например, Ярослава Толстикова, Михаила Рогинского, Юрия Вандерфлита. Даже творческий конкурс среди журналистов, рабочий язык которых – русский, проводит не СЖЭ, а союз собственников масс-медиа.

Что это, как не русофобия, критике которой я посвятил последние 30 лет своей журналистской деятельности? Получается, что за это меня и «замочили» члены правления СЖЭ на мягкий, по сравнению с происходящим в Латвии, эстонский манер.

В силу сказанного выше, в последние год-два я хотел сам выйти из Союза журналистов, наивно надеясь на возвращение его правления и самих СМИ Эстонии к здравомыслию и соблюдению собственного Устава. Так что я удовлетворён происшедшим и не намерен возвращаться в эту журналистскую клоаку, несмотря на право апелляции к очередному его съезду о пересмотре моего исключения.           

И дело не только в чьих-то политических взглядах. Так, меня обвинили и в том, что я сотрудничаю только с порталом “Доколе?“, что, как я показал выше – неправда. Я направляю свои статьи и другим русскоязычным порталам нашей страны, а также всем мейнстримным СМИ, как эстоноязычным, так и русскоязычным. Но первые, как правило, боятся слишком смелых статей, вторые давно перестали даже отвечать на мои предложения напечатать статьи, специально написанные для них. Например, о массовом участии эстонцев в обороне Шипки во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов или о 30-летнем юбилее победы баскетбольной команды «Калев» на последнем в СССР союзном первенстве.

Так что, подытоживая, приходишь к выводу: против России ведётся тотальная гибридная война, а против местных русских – постепенная, но уже ощущаемая зачистка всего русского и охота на ведьм, то есть на тех, кто этому сопротивляется, пусть и в рамках закона. 

Димитрий Кленский

Таллин, 29 января 2023 года

Послесловие. В начале этого года в столицах уже трёх государств Евросоюза публично сжигали Коран. Самое поразительное в том, что такое, под охраной полиции, объясняют «свободой слова». Что ж, не дай Бог, такая «свобода самовыражения» заявит о себе и в Эстонии. Но история моего исключения из СЖЭ пугает тем, что смысл «свободы слова» и у нас кардинально меняется. Последствия этого неутешительны. Ведь сжигание Корана, это – намёк на межрелигиозный, межцивилизационный конфликт в рамках противостояния Запада и России на Украине. Показательно, что в поджоге Корана в Стокгольме уже увидели «руку Москвы».

Это, как и отношение правления СЖЭ к свободе слова, очередной фитиль для разжигания угрозы реальной третьей мировой войны.

Желающие поддержать наш сайт могут это сделать, переведя посильную сумму на счёт Правозащитного центра “Китеж”. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH

EE332200221063236182

Пояснение: annetus

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский. Выборы Рийгикогу: Эстония почти вся «пожелтела»

Парламентские выборы в Эстонии показали, что мощный удар нанесён сторонникам консерватизма, социальной справедливости и мира.

2 комментария

  1. Елена Григорьева

    Да уж… “охота на ведьм” идёт полным ходом… Исключают уже превентивно, вообще исключаемого ни о чем не оповещая…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sahifa Theme License is not validated, Go to the theme options page to validate the license, You need a single license for each domain name.