Димитрий Кленский: “Русские всего мира, объединяйтесь! Часть 1”

В начале ноября этого года по инициативе Александра Гапоненко была проведена международная видеоконференцию «Проблемы консолидации русской нации».

Учитывая, что коллективный Запад в условиях кризиса затеянной им же глобализации мира почувствовал  свою слабину перед формирующимся многополярным миром, было решено объяснить ВСЁ кознями России. И сегодня мир имеет дело уже не просто с тотальной русофобией, а стремлением Запада уничтожить Россию, как таковую. Противостоять этому может помочь и консолидация русских всего мира, хотя они уже давно находятся под прессом англосаксов и их вассалов. 

Возможностям такой консолидации в Эстонии и Прибалтике и посвящена эта статья, в частности подробно реферирующая и выступления участников названной видеоконференции.

Автор надеется на дальнейшую дискуссию по данной теме.     

Русский мир в Эстонии. Вчера, сегодня и завтра.

В истории эстонского народа заметную роль сыграла её соседка – Россия. Её влияние насчитывает почти тысячу лет со дня основания в 1030 году Ярославом Мудрым города Юрьева (сегодня – Тарту).

Националисты (русофобы и ксенофобы) в целом считают влияние России на эстонскую историю отрицательной, а Россию недружелюбной и враждебной страной. Многое тут драматизировано или гиперболизировано, хотя  оснований хватает, особенно, если исходить из запроса любого народа на независимость. Но был ведь и позитив. Хотя даже намекать на это у нас не принято. Мне известен только Эдуард Тинн, который  отмечал положительное влияние России на становление эстонского национального самосознания и даже возникновение Эстонской республики и её же восстановление.

ВЧЕРА

По разным источникам в начале ХХ века в Санкт-Петербурге жило от 40 до 80 тысяч эстонцев, которых тогда насчитывалось около 800 тысяч в Эстляндии и Лифляндии. Особо отрицательное отношение к России сформировалось в 1940 – 1990 годы, которые за вычетом немецкой оккупации (1941-1944) в Эстонии официально принято считать «советской оккупацией». Последнее не соответствует международному праву своего времени. Максимум, что было, так аннексия, а формально даже вхождение  Эстонии в Советский Союз.

С воссозданием эстонского государства в 1991 году начался качественно новый этап негативного отношения, теперь уже государственном уровне в  Эстонской Республике, как к России, так и к местным русским и русскоязычным жителям, составлявшим 30 лет назад 38,5%, сегодня – 31,6% (в т.ч. русские – почти 25%).  Соответственно эстонцев – 61,5% и 68,4%, что ниже уровня 1922 года – 87,6%. То есть, доля «инородцев» (muulased) и сегодня сравнительно высока. Это обстоятельство, а также, история и, конечно, то, что по реке Нарове и Псковско-Чудскому водоёму проходит чёткая грань между западной и русской цивилизацией (о чём говорят гербы Нарвы и Финляндии, на которых прямой меч довлеет над кривой саблей) в решающей степени определяют эстонско-российскую конфронтацию. Её инициатором во многом является молодое Эстонское государство в силу с одной стороны небольшого опыта государственности и отсутствия собственного дворянства и офицерства на стадии формирования национального самосознания, с другой осознания, что выживание на Западе предполагает вассальную от него зависимость, оплачивать которую приходится русофобией и, прежде всего, на государственном уровне.    

СЕГОДНЯ

На бытовом уровне с русофобией дела обстоят не столь конфронтационно. Как сообщила недавно лидер партии «Eesti 200» Кристина Каллас, последние опросы общественного мнения среди эстонцев показали, что большая их часть одобрительно относится к участию русских и русскоязычных жителей страны в сфере культуры и экономики, НО ещё большая их часть отрицательно относится к участию неэстонцев в управлении страной.

Это – результат господства в Эстонии этнократии. Она руководствуется  идеологией моноэтнизма и ассимиляторства, фарисейски прикрываемой т.н. интеграцией русского и русскоязычного населения в Эстонию.

Давно забыта демагогия о двусторонней интеграции. И ещё много времени эстонское общество не будет готово к этому встречному движению, хотя бы потому, что сама эстонская нация ещё не полностью сформировалась, как политическая и гражданская нация.

Помех много. Начать с атавизмов родоплеменного сознания, называемого сегодня «хуторским». Можно усматривать рудименты и атавизмы трайбализма – отсюда признаки государства-лимитрофа, диктат единомыслия: «Кто не с нами, тот против нас». И сегодня эстонское гражданское общество не вполне толерантно (по ксенофобии Эстония занимает первое место в Евросоюзе). Причина и в не вполне сформировавшемся государстве, которое ещё  не соответствует цивилизованному западноевропейскому образцу первой четверти ХХ века.

Как это ни парадоксально, но взрослению эстонской государственности и общественной зрелости последние три десятилетия способствовало также русское и руссоязычное население, а именно его общественно-политическое сопротивление моноэтнизму и русофобии. При этом надо признать, что смягчению недовольства русских и русскоязычных несмотря на бесцеремонную зачистку государством и эстоноязычными СМИ русского политического поля содействовал и содействует относительно приемлемый уровень жизни местного русского/русскоязычного жителя, тем более трудоустроенного. «Инородцев» и их потомков подкупают и многие преимущества Эстонии, привлекательные для обывателя (в хорошем смысле этого слова). Например, это – сервис, безопасность, свобода передвижения, минимум бюрократизма и житейской суеты, эстонский прагматизм и порядок, уважение к природе…

И что ещё важно, сказалось и  ослабевавшее с годами влияние на русскую и русскоязычную «общину» Эстонии/Прибалтики со стороны России/Кремля. Общины нацменьшинств поняли свою полную беззащитность и смирились со своим положением «унтерэстонца» заодно превратившись в обывателя с потребительской психологией. Всё это вкупе перевесило отрицательное отношение неэстонцев к НАТО и враждебное отношение Запада, а значит и Эстонии, к РФ. 

Последний удар и, прежде всего, по открытости русскости был нанесён в Эстонии в 2007 году («Бронзовые ночи», задуманные властью для покорного восприятия русскими русскоязычными жителями намеченного на 1 сентября того же года перехода на двуязычное обучение в русскоязычных гимназиях в соотношении 60:40).  Ещё до этого было зачищено русское политическое поле, массовое ограничение с предоставлением эстонского гражданства, расширением избирательного права и др. В десятые годы этого века практически ликвидирована самостоятельная/независимая русскоязычная пресса. Осуществляется цензура эстонского сектора русскоязычной Сети. Остался Русский театр в Таллине и ЭТВ+, и, конечно, российские федеральные каналы. Национальное самосознание загнано в «духовный концлагерь», само население «вытеснено на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни Эстонии». Это почти дословное определение Комитета ООН по расизму, сделанное в середине нулевых годов. Сейчас все мы очевидцы финала  расправы властей с образованием на русском (родном) языке.

В итоге русские и русскоязычные жители, не имея выбора, стали, если не ассимилироваться (к этому больше склонны остальные (малочисленные) нацменьшинства), то массово приспосабливаться к предлагаемым этнократией жизненным обстоятельствам. В целом, во многом, как и в советское время, русские и русскоязычные остались вне высших страт общественно-политической и социально-экономической жизни страны. Сделать карьеру, особенно в секторе управления государством, русским и русскоязычным практически невозможно. 

ЗАВТРА

Известно, что движение «Русский мир» в последние годы стремительно сужается, он теряет авторитет даже среди российских соотечественников за рубежом. Изменяющийся мир, осложнявшаяся в последние годы международная обстановка пригасили тему российских соотечественников. Заметно было и равнодушие федеральных органов власти РФ к теме русского разделённого народа после распада СССР. За пределами РФ оказались 35 миллионов её граждан, сохраняющих лояльность к РФ.

Поэтому в России надежды на исправление ситуации возникли в этом году с заменой руководителя федерального агентства «Россотрудничество» на Евгения Примакова. Показательно его выступление на состоявшейся в начале ноября международной онлайн-конференции «Проблемы консолидации русской нации».

/Продолжение следует/.

Димитрий Кленский,

Таллин, 26 ноября 2020

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Не стало русского журналиста Эстонии Ярослава Толстикова”

Умер журналист Ярослав Толстиков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *