AFP 2019 / Sven TUPITS

Димитрий Кленский: “Русских потянуло к… «русофобам» EKRE”

Страсти вокруг предстоящих этой осенью местных выборов предопределены новой политической ситуацией (угасание одних партий и приход новых). Национал-консервативная народная партия EKRE обещает предвыборный ажиотаж, прежде всего, на русскоязычном северо-востоке и особенно в Нарве.

СМИ Эстонии, а вся мейнстримовская пресса традиционно обслуживает интересы Партии реформ и нынешней правящей коалиции, уже накаляют обстановку.Цель – уесть, как конкурента, ультранационалистическую Эстонскую консервативно-народную партию EKRE, неожиданно набирающую поддержку русского и русскоязычного населения, а заодно и центристов, ещё сохраняющих  определённое влияние на русское и русскоязычное население страны.

Политолог Таллинского университета Тынис Саартс назвал порталу rus.delfi.ee «умной стратегией переманивание партией EKRE на свою сторону русских жителей».  Но процесс этот всё же двусторонний!

Отчего такое? Самые дальновидные аналитики справедливо усматривают в этом некую схожесть идейной платформы (консерватизм) этой партии с включающими традиционные ценности мировоззренческими установками России и местных русских людей. И это сходство уже ставят в упрёк партии EKRE (влияние Москвы). 

Ещё бы: в преддверии муниципальных выборов, голосовать на которых разрешено и серопаспортникам (апатриды Эстонии), многие ставят на давний и заметный в последнее время отток русскоязычного электората от Центристской партии. Потому все остальные партии рассчитывают на русские голоса. А тут, как черт из табакерки, эта EKRE, про которую эстонский политический бомонд говорит: «в семье не без урода», которого все давно демонизируют и дружно, но далеко не всегда оправданно, клеймят чуть ли за привкус фашизма и русофобию. 

Закулисье ухода правительства Ратаса

Чем же объяснить этот кажущийся парадокс, когда EKRE, как магнит, стал притягивать к себе внимание русских и русскоязычных жителей? Не только же отстаиванием традиционных человеческих ценностей. Значительно, и за счёт «русских» голосов тоже,  на увеличение рейтинга этой партии Enfant terrible повлиял развал правительственной коалиции  вначале этого года, когда центристы предали EKRE, уступив давлению Президента ЭР и Партии реформ (а, значит и внешнему давлению). Они давно и публично добивались ухода из правительства «народных консерваторов». И добились своего, когда неожиданно «кстати» Прокуратура ЭР и Полиция безопасности заподозрили в коррупции чиновника Минфина (министром был член EKRE Мартин Хельме) и генсека Центристской партии Михаила Корба. Председатель правительства, глава центристов  Юри Ратас мог не подавать в отставку – подозрение, ещё не обвинение. Но подал-таки , поскольку в обмен реформисты, которым Президент поручила сформировать новое правительство, пригласили центристов поучаствовать в новом кабинете министров во главе с председателем Партии реформ Кая Каллас. А дополнительным бонусом лично для Ратаса стало обещание избрать его спикером Рийгикогу (что и произошло), а то и Президентом ЭР (выборы в августе-сентябре этого года).

Расставшись с правительством после её отставки, EKRE, как и очевидное большинство русского и русскоязычного населения, справедливо восприняло это как подлость, обидевшись на Ратаса. И русские, всегда чувствительные к несправедливости, стали сочувствовать пострадавшим – EKRE.

И что удивительно, такое же недовольство, но четыре года назад, у русских жителей вызвало разочарование, когда центристы создали  правительство с участием «националистической и русофобской» партии EKRE. Как, впрочем, и нынешнее согласие партии Ратаса войти в правительство реформистов, прославившихся провоцированием «Бронзовой ночи». Избирателя удивило: как же так? «Ансиповцы» всегда были противниками, а то и врагами центристов, особенно когда их возглавлял Эдгар Сависаар, впрочем, тоже преданный Юри Ратасом и «русскими центристами» во главе с Яной Тоом.

Тогда сторонники центристов впервые учуяли замену Ратасом сависааровского центризма на правизну Партии реформ и её любовь к англосаксам.       

Лакмусовая бумажка противостояния

Но не в меньшей степени были возмущены консерваторы, как и русские и русскоязычные жители тем, что, условием смены правительства был отказ центристов от дальнейшей поддержки в парламенте референдума о браке. Вопрос не только в том, что партия EKRE не без оснований рассчитывала на поддержку избирателями вопроса референдума, касавшегося отношения к сожительству, усыновления детей однополыми семьями. А это – растущая перед осенними выборами поддержка избирателей, причём и русского и русскоязычного электората, большинство которого согласно с консервативной позицией EKRE по защите традиционной семьи.  

Но коса нашла на камень прежде всего из-за разрушительной для брака между мужчиной и женщиной либерализация семейных отношений, включающей и усыновление детей однополыми родителями, а также и новую сексуально-половую политику Брюсселя и коллективного Запада. Это было встречено консерваторами в штыки, как противоестественная и угрожающая стабильности общества и эстонской нации.

Это противостояние стало для Брюсселя и Вашингтона лакмусовой бумажкой, позволявшей определить, сколь верна Эстония новым западным идеалам и сюзеренам-кормильцам? Иначе говоря, Эстонии следовало определиться, она за Запад или РФ, или сама по себе?  

Победили атлантисты. Почему для них так важна эта вожделенная победа? Глава государства Керсти Кальюлайд не скрывает своих симпатий к евроатлантической солидарности и верности англосаксам, которые подняли на щит мировой глобализм в понимании демократов США. По Джо Байдену это означает сохранение за Америкой несмотря ни на что мирового лидерства и учреждение наднационального управления другим странами и народами, включая и союзников, которых давно правильнее называть вассалами США.

Для консервативной и националистической EKRE самое неприемлемое не однополярный мир, а наднациональное управление, угрожающее сохранению остатков независимости особенно небольших стран и народов, даже, если они – союзники США. Для них уготован такой суверенитет, при котором предполагается безусловное выполнение указаний Хозяина, а также отказ от национальных традиций и ценностей, правда с сохранением создающих иллюзию независимости – государственного флага, а также герба и гимна.           

Непримиримое противоречие между глобализмом и изоляционизмом – главная, пока ещё не осознанная эстонским обществом причина конфронтации правящей в Эстонии политэлиты и парламентских партий с консерваторами-народниками  EKRE, которая считает приоритет максимально возможного в новых условиях суверенитета для Эстонии  принципиальным с экзистенциальной точки зрения, несмотря на выгодное вхождение Эстонии в Евросоюз и НАТО. Для русского человека в Эстонии такая позиция EKRE куда приемлемее, чем англосаксонская. Кстати, для России – тоже, так как её затерроризировал всё более американизирующийся Евросоюз.  

Русский разворот в сторону Эстонии

Народные консерваторы EKRE, естественно, не выступают против союза с Западом, но они за максимально возможную независимость Эстонии. Поэтому их окрестили изоляционистами. Но в связи с кризисом западного мира изоляционисты и в Евросоюзе набирают силу. Когда возникает неуверенность в его силе, каждый вспоминает, что «своя рубашка ближе к телу». Кризис Запада достаточно убедительно характеризуют два важных события в 2020-2021 годы: неслыханное надругательство над западной демократией в ходе президентских выборов в США и удивительная беспомощность громадного Евросоюза в борьбе с пандемией. Это породило мега-русофобию.      

Возможно, ненависть Запада к России способствовали тому, что русские и русскоязычные жители Эстонии интуитивно почувствовали, что они разделяют неприятие изоляционистами EKRE растущего в мире наднационального управления, уменьшающего независимость Эстонии. И вот почему. За 30 последних лет русские и русскоязычные люди стали меньше ощущать себя гостями и чужими в Эстонии. Она  перестаёт быть в их представлении страной пребывания, она всё больше воспринимается, уже и как Родина, даже если Отчизной остается Россия. Если в 90-е годы неэстонцы сопротивлялись  десоветизации и дискриминации, как советские по духу и воспитанию интернационалисты, то в последние годы они смирились со своей второсортностью, как с неизбежностью и стали ощущать себя уже не второсортными русскими, а второсортными членами эстонского общества. Причём настолько, что снова, пусть робко, стали подавать голос протеста, но, что важно – не как «пятая колонна», а как внутренняя оппозиция.

Русский и русскоязычный житель, убедившись в том, что Россия бросила их на произвол судьбы, а Евросоюз к их судьбе равнодушен, в конце концов, принял уклад эстонской жизни. Он оценил безопасность, порядок, сервис, уважение к природе. Для многих представителей среднего класса или работающего обывателя, в хорошем смысле этого слова, жизнь в Эстонии воспринимается чуть ли не как мини-рай. Это оценил и средний эстонец, который сам за 30 лет заметно сдал в агрессивной бытовой русофобии, убедившись в русской смиренности несмотря на устраивающую эстонцев, пусть менее выраженную, но продолжающуюся этническую дискриминацию. Кстати, в «низах» эстонского общества русофобия всегда была слабее, чем у политического истеблишмента, СМИ и творческой интеллигенции, для которых русофобия, что допинг. 

Не так страшен чёрт, как его малюют

Итак, рядовой неэстонец, отворачиваясь от постылых партий и политиков, уже не обязательно отказывается от участия в выборах. Наоборот, он стал лучше разбираться: «ху из ху» в эстонской политике. Наметился поворот русских и русскоязычных жителей, прежде всего, в сторону EKRE и её идейного антипода – тоже новой «звезды» – партии «Эстония 200» (Eesti 200). К  слову, та представляет собой «смесь» идей Партии реформ  и социал-демократов. А вот партии-новички, которых по опросам населения поддерживает уже более трети населения, естественно, заставили встрепенуться все другие политические силы.

Это заметно усилило атаки на EKRE. Хотя эта партия уже загнана  в оппозицию с помощью демагогии и наглого бездоказательного обвинения в непозволительной для парламентской партии скандальности, и в виновности за падение престижа Эстонии. Пикантность в том, что авторами скандала были на самом деле реформисты и прореформистские центристы, которые с помощью своих в доску крупнейших в стране СМИ часто и преднамеренно высасывали из пальца поводы для информационного шума и искусственно раздували костёр недовольства консерваторами.

Но тут, ВНИМАНИЕ! СМИ рьяно дискредитируют консерваторов, обвиняя их в популизме, хамелеонстве, даже в подыгрывании Москве.  Последнее – глупый, но главный аргумент этнократии против любых здравомыслящих и инакомыслящих Эстонии. EKRE ставится в упрёк и заискивание перед русским и русскоязычным населением. Последнее забавно, так как именно ведущие партии Эстонии давным-давно дерутся за «русские голоса».  Потому и преувеличиваются угрозы, которые исходят от «страшной» EKRE, и её объявляют жупелом за ультранационализм, русофобию и даже склонность к фашизму, а то и Гитлеру. И зомбирующие население СМИ, а они в основном прореформистские, добиваются своего. Люди в целом наивно верят прессе, тем более время от времени консерваторы «радуют» их националистическими и русофобскими высказывания. НО!!! Те говорят вслух о том, что на уме у всех остальных основных партий, которые стараются держать язык за зубами.

Со временем многие и особенно русские и русскоязычные жители стали прозревать, что их во многом водят за нос. Так, сейчас не только сторонники EKRE, уже понимают, отчего её программу  или предвыборные обещания противники сходу называют популистскими? Да, только потому, что они не совпадают с программными установками партий, сторонников глобализма. Русские люди узрели, что во многом EKRE для них даже менее опасная (а то и предпочтительнее), чем реформисты, центристы, социал-демократы и Isamaa, критикующие консерваторов, которые по духу меньше-больше остаются русофобскими партиями, выдающими себя за националистов, а на деле – верные американскому глобализму.

НАТО и территориальные претензии к РФ

Остаются две позиции, по которым эстонские национал-консерваторы и неэстонцы не должны были бы сойтись в принципе. Это – НАТО и договор о границе между ЭР и РФ.

НАТО открыто объявило Россию врагом, а Эстония входит в организацию Североатлантического договора. Но в мире политики, несмотря на жесточайшее обострение отношений между Россией и Западом, никто, по крайней мере, до сих пор, не верит в большую, «горячую» войну, а милитаризацию Эстонии проводят, не афишируя её, в отрыве от общества. Вот и страхи перед территориальными претензиями EKRE к России, также преувеличены. Их развеял член EKRE, нарвитянин Дмитрий Гусев на канале ЭТВ+ в телепередаче «Народу важно»: «Это – всего лишь большая политика, предвыборные игры, рассчитанные на избирателей-эстонцев». То есть в Эстонии всем ясно, что эстонско-российская граница уже установлена, и навсегда, осталось только заключить договор о границе, о готовности к чему заявила и новый министр иностранных дел ЭР Эва-Мария Лийметс. Вполне возможно, что ратующий за понимание позиций России во внешней политике и нормализацию отношений с ней, бывший посол ЭР в РФ и основатель партии EKRE Март Хельме на самом деле, понимал, что Кремль сегодня не готов подписать такой договор из-за враждебности к РФ Эстонии. Потому нашёл повод в привычном для него эпатажном стиле пободаться с новым правительством, в которое его партию не позвали.

А заодно потрафить настроениям рядовых националистов, для которых земли, возвращённые Москвой в состав России в 1940 году, напоминают им победу в Освободительной войне 1919-1920 годов, окончание которой не только оставило, пусть временно, эти территории в составе Эстонии, но главное  – юридически признало появление на политической карте мира нового государства – Эстонской Республики.    

Так или иначе, в других партиях с тревогой следят за вступлением в ряды ультранационалистической  партии EKRE русских и русскоязычных жителей «забытого Богом», экономически и социально вечно проблемного северо-востока. Последние опросы населения показывают рост её «русской» поддержки.

Это можно объяснить ещё и нестабильной политической ситуацией в русскоязычном уезде Ида-Вирумаа. В том числе в «русской» Нарве, где прореформистское руководство Центристской партии и бывший руководитель нарвской организации центристов, евродепутат Яна Тоом создали в последние годы условия для развала некогда сильной, единолично управлявшей городом фракции центристов.

Ясность внесут местные выборы   

Ведущий политический обозреватель ERR Тоомас Сильдам обещает на предстоящих осенних выборах «великую битву» за Нарву. СМИ уже активно включились в это сражение с целью подкосить EKRE, чтобы снова непристойными методами дискредитировать эту партию, теперь за то, что она пытается укрепить независимость Эстонии с помощью русских и русскоязычных жителей страны.

Впрочем, корреспондент ERR в Нарве Сергей Степанов в передаче «Эхо дня» на Радио 4, хоть и несколько противоречиво, так высказался по поводу активности EKRE: «Все может быть, но… не будет битвы, тем более жаркой. А будет все как обычно – предсказуемо и уныло» Он отдаёт предпочтение опытным центристам.

Но сдаётся, что так или иначе, EKRE может провести в Горсобрание Нарвы несколько депутатов, тем более центристы с социал-демократами уже приступили замысловато делить власть в городе. Говорят, что нынешний нарвский мэр Катри Райк просится в избирательный список… центристов. То есть, она не верит в свою партию, но хочет остаться мэром-соцдемом в городе, где в Горсобрании будут снова править бал центристы?  

Так или иначе, но появление с первой же попытки представительства EKRE в Горсобрании «русской» Нарвы может стать для неё успехом. Если это произойдёт, то мы получим второй случай (как в прошлом это было и с партией Res Publica) втягивания русских и русскоязычных жителей в орбиту эстонского национализма (читай: патриотизма без русофобии).

Выборы покажут, с чем мы всё-таки имеем дело: с «фашизацией» обездоленных и разочаровавшихся в жизни русских или естественное «выпаривание» русофобии из эстонского naziонализма?  

Димитрий Кленский   

Таллин, 17-20 марта 2021

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Эту песню не задушишь, не убьёшь!”

Перед Вами очередной перевод материалов важного для русского и русскоязычного жителя последнего «Ежегодника Полиции безопасности 2020/2021 из главы «Защита конституционного порядка» и речь пойдёт о том, как оценивает эстонская контрразведка работу России и их представителей в Эстонии с русской и русскоязычной молодёжью Эстонии.

2 комментария

  1. Владимир Николаевич

    Я бы поправил Димитрия. Эстонская консервативно-народная партия EKRE – не “ультранационалистическая”, а просто национально-консервативная и антиглобалистская. Не кто иной как Тийт Мадиссон мне лично сказал, что “спасение эстонского народа и его культуры возможны только под крылом русской культуры и России”, что вовсе не означает вхождения в состав РФ. Пусть меня осудят, но я эту точку зрения этого диссидента (в том числе и сейчас), кстати, сидевшего за свои взгляды и действия против власти как при СССР, так и в новой Эстонской Республике, разделяю.

    • Кленский Димитрий /Таллин/

      А я с Вами, Владимир Николаевич согласен. Что касается “ультранационализма”, то EKRE на самом деле самые убеждённые националисты, если под национализмом понимать патриотизм, не замешанный на русофобии. Конечно, у EKRE есть русофобия, но она у них больше хуторская, бытовая, в отличие от всех остальных партий в парламенте и Ээсти 200, которые как раз страдают ультра-русофобией, превращенной ими ещё и в инструмент внутренней и внешней политики.
      EKRE – максимум национализма (эстонского патриотизма) и минимум реальной русофобии.
      Остальные – минимум национализма (патриотизма) и максимум русофобии.
      Эту разницу пытался довести до читателя и в этой статье. Но разбираю эту тему подробно в новой статье, которую постараюсь выдать уже сегодня-завтра.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *