Тотальная эстонизация образования, это уже не русофобия, это и есть «Russenfrei»!

В конце апреля на онлайн-конференции ОБСЕ подтверждены Гаагские принципы, провозглашающие право национальных меньшинств получать образование на родном языке, с параллельным  освоением государственного языка страны проживания.  Диссонансом стало сообщение портала Rus.err.ee о том, что премьер-министр Эстонии и председатель Партии реформ Кая Каллас заявила о переходе на  эстоноязычное образование ещё до 2035 года.  

То есть Эстония открыто заявляет, что ей наплевать на принципы, изложенные ОБСЕ, которую, кстати, эстонцы неизменно используют для выпадов против России и увиливания от рекомендаций решать

по-европейски проблемы своего русского и русскоязычного населения. Евросоюз  терпит такой игнор Таллина, хотя ежегодно госбюджет Эстонии состоит из внушительной доли денег Брюсселя. Почему? Это – плата Запада своему форпосту за русофобию и последовательную зачистку русскости.  

Гаагские рекомендации живы

В Гаагских рекомендациях ОБСЕ изложены общие принципы, которые государствам необходимо учитывать при разработке сбалансированной системы образования, позволяющей учащимся из числа национальных меньшинств овладевать своим родным языком, одновременно изучая государственный язык. И что примечательно, они в целом совпадают с позицией НКО «Русская школа Эстонии», которую, как и саму эту организацию игнорируют, как местная власть, включая Министерство образования и науки, так и СМИ, в том числе и русскоязычная, т.н.  мейнстримная и одновременно русофобская пресса.

Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кайрат Кудайбергенович Абдрахманов считает, что «сбалансированная система образования поддерживает права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, позволяет выражать свою культурную самобытность и участвовать в политической, социальной и экономической жизни своей страны… Это двусторонний процесс, который требует справедливости и равного участия, как большинства, так и меньшинств в обществе. И под «справедливостью» мы подразумеваем поддержку использования языков меньшинствами через образование…». В том же духе выступила нынешний председатель ОБСЕ Анн Линде: «Гаагские рекомендации важны для государств-участников…». 

Итак, каковы важнейшие тезисы этих рекомендаций?  

*

Первые годы обучения имеют решающее значение для развития ребенка. Согласно исследованиям в области образования, родной язык ребенка является идеальным средством обучения в дошкольный период и в детском саду.

*

Исследования показывают, что учебная программа в начальной школе в идеале должна преподаваться на языке меньшинства.

*

Значительная часть учебной программы в средней школе должна преподаваться на языке меньшинства.                       

*

Представители нацменьшинств должны иметь доступ к высшему образованию на родном языке

*

Обеспечение государствами подготовки на языке меньшинств кадров для начального и среднего уровня образования.

И ВЫВОД:

игнорирование Эстонией этих принципов отменяет то, что высказал Верховный комиссар ОБСЕ, то есть Таллин НЕ «поддерживает права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам», НЕ  позволяет выражать свою культурную самобытность и участвовать в политической, социальной и экономической жизни своей страны…

Всё с точностью до наоборот

Можно даже не приводить доводы эстонских экспертов  и политиков – они все прямо противоположные. Достаточно сказать, что  

подготовка кадров для русских учебных заведений полностью игнорируется уже 30 лет государством и эстонской внутренней политикой. Даже глупец не поверит, что это – недогляд.

Но, главное, нет в Эстонии желания даже изучить Гаагские рекомендации, обсудить их с эстонизаторами образования – авторов  пресловутых идей т.н. «погружения» или перевода русских детсадов и школ на эстонский язык обучения.

Портал Rus.err.ee резюмирует безапелляционный ответ премьер-министра Каллас на запросы оппозиционных парламентариев о сроках тотальной эстонизации: «… данное Министерству образования и науки задание составить (к ноябрю с.г. – Д.К.) план действий в области эстоноязычного образования можно считать подготовкой к переходу на образование на государственном языке… это произойдет не позднее 2035 года».

Она же вульгарно и лживо объяснила, с какой цельюэто делается: «… чтобы дать каждому равную возможность участвовать в общественной и трудовой жизни, а также продолжить учебу на следующей образовательной ступени».

Лицемерие и демагогия. Уровень владения эстонским языком неэстонцами за последние три десятилетия заметно вырос, а удельный весь неэстонцев (1/3 населения страны), работающих на ответственных должностях в государственных и муниципальных органах власти,  как не превышал  тридцать лет назад 3%, так не превышает и сегодня. Почти то же самое касается участия «в общественной и трудовой жизни» и учёбы «на высшей  ступени образования».

Смех разбирает, а, если в русскоязычной школе обучать перфектно эстонскому языку, то Эстония не может обеспечить «равную возможность участвовать в общественной и трудовой» и т.д.? Но проблема изучения эстонского, как, скажем, английского, даже не обсуждается! То есть снова обман, мистификация!  

Достаточно одного свидетельства лицемерия эстонизаторов: из соображений политической конъюнктуры Кая Каллас весной этого года (этого года!) в письменном ответе на запрос парламентария, социал-демократа Евгения Осиновского сообщает, что «не видит необходимости в… ограничении образования на русском языке в Эстонии». Премьер-министр незадолго до этого говорила обратное, то есть она лжёт и не смущается.  

Позорную позицию занимают и политики, особенно стыдно за эстонскую интеллигенцию, которая, как и все эстонцы, во время «ужасной советской оккупации» получала образование от детсада до высшей школы на родном языке! И делалось это Москвой, несмотря на советскую политику интернационализации, для сохранения эстонского народа, его культуры и языка.

Портал Рийгикогу извещает, что член парламентской комиссии по культуре, профессор Маргит Сутроп, полностью разделяя позицию премьер-министра и правительства, подчёркивает и такую важную цель тотальной эстонизации, как безопасность. Ладно, нынешние политики-русофобы, но учёный делает вид, будто её беспокойство по поводу того, что половина неэстонцев (11% всего населения) владеет государственным языком «ниже всякой критики», нельзя остудить самым простым способом – налаживанием в системе русскоязычного образования высочайшего уровня обучения эстонскому языку, как и английскому. Это надо повторять, ибо в Эстонии этот довод не приемлют уже 30 лет.

Казаться или быть kultuurrahvas

Мне давно хочется задать вопросы, смотря в глаза современному эстонскому интеллигенту, предки которого ещё в начале прошлого века называли эстонцев уже не maarahvas, как в начале пробуждения национального самосознания, а kultuurrahvas («культурный народ»), то есть одним из европейских.

Итак, в расчёте на честные и искренние ответы:

Давайте, по-честному, зачем эстонской элите, вообще вся эта затея?

Зачем реализовывать национальную идею-фикс: обучая русских/русскоязычных жителей на эстонском языке, ассимилировать их, чтобы они забыли о своей национальности, духовных корнях?

То есть, в духе гитлеровского плана колонизации восточных земель «Ост»?

Или по заданию русофобского Запада из Эстонии надо вытравить «русский дух», «Русский  мир»?

И не потому ли эстонизация образования, как и защита эстонского языка и культуры, на деле означает подавление русского языка и русскости?    

Так ли уж лишено исторических последствий желание переформатировать  мировоззрение, ментальность и духовность неэстонцев в западные (протестантские) аналоги,  превращение их в эстонских «унтерменшей»? Это, конечно, даже гуманно по сравнению с объявлением территории Эстонии «Juudenfrei», когда в годы немецкой оккупации (1941-1944 годы) физически уничтожили всех эстонских евреев, не успевших бежать в СССР.

Или Эстонии нужно в случае войны с Россией «пушечное мясо», чтобы обэстоненные или вестернизированные русские убивали, как на Украине, своих соотечественников? 

В начале прошлого века творческая группировка интеллигентов «Молодая Эстония» (Noor-Eesti), нацеленная на интеграцию с Западной Европой, провозгласила девиз: «Будем эстонцами, но станем также и европейцами» (“Olgem eestlased, aga saagem ka eurooplasteks!”). И достижений – много.   

Но не пора ли эстонскому государству «повзрослеть» в решении также и этнических проблем? Сдаётся, что ключевым моментом в ликвидации «русского вопроса» станет не полная эстонизация государственного образования, а разрешение «эстонского вопроса» – избавление от трайбализма и вызванных им комплексов национальной неполноценности? Ну, нельзя же в наше время считать праведным самоутверждение нации и государства, наказывая за прошлые страдания эстонского народа живущих сегодня в Эстонии русских и русскоязычных жителей, к тому же поголовно лояльных к власти! 

Или для русских в Эстонии этого недостаточно? И Запад даёт понять, что так оно и есть. Трудно считать случайностью, что эстонизация образования, то есть, подавление русского языка в Эстонии, запланирована на 2035 год. В том же духе действуют в Риге и Киеве.

К тому же, 2035 году в России задумано реализовать  один из западных проектов цифровизации образования. Телепередача «Кто не слеп, тот видит» на российском канале Бесогон TV приводит одну из глав этого проекта – «Смерть форматов». Показателен её подзаголовок: «Момент осознания очевидной неэффективности при наличии жизнеспособных альтернатив». К 2035 году такое «осознание» должно разрушить  современное, то есть, по мнению вестернизаторов, «очевидно неэффективное» образование в России, в частности, «исчезнут общеобразовательные школы, исследовательские университеты и тексты в обучении (книги, статьи), как доминирующая форма знаниевой коммуникации».     

По большому счёту речь идёт о незаметном, растянутом во времени уничтожении Западом всего русского, а значит, не мытьём, так катаньем, добиться исчезновения России и зарубежных русских.

Димитрий Кленский

Таллин, 11 июня 2021

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: «Дело Середенко»: кроме литовского Георгия Димитрова, новых русских героев Латвии, Балтия явила миру и эстонского Юлиуса Фучика

Необычные и интереснейшие письма из таллинской тюрьмы правозащитника Сергея Середенко наводят на, пусть отдалённую, но всё же аналогию с некогда знаменитой во всём мире книге «Репортаж с петлёй на шее», написанной в нацистской тюрьме в Праге чехословацким журналистом, деятелем Сопротивления  Юлиусом Фучиком. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *