Фото BaltNews.ee/Юлия Калинина

Димитрий Кленский: “Угроза Эстонии – русофобия. Не Сергей Середенко”

Критикуя государство, он помогает ему взрослеть.

По нынешним временам небывалое число комментариев, прямо шквал, какой-то, прокатился особенно в русскоязычных социальных сетях Эстонии по поводу ареста известного и за её пределами правозащитника и общественно-политического деятеля Сергея Середенко.

Его подозревают по статье 35-1 Пенитенциарного кодекса ЭР в создании или поддержании отношений с иностранным государством, иностранной организацией или лицом, действующим по заданию иностранного государства, с целью совершения преступления, установленного статьями 231, 232, 233, 234, 234-2 или 235 этого Кодекса. Наказание – тюремное заключение на срок до шести лет.

Первая реакция

С заявлениями выступил ряд русскоязычных общественных организаций – Объединённая Левая партия Эстонии, правозащитная организация «Китеж», НКО «Русская школа Эстонии», Координационный Совет российских соотечественников Эстонии (КСРСЭ). Маловато! А где, якобы прорусская Центристская партия Эстонии, её русские деятели? 

Впрочем, к обсуждению подключились и ведущие русофобские коммерческие Интернет-сайты, конечно, в предвкушении обилия комментариев и повышения своего рейтинга. Правда, общественно-правовой (читай: по сути государственный) портал ERR  предусмотрительно отменил комментирование новости.   

Логичен первый же вопрос, который был задан и одним из комментаторов в Сети: а почему молчит мировая, да и эстонская  общественность, которая подняла вой в случае со скандальным российским критиком власти Алексеем Навальным? К слову, кто-то в шутку предположил, что Середенко арестовали ради обмена на Навального. Впрочем, нашли с кем сравнить Сергея.

В целом, реакцию на арест Сергея Середенко в русском и русскоязычном сегменте общества можно назвать шоковым и, прежде всего, потому, что никому не понятно, за что же конкретно арестовали Середенко и потому, что те, кто его знали, никак не могут поверить в случившееся.

Характерно, что русскоязычный сегмент комментариев в Сети в подавляющем большинстве своём (даже те, кто не знают Середенко) с возмущением или сарказмом выражает недоверие к тем подозрениям, которые выдвинула Полиция безопасности и Прокуратура ЭР. Что показательно: в этом – отражение  дискриминационного положения русского и русскоязычного населения Эстонии, как бы примиренчески к нему оно само не относилось. Против этого Середенко боролся и будет бороться.   

Волна репрессий

Отсюда один из выводов: если даже он, действительно виноват, то  власти, так или иначе, снова вскрыли рану межэтнического противостояния в Эстонии. Зачем? Кому-то нужна «Бронзовая ночь 2» или припугнуть ею общество, кому-то надо встать вровень с волной закрытия российских СМИ и политических репрессий против, прежде всего, русских и русскоязычных активистов Латвии и Литвы? Кто-то сознательно проводит предшествующему штурму  русофобскую артподготовку в виде серии преднамеренных провокаций против России на фоне стремительно растущих угроз Запада, включая и возможность локальных войн?

Теперь выводы в отношении подозрений, выдвинутых против Середенко. Сами по себе, они в деятельности, направленной против государства, в частности, шпионажа, они тем более, всегда максимально секретны до приговора суда. И тут для выяснения правды надо ждать завершения всего процесса или освобождения из заключения осуждённого. Или досрочного освобождения Сергея Середенко ещё до судебного разбирательства. Это крайне удобно  для этнократий Прибалтики – можно безнаказанно вести подлую и вероломную закулисную борьбу с инакомыслием.

Это видно по наглости политически ангажированного правосудия в отношении литовского левого политика, бывшего дипломата Альгирдаса Палецкиса и отставного российского полковника, россиянина Юрия Меля, оказавшегося буквально в плену дышащей русофобией власти. Это видно и в Латвии в отношении экономиста и  общественно-политического деятеля Александра Гапоненко, главного редактора портала IMHOClub Юрия Алексеева, бывшего главного редактора Baltnews.lv Андрея Яковлева и его супруги Ирины Литвиновой, публициста Андрея Солопова, члена Русского Союза Латвии Александра Филея, журналистки Аллы Березовской. И это – не полный перечень лиц, преследуемых за инакомыслие, и репрессий, регулярно осуществляемых против российских и русскоязычных СМИ Прибалтики.

Кто следующий?

Эстонии удалось без особой пыли и шума, особенно после устрашения населения жуткой расправой с участниками спровоцированной властями в 2007 году массовых беспорядков, вызванных сносом памятника советскому Солдату-Освободителю («Бронзовый солдат»), подавить русское и русскоязычное инакомыслие. Оставшихся непримиримых борцов с русофобией лишили доступа к мейнстримным (увы, уже русофобским) русскоязычным СМИ. Среди них и Сергей Середенко, который разил русофобов не только пером публициста, но, главное, параграфами законов.

И всё равно случившееся с ним, как гром среди ясного неба. Если он чист перед законом (Середенко – юрист), во что верит, думаю, каждый, кто его знает, то возникают подозрения насчёт соответствия реальной деятельности Середенко с положениями части 1 статьи 235-1 Пенитенциарного кодекса ЭР.

Такая ситуация возникла и с самого начала судебного процесса над «бронзовой четвёркой» в 2007-2009 годы. Как и тогда, так и теперь, возникают встречные подозрения в том, что для карательных органов и стоящей за ними политэлиты любой контакт жителя Эстонии с сегодняшней, враждебной ей Россией, российской организацией, или россиянином можно при политической необходимости подвести, например, под  статьи упомянутого Кодекса: «Государственная измена» (232), «Шпионаж» (234), «Сообщество, действующее против конституционного строя Эстонской Республики» (статья 235), «Отношения против Эстонской Республики» (235-1).

Парадокс ещё и в том, что Середенко специализировался в своей научно-юридической деятельности на конституционном праве, находя в эстонском Основном законе недочёты или неверные применения его положений в общественно-политической и судебной практике.  

Димитрий Кленский

Таллин, 31 марта 2021

Послесловие. В одной интермедии Михаила Жванецкого употребляется выражение «шпион аргентинский», то есть речь об оклеветанном человеке, политическое обвинение которому предъявлено заведомо надуманное. В данном случае не до юмора. Прославится ли Эстония «шпионами аргентинскими»?

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Центристы сами лишили себя единовластия в Таллине”

Итак, к радости всех ведущих партий Эстонии, Центристская партия на завершившихся местных выборах, хотя и мощно победила, но в отличие от последних 19 лет потеряла возможность единолично управлять столицей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *