Димитрий Кленский: «Что важнее: гособорона или благо народа? Военные жируют, а бедные прозябают»

Портал Rus.postimees.ee рассказал об очередной беде социальных низов Эстонии – сводящей концы с концами многодетной семье, оказавшейся из-за болезни главы семьи Ральфа Мянда в лапах экспресс кредитования.

Общество отнеслось к этой истории равнодушно. При этом  с восторгом и в подробностях СМИ пишут о достоинствах привезённых недавно в Эстонию двух из заказанных в Южной Корее 18 самоходных артиллерийских установках на 56 миллионов евро. Захлёбываясь от восторга, СМИ наслаждаются похождениями 59-летней светской львицы Ану Саагим, которая когда-то обнажила ноги до бедра и дорогое нижнее бельё.

Главное – выжить!

Ральф Мянд поясняет, что выживать его семье давно помогали ссуды, возвращать которые удавалось в срок. Несмотря на угрозу финансовой кабалы 11 лет назад было решено купить дом в сельской местности. Последнее для отца семейства принципиально: хотя и говорят, что в тесноте, да не в обиде, но близость к природе и свобода для развития – ценность для подрастающих чад. Детей в семье – восемь! Младшему – четыре года, старшему – 19 лет, он учится на автомеханика, но по выходным приезжает домой, помогать по хозяйству и обустройству жилья. Качество приобретённого дома заведомо желало лучшего. Но уже не один год вся семья обустраивает дом, снова и снова влезая в долги, чётко погашая долги по краткосрочным ссудам. 

Дети ездят на учёбу на школьном автобусе, но двое вынуждены посещать другую школу, и возить их туда некому. Тогда купили на скромный кредит микроавтобус, естественно, подержанный. И через несколько месяцев сломался мотор. На помощь пришла лютеранская община – позволила временно пользоваться своим автобусом, с условием, что за топливо будет платить Ральф Мянд.

Разумеется, это не отменило платежи по другим ссудам. «В один момент не оставалось ничего другого, как обратиться в компанию быстрых кредитов «Bondora», – рассказал Ральф Мянд. Сумма – всего 250 евро, необходимые для погашения месячных платежей по другим ссудам. Но случилась беда – отца семейства увезли в больницу с инфарктом. Только выписался, как жена Кристи осталась дома из-за коронавируса, а позже, после инсульта тёщи, она стала ухаживать за ней. Бюджет семьи затрещал. 

Втихаря описали дом

Журналист Мати Мяэритс, описавший эту историю, отметил, что о решении суда описать недвижимость Ральф Мянд узнал от судебного исполнителя. Самого его в суд даже не пригласили – повестки он не получал.   

Супруга Ральфа поясняет позицию компании «Bondora»: «Они не были согласны ждать, даже до тех пор, пока не поступит пособие на ребёнка. Делом занялся  судебный исполнитель».

Сам Ральф постоянно общался с ним, предлагая график отсроченного платежа (по 50 евро в месяц):«К концу года  мы бы рассчитались с другими потребительскими ссудами и продолжили бы погашать  основной кредит. Увы, «Bondora» хотела все 250 евро и сразу. И судебный исполнитель наложил арест на всё имущество, покусился даже на часть моей пенсии по инвалидности. Но мы, как и обещали, платим по 50 евро в месяц. Мы не привыкли  быть хроническими должниками. Я не увиливаю, как бывает с бездумно залезающими в долги».

Он подкрепляет слова реальным планом выхода из ситуации. Супруга имеет документы, разрешающие быть опекуном нуждающихся лиц и оказывать услуги с доставкой на дом продуктов питания. Она уже создаёт фирму, оказывающую такие услуги, кстати, востребованные на эстоноязычном юго-востоке Эстонии, где давно, как и на русскоязычном северо-востоке, страдают от бедности.

Многодетность – порок?

Однако вовсе не случившееся заставило Ральфа Мянда обратиться в СМИ. Его поражает отношение государства к оказанию помощи многодетным семьям, добросовестным работягам, которые трудятся в поте лица и расплачиваются с кредитами, но не по своей вине попадают в беду.

Начать с того, что жилищное пособие Ральфу Мянду не выплачивают только потому, что другие пособия – на детей, включены в доход, из-за чего он незначительно, но превышает установленный минимум, с которого разрешается назначать жилищное пособие. Другими словами многодетную семью наказывают за то, что она многодетная. При этом все в один голос продолжают заботиться о демографической ситуации в стране.

Что касается компенсаций в случае тяжкого недуга работника. При зарплате в 620 евро переболевшему компенсируют лишь половину этой суммы. И ещё – обычно больничные компенсации выплачиваются только со второго дня болезни, установленной медиками. Но, если, как при пандемии, в компенсационную сумму входил бы и учёт первого дня болезни, это всё равно не выручило бы семью, считает Ральф Мянд. Его семью спасают домашние заготовки. И вывод: приходится выбирать: либо лечиться, либо болеть на ногах. Такое явление получило продолжение особенно с появлением коронавируса, когда при подозрении на коронавирус люди ради сохранения заработка продолжают работать и заражать окружающих.             

Ральф Мянд убеждён: «Пришло время принять закон, согласно которому в случае непредвиденных обстоятельств (болезнь, несчастный случай и т.д.) у человека ни при каких обстоятельствах не отнимали бы жильё». Кстати, это уже реализовано в Финляндии.

Миф об угрозе РФ

По мнению известного в стране экономиста, доктора экономических наук Владимира Вайнгорта, несмотря на то, что Эстония считается относительно благополучной страной (особенно на фоне бывших союзных республик СССР), в ней, как и на Западе, в обществе стали обнаруживать себя (и вовсе не только из-за пандемии) тектонические структурные сдвиги. Они неизбежно приведут к кардинальным преобразованиям в мировой экономике и, соответственно, к изменениям функционирования общества. И что безрадостно, Эстония при этом объективно дрейфует в сторону стран, в которых неумолимо растёт доля бедных людей.       

Только несколько фактов. По данным государственного Департамента статистики 232 тысячи человек в Эстонии, то есть каждый шестой, живет в бедности, а каждый одиннадцатый – в нищете. Это касается и четверти детей, живущих в абсолютной и относительной бедности, то есть, которые не доедают или даже голодают.

Но эстонские законодатели озабочены иным, например, тем, что вопреки мнению основной массы населения в парламенте (Riigikogu) пропихивают западную указиловку разрешающую заводить детей в однополых браках.

Но главное для руководства страны – обороноспособность. Обосновывается это мифической (именно мифической, что очевидно здравомыслящим жителям Эстонии) российской угрозой. О ней постоянно, по очереди, публично заявляют эстонские министры иностранных дел Урмас Рейнсалу и министр обороны Юри Луйк. Оба – члены русофобской ультранационалистической партии Isamaa («Отечество»). И это при том, что передовые воинские подразделения НАТО, считающей Россию своим врагом, находятся, как и Вермахт под Ленинградом в 1941 году, уже в сотне километров от Санкт-Петербурга! Не зря люди сомневаются: для защиты ли Эстонии или её нападения на Россию под началом НАТО так усердно власти пекутся о гособороне?  

Оборона – это всё!

Иллюстрацией фанатичного желания тратить бюджетные средства на оборону стала перепалка министров (финансов – Мартин Хельме и обороны – Юри Луйк) правящей правительственной коалиции по поводу расходов на оборону в госбюджете 2021 года. Первый из них сделал воспринятое, как скандальное, но вполне логичное заявление о необходимости уменьшить все бюджетные расходы. В том числе на оборону – 50 миллионов евро. Прежде всего, на дворе – кризис, усиленный пандемией, стало быть, скромнее должны быть все. Далее, ежегодно Минобороны ЭР недоиспользует 30-60 миллионов евро. То есть, в реале это не снижает базового финансирования. Министр Мартин Хельме: «Это – не преступление против гособороны, а рациональный подход».

Что тут началось! Второй министр (обороны) Юри Луйк публично осудил коллегу, в истеричной форме заявив, что бюджет его ведомства не могут обсуждать и составлять финансисты, это – прерогатива военных. Его однопартиец, руководитель парламентской комиссии по государственной обороне Андрес Метсоя в интервью «АК» ЭТВ заявил с пафосом: «Снижение расходов на гособорону опасно, так как мы выстраиваем государственную оборону с нуля и у нас есть договоренности с союзниками, как вести работу в нашем регионе».

Оборона в кредит

И тут депутат Рийгикогу, подполковник в отставке Лео Куннас утверждает, что у его и министра финансов Мартина Хельме партии EKRE (ультранационалистическая народно-консервативная) нет плана сокращения расходов на оборону. Наоборот, нехватку средств компенсирует кредит в 300 миллионов евро для развития ПВО и береговой обороны: «Если у правительства будет такое решение, то гособорона получит прибавку в 250 миллионов евро с учётом ужимания бюджетного финансирования на 50 миллионов евро. Доля от ВВП резко вырастет».

Министр финансов Мартин Хельме тут же и провозгласил, что именно так правительство и поступит, тем более Юри Ратас – премьер-министр, лидер Центристской партии, позиционирующей себя защитницей неэстонского населения, поспешил после критики оппозиции заверить как её, так и, открывая Балтийскую оборонную конференцию, Запад: «Как страна, расположенная на границе НАТО и Европейского союза с Россией мы не можем идти на уступки в сфере безопасности»  

После этого точку в ожесточённых публичных спорах поставил министр обороны Эстонии Юри Луйк, который торжествующе заявил, что «расходы на оборону увеличатся в 2021 году до 645,4 миллиона евро, это 2,29% от госбюджета». Он явно вдохновился заявлением бывший командующий Силами обороны Эстонии, ныне европарламентарий Рихо Терраса: «В нынешней ситуации с безопасностью Эстонии надо серьезно подумать об увеличении оборонного бюджета выше 2% ВВП, например, до 3%».

Власти продешевили?

Что и требовалось доказать! Действительно, какое дело Рихо Террасу, политикам и партиям Эстонии, пресыщенной элите до бедности и бедных, тем более до простого эстонца Ральфа Мянда и его многодетной семьи? Главное – быть сателлитом Запада, который позволяет играть но . 

Создаётся впечатление, что политики Эстонии бьются не столько за повышение обороноспособности своей страны, сколько за выказывание патриотизма перед избирателями, а именно, за выбивание денег на гособорону в угоду НАТО и заокеанских покровителей. Возникают вопросы.

Даже, когда была одобрена концепция, согласно которой оборона Эстонии будет способна хоть что-то противопоставить «врагу» до подхода основных сил НАТО, то думаешь: не продешевил ли Таллин, забыв о возможности постоянного, как в Германии, присутствия в Эстонии заокеанских оккупационных войск? Таллину давно был резон поторговаться с хозяином НАТО – США, ибо обладает ценным для Запада капиталом – Эстония не жалеет себя в непрекращающейся антироссийскости и русофобии, выгодной, прежде всего, западным покровителям Прибалтики. Это позволило бы, как и той же Германии, направлять куда больше денег на социальные нужды населения, борьбу с бедностью.  

Ещё впечатление такое, что гособорона становится в силу комплексов национальной неполноценности самоцелью, а параллельное безразличное отношение к социальным проблемам, в том числе к демографии (семья Ральфа Мянда – многодетная) подводит к гротескной мысли: зачем государству такая оборона, когда защищать от супостата в будущем, возможно, будет уже некого, за исключением самой политэлиты. Впрочем, скорее всего в критический момент, та сбежит с Родины, как это уже было в 1944 году… Увы, пока, за три десятилетия восстановленной независимости в поисках лучшей доли Эстонию покинули почти четверть миллиона жителей разных национальностей (почти 1/5 всего населения).    

Бедность – порок!  

Серьёзность проблемы бедности подтверждают, и статистика, и редко политики, реально сталкивающиеся с бедностью. По данным Евростата в 2019 году эстонские пенсионеры, получающие пенсию по старости, оказались самыми бедными в Евросоюзе. В Эстонии по риску бедности людей в возрасте старше 65 лет начитывается 51,3%, а в Евросоюзе в среднем – 15%?! Так, этот показатель лучше, чем в Эстонии, например, в Словакии – 6,4%. Стоит внимания и мнение правоведа, старейшины столичной части города Пыхья-Таллин, центриста Пеэтера Ярвелайда: «Относительная бедность пожилых людей является большой структурной проблемой  нашего общества, она стала результатом политического выбора последнего десятилетия… Прискорбно, что наши пожилые люди оказались на самой низкой позиции в Европейском союзе».  

Прискорбно, что и эстонские СМИ на русском языке по этому вопросу угодничают перед этнократией. На портале rus.postimees.ee в редакционной статье «Заглянем в карман, набитый нашими деньгами» заявлено: «За первые шесть месяцев этого непростого года Канцелярия Рийгикогу вернула парламентариям 490 000 евро, которые они потратили, встречаясь с избирателями, посещая конференции, курсы и пользуясь мобильными телефонами и интернетом. Читать эти отчеты, мягко говоря, стыдно. Именно в такие моменты ты понимаешь, что тебя как налогоплательщика держат за дурня, который должен платить и кланяться».

Во-первых, малоубедительно, во-вторых, не стыдно местным русским журналистам, что с начала этого года кратно выросло число покончивших с жизнью детей, что в условиях внушительной бедности, да той же истории с многодетной семьёй Ральфа Мянда (в которой, возможно, растёт новая Лидия Койдула?), Тоомпеа и Стейнбок соревнуются в наращивании милитаризации? 

Димитрий Кленский

Таллин, 20 октября 2020

Послесловие. Есть ли альтернатива? Есть. Надо лишь вникнуть в Преамбулу Конституции Швейцарской Конфедерации: «Сила народа измеряется благом слабых». И ещё. Стоит задуматься о пользе нейтралитета Эстонии – а почему не провозгласить при посредничестве ООН пакт о ненападении, заключив соответствующие договора между Эстонией и её соседними государствами. И оставить в системе гособороны только полицию и Кайтселийт. Экономия – как минимум 2% ВВП.     

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: «Русофобский донос: Пушкину – нет, нацисту – да!»

После короткого затишья в Таллине снова напомнили о себе лингво-националисты, они нашли повод для того, чтобы выйти на русофобскую охоту: вспомнили, про Сергея Гаранжу: и.о. директора одного из лучших учебных заведений страны – столичного Русского Линнамяэского лицея.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *