Димитрий Кленский: “Что опаснее для русских Эстонии: корона-вирус или полная эстонизация образования?”

С недавним русофобским выпадом эстонского политика, назвавшего участников массовых беспорядков в «Бронзовые ночи» 2007 года «человеческим мусором», задаёшься вопросом: а не сами ли русские в какой-то мере тоже провоцируют  очередного русофоба, мнящего себя «сверхчеловеком», считать неэстонцев «унтерменшами»?     

Начну издалека. На портале zemljaki.eu выступила известная защитница русскоязычного образования Оксана Пост со статьёй  «Неужели мы смирились с уничтожением русской школы?». Вопрос в заголовке – уже давно риторический, а может и для смирившихся со своей судьбой местных русских и русскоязычных жителей и поднадоевший. Так вот, эта публикация, перепечатанная на портале dokole.eu собрала всего 200 с небольшим просмотров.

В эти же дни этот же портал напечатал короткое интервью «Медработник Таллинской больницы: «Остерегайтесь вакцинации!». Оно собрало невероятные 7000 просмотров с гаком. Конечно, повышенный интерес к теме вакцинации от коронавируса более чем понятен. Люди не хотят оказаться жертвой западных вакцин, тем более зная, что за Чудским озером существует внушающая доверие российская вакцина «Спутник V», хотя и не разрешённая пока к применению в Евросоюзе.

Речь о жизни и смерти, можно сказать: здесь и сейчас. И всё же. Если люди ощущают свою этническую принадлежность, то они не могут не признавать народ, к которому принадлежат. А, если так, то естественно чувство причастности к сохранению рода, и народа, к коему принадлежишь. Не будет этого – сгинет народ. Не сразу, со временем, но сгинет.

Такая судьба и ожидает русское население Эстонии, которое незаметно и постепенно, но последовательно отвращают от родного языка и культуры в результате пошагового сворачивания образования на русском языке, её эстонизации. Последнее равноценно дерусификции, то есть исчезновению, как это произошло с пруссами и ливами в Прибалтике много веков назад.  

Технология дерусификации

Почему же стратеги эстонизации реализуют её не спеша, хотя политики-националисты-русофобы перед каждыми выборами талдычат о немедленном переходе всех детсадов и школ и гимназий на эстонский язык обучения?

Да потому, что провалился авантюрный эксперимент форсированной эстонизации – создание на северо-востоке страны государственной гимназии в Кохтла-Ярве. Эстонизаторы понимают, что продвижение своей навязчивой и безумной идеи черепашьими шагами позволяет усыпить эстонизируемых, а, значит, и избежать их общественно-политической активности к сопротивлению эстонизации.

На неё работают и другие факторы. Теряющее связь с прародиной русское население, свыкшееся с дискриминацией по этническому признаку, так или иначе, с годами отстраняемое от своих культурно-национальных корней и ценностей, а значит и духовности, приняло в условиях элементарного выживания новую жизненную позицию – потребительскую. Как в материальном, так и, правда, пока в меньшей степени, и в духовном плане.

Этому содействовали и русскоязычные политики, которые четверть века назад взялись защищать русское и русскоязычное население. Ориентируя его в нужном, «правильном» направлении развития, один из них, весьма известный, восторгался Европой и изумлялся тому, что народ, проигравший войну Союзу ССР, живёт намного  лучше, чем победители – советские люди. Восторженно он рассказывал о своём главном впечатлении от первого визита за кордон – только слюнки у него не текли от перечисления двухсот видов и сортов колбас. Нет, еда, питание, развлечения и досуг  – важнейшие составные нашей жизни, но не единственные же. 

Этим же однобоким жизненным ориентиром  русскоязычные политики уговорили местных русских (составляющие очевидное большинство среди неэстонцев) отказаться от политической борьбы с акцентом на этническую принадлежность. Так, Объединённой народной партии Эстонии (ОНПЭ), попавшей первый раз в парламент именно благодаря коллективным усилиям нескольких, отстаивающих интересы русского и русскоязычного населения партий, удалось не без помощи и московских кураторов содействовать падению Русской партии Эстонии (РПЭ). А когда сама учуяла, что идёт ко дну, то нашлись в ней интернационалисты (читай: космополиты), которые отказались выполнить решения съезда ОНПЭ о переименовании её в Объединённую Русскую партию Эстонии.

Итог? Есть социологические исследования, которые показывают, что представители национальных  меньшинств Эстонии (5%) живут по многим показателям чуть лучше русских (25%), имеют намного лучшее представительство в органах власти страны. В этом велики и не рекламируемые заслуги эстонских партий, СМИ и спецслужб.

Конечно, куда больше разрыв между инородцами (muulased) и эстонцами. Так что, предусмотрительно осуждённые в политическом закулисье публичные лозунги середины 90-х годов «Эстония для эстонцев!» и «Сначала – права эстонца, потом – права человека», оказались скрытно, без пыли и шума успешно реализованы. И, если в те годы русскоязычные политики и журналисты возмущались планами этнократов превратить русских в жителей «второго сорта», то сегодня они таковыми и стали в формулировке нулевых годов одного из Комитетов ООН: русское население Эстонии отторгнуто на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни страны.

Русофобская «оттепель»

Такая отстранённость и смиренность, с которой неэстонская часть населения согласилась со своим новым статусом в признаваемом демократическим Евросоюзе, а также осознание этнократией, что местные «русские» уже не представляют реальной угрозы независимости Эстонии (Россия, увидев их покорность, махнула на них рукой), позволило в последние годы сменить тактику. Она стала заигрывать с русским и русскоязычным населением. Это и признание их представителей (чего раньше почти не было)  победителями в различных конкурсах, награждение орденами лиц с русскими фамилиями. Это и некоторое (да и то, очень долго на словах) увеличение финансирования Ида-Вирумаа, улучшение местной  инфраструктуры. Это и визиты в этот «токсичный» регион чиновников республиканского уровня, пример которым подала Президент ЭР Керсти Кальюлайд. Её визиты в Нарву многие оценивали, как показушные, но, надо признать, оказали достаточно сильное эмоциональное впечатление на население, что помогло осуществлённой-таки в Нарве ползучей смене власти – не совсем прозападных и центристов-«совков» сменил более прогресссивный, но нужный этнократии союз лояльных ей соцдемов и центристов.  

Цель заигрывания – создать  впечатление, что второсортность жителей Ида-Вирумаа, якобы, не результат этнической политики государства, а его недостаточное внимание к региональному развитию страны. Ну, недоглядели, ну, не досуг было в сторону Нарвы смотреть. В оправдание приводят факт лучших показателей достатка и успеха среди русских и русскоязычных жителей столицы по сравнению с русскоязычным населением северо-востока. Мол, в Таллине – тоже русские живут, и не плохо по сравнению с русскими Ида-Вирумаа. Другой довод – и другие уезды юго-востока Эстонии, с преобладанием эстонского населения, сильно отстали от средних  показателей по стране.

Так выветривается из сознания «второсортного» жителя северо-востока этническая составляющая внутренней политики власти, и заменяется социально-экономической, то есть, градус недовольства снижается, но, что ещё важнее, русские и русскоязычные жители стали воспринимать себя «бедными родственниками», которым просто везло меньше, чем успешным. Тут только себя и попрекать.    

Без веры в справедливость

После такого у этнократов, добившихся покорности «вассалов»,  снова, после зачистки сквера с «Бронзовым Солдатом», взыгрался аппетит к радикальной русофобии. Это – переход от ползучей эстонизации русскоязычного образования к её радикальному завершению. Пока эти попахивающие расизмом планы ещё не закреплены в законе, поскольку достаточно и вербального общения с наивными и доверчивыми русскими и русскоязычными людьми «на обочине» гражданского общества, чтобы эффективно бороться за электорат перед президентскими и местными выборами.

Только что Окружной суд оставил в силе решение местной власти города Кейла о закрытии единственной в нём русской школы. Это нисколько  не удивило активиста НКО «Русская школа Эстонии», обращавшуюся в суд Оксану Пост. Но родители школьников обратятся дальше – в Госсуд, снова не рассчитывая на чудо.  Горстка активистов НКО «Русская школа Эстонии» продолжает борьбу на всех фронтах в Евросоюзе. Вопрос: а где жители Кейла? Где русская общественность и интеллигенция – почему они не выйдут на улицу, почему не составляют петиции?

Или что случилось с обещанием центристов, согласившихся несколько лет назад сохранить нескольким русскоязычным гимназиям обучение полностью на русском языке, но с условием, что их абитуриенты будут владеть эстонским языком на высшем уровне С1? Вопрос закрыли и все молчат. За исключением НКО «Русская школа Эстонии», которую власти и СМИ, и даже т.н. русскоязычная пресса, считая  маргинальной, просто не замечают.     

Вот и говорят часто: всё – бесполезно. И то, правда.

Но… если бы 26 апреля 2007 года на защиту памятника Солдату-Освободителю и братской могилы красноармейцев, погибших при освобождении Таллина от немецких оккупантов, вышла вся, ну хотя бы десятая часть русскоязычного Таллина, и не дети, а их родители, то нет сомнения, памятник и  сегодня стоял бы на Тынисмяги. Увы, русские опять проглотили своё унижение.  

Русские: без вины виноватые

Инстинкт самосохранения себя любимого оказался выше. Почему? На то есть немало объективных причин, а потому, мол, у местных русских нет выбора. Но и это – выдумка ради самооправдания. Выбор был – или сохранить своё рабочее место и обеспечить хоть каким-то достатком семью, то есть  молчать, поступив по принципу «Моя хата с краю» или лишиться благополучия, нанести урон семье, оказав законное сопротивление подсознательно расистскому стремлению эстонизировать образование, то есть, чтобы ни говорили, дерусифицировать местных русских.

И всё же, думаю, никто, кто в здравом уме и житейски мудр, не попрекнёт живущих в виртуальном «духовном концлагере» местных русских за апатию в отстаивании равноправия и права оставаться русским. Горе только тем, кто ради личной выгоды потворствует отсутствию межэтнического равноправия (о дефиците равенства давно забыли поминать). 

Тут важно отметить, что терпение русских и русскоязычных объясняется не только их приниженным социально-политическим положением, но и пониманием, что маниакальное желание националистов-русофобов ликвидировать русскоязычное образование объясняет (но не оправдывает!), в частности, незавидная история эстонского народа и запоздалое (а потому не без турбулентности) становление государственности. Многовековая зависимость от чужеземцев, особенно немецких баронов (то есть гнёт был не только  социально-экономический, но и этнический) породил ксенофобию, по которой Евростат присудил Эстонии одно из ведущих мест в Евросоюзе.    

Местные русские не сразу, но стали понимать, что это не только и не столько вина, сколько беда эстонцев. Однако не местные же русские виноваты в этих исторических коллизиях эстонского народа и государства.

Более того, можно усмотреть и такой парадокс – политическое, в рамках закона, сопротивление русских и русскоязычных жителей русофобии и эстонизации, способствовало медленному, но ослаблению пещерной русофобии в Эстонии. Это – не признаваемая пока заслуга русских и русскоязычного населения.

Сравнение с несравнимым

В то же время, если Таллин не готов цивилизованно решать «русский вопрос», тогда не надо прикрываться европейскими ценностями, законностью и демократией. Русские и русскоязычные жители сыты по горло этой демагогией и лицемерием.

Вот высшие должностные лица Эстонского государства любили и и сегодня любят заявлять, что в Германии все её жители, (включая 10 миллионов иностранцев, в  том числе 2 миллиона турок) учатся на немецком языке. Но, во-первых, Эстония – не Германия (скромнее надо быть), а во-вторых, по ту сторону Финского залива живёт родственный народ, который почему-то терпит двуязычие, и шведский язык вместе с финским является государственным, а местные шведы учатся на шведском языке. В третьих, сравнение турок в Германии с русскими Эстонии некорректно. И потому, что русские, не в большом количестве, но  жили тут испокон веку, и главное, если уж проводить аналогии, то потому, что русских Эстонии надо сравнивать не с алжирцами во Франции, а французами в Алжире. Ведь не Франция входила в состав Алжира, а наоборот. Иначе говоря, хотя русских при царе и Советах и «понаехало», но не Россия же была в составе Эстонии.      

Пусть эстонская интеллигенция ответит, наконец, честно, зачем кто-то в Эстонии с таким упорством и садизмом, к тому же непрофессионально, уничтожает русскоязычное образование? И ещё вопрос: на каком языке учились эстонцы во время треклятой почти полувековой «советской оккупации»? Ведь важно владение языком, а не обучение на эстонском языке, тем более учебные программы и учебники разработаны в соответствии с эстонской государственной идеологией, полной упрёков в адрес России.

О необходимости наладить обучение эстонскому языку, кстати, на основании Закона ЭР  «Об образовании», и непременно  на высшем уровне три десятилетия говорят защитники «русской школы», а их только отфутболивали.

А центристам верить можно?

Поразительно, но очевидно в преддверии выборов, на днях впервые об этом, слово в слово, заявила и экс-министр образования и науки, вице-председатель Центристской партии Майлис Репс, кстати, главный инициатор провалившегося эксперимента с двуязычным обучением (60:40 в пользу эстонского языка) во всех бывших русскоязычных гимназиях. Портал rus.err.ee, ссылаясь на Репс, сообщает: «В последние дни, к сожалению, приходится сталкиваться со спекуляциями в прессе… на тему их перевода нынешним правительством на эстонский язык обучения».

Простите, а кто ещё недавно темнил на эту тему при формировании нового правительства, если не сама Майлис Репс? А может русский протест сыграл свою роль и потому пункт о радикальной эстонизаци и не вошёл в коалиционное соглашение?   

Майлис Репс пишет: «Пока центристы находятся в правительстве, за родителями будет сохранено право, выбирать язык обучения». Что значит «ПОКА». То есть, если завтра случится отставка правительства, то «сливай водичку»? И почему вообще можно верить центристам Ратаса-Репс, репутация которых подмочена, а доверие стало падать?  

Далее она же заявляет, что успешность русских детей после окончания  школы и гимназии обеспечивает интенсивное освоение эстонского языка, как учебного предмета. И начнётся оно, заметьте, ИНТЕНСИВНОЕ, уже в детсадах. Поэтому Майлис Репс витийствует: «…Именно об усилении качества обучения эстонскому языку в детских садах и школах с русским языком обучения говорится в коалиционном договоре, а не о переходе. Перехода не будет…мы плотно работаем над тем, чтобы дети, чьим родным не является эстонский, с раннего возраста имели бы возможность изучать его».

Изучать язык или обучаться на нём? Не ясно! И выходит, что ПЕРЕХОД всё-таки будет, но эстонизацию начнут ПОКА не со школы, а с детсада. Спасибо, что не с яслей, и не в утробе матери.

Она же подтверждает сказанное: «Нынешнее коалиционное соглашение как раз и предполагает увеличение финансирования на привлечение дополнительных педагогов, т.е. на повышение качества и интенсивности изучения эстонского языка».  А тут ещё вопрос: а как с подготовкой преподавателей для русскоязычных школ и гимназий, возраст которых уже приближается, а то и превышает пенсионный? Об этом, разумеется, ни слова.  То есть расчёт прежний – когда русскоязычных учителей не станет (а их в вузах не готовят), останется один вариант – сдавать детей в детсады и школы с эстонском языком обучения. Другого выбора уже не будет. И чего тогда стоят слова Майлис Репс о том, что центристы «всегда придерживались позиции, что язык обучения должны выбирать для своего ребенка родители». 

Боле того, как тогда быть со школами с языковым погружением, существующими давно, на, якобы, добровольной основе? По жизни это добровольно-принудительный выбор, к чему подводит русских безысходность и надежда на то, что их повзрослевшие дети не окажутся в том же незавидном положении, как их родители.

То есть, эстонизаторы, когда заявляют о максимуме своих планов, при малейшем протесте сбавляют ход и начинают пускать пыль в глаза. И снова расчёт на то, что русский житель будет хлопать ушами или смирится с тем, что ему вешают лапшу на уши.

Противостоять, пока не поздно

Но расчёт-то на это у эстонизаторов оправданный. Русские, как правило, молчат. А молчание – знак согласия. Раз так, то хочется спросить у русского и русскоязычного жителя: чего в таком случае вякать, пусть даже про себя, на притеснения или оскорбления? Ведь очевидно, что националист-русофоб наглеет тем больше, чем усерднее прогибается перед ним местный русский. То есть, именно эта покорность, проглатывание унижения национального достоинства тоже провоцирует русофобию.

Для справедливости аналогия: недавнее отношение к трудовым мигрантам из Средней Азии в РФ, как к дешёвой, но главное, к бесправной рабочей силе.      

Что ждёт русских и русскоязычных жителей Эстонии? Об этом можно судить по реакции одного из лидеров партии Русский союз Латвии, депутата Рижской думы  Мирослава Митрофанова на запрет трансляции в Латвии российских телеканалов, включая федеральные и среди них государственное «Россия-РТР». Он сказал редакции портала «Русский мир»: «Власти вынуждают русскоязычных отказаться от родного языка». И это не преувеличение. С переводом обучения в Латвии и Эстонии полностью на местные государственные языки, последуют запреты на российские и местные русскоязычные телеканалы и Интернет-порталы, затем прикроют театры и библиотеки… И пошло-поехало. Вот оно – будущее «Русского мира» в Прибалтике, особенно, если вот-вот оформится жёсткое противостояние между РФ и Западом.

То, что в условиях конфронтации не будут чирикаться с русским населением Эстонии (Прибалтики), не вызывает сомнений. Это лишний раз подтверждает только что принятое в угоду США  воинственное (хотя и в духе Моськи, лающего на слона)  антироссийское заявление Рийгикогу, предназначенное для оказания давления на Брюссель. А также интервью делающего хорошую мину при плохой игре генсека НАТО Йенса Столтенберга испанской газете El Mundo, в котором тот заявляет  о том, что Северо-Атлантический альянс (военный кулак Запада) готов, как к столкновению с Россией, так и к сотрудничеству с ней.

Но Россия не говорила о столкновении, она готова прикрыть «окно в Европу», если Евросоюз перестанет вводить по указке США антироссийские секторальные санкции и нагло вмешиваться во внутреннюю жизнь РФ.     

То есть в воздухе запахло гарью и, если начнётся настоящая война, то русским Прибалтики придётся вспомнить, как американцы упрятали всех живущих в Штатах японцев в концлагеря, после объявления Вашингтоном войны Германии в 1941 году. 

Димитрий Кленский

Таллин, 16 февраля 2021.   

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Есть ли гарантии, что до или после 16 июня не повторится трагедия над Боденским озером?”

Конечно, службы безопасности Кремля призваны гарантировать безопасность главы государства. Но все ли «сюрпризы» Запада учтены?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *