Димитрий Кленский: “Эстонский язык обучения до плана «Ост» доведёт? Часть 2. Мечта стала национальной идеей?”

Если дерусификация Вам безразлична, то не читайте эту статью.

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас рассказала о разработке реформистско-центристским правительством плана «унификациии школы в Эстонии». В переводе на русский язык это означает ликвидацию обучения на русском языке и последующую дерусификацию…

Откуда растут ноги эстонской русофобии

Эстонская национальная элита, рассматривая межэтнические проблемы, на первый план выдвигают свою обиду на незавидную и, действительно, вызывающую сочувствие историю эстонского народа. Чрезмерно драматизируя её, можно манипулировать сознанием всего населения и своего народа, пугать, прежде всего, возвращением советского прошлого, чтобы решать сегодняшние эгоистические задачи русофобствующей эстонской элиты. Она сделала ставку на прислуживание Западу, который поддерживает русофобию в своих, не эстонского народа, интересах ради геополитического противостояния с Россией.

Многое объясняет то, что и в составе Российской империи продолжилось многовековое немецкое влияние, которое определило мировоззренческий вектор формирования эстонской нации и государства. Это – Запад. Надо понимать, что Эстония – пограничная  территория, которая находится между двумя мощными цивилизациями: европейской (романо-германская и англо-саксонская) и российской (евро-азиатская). Что только их не отличает и не разделяет! И разные, пусть и  христианские, религии (католическая и лютеранская vs православная), алфавит (латиница vs кириллица). Это и ментальность (индивидуализм vs коллективизм, приоритет личности vs приоритет государства, прагматизм и практичность vs филантропия и гуманизм, эгоизм vs альтруизм и т.д.).

Всё это во взаимодействии предопределяет «ров», и не только на ментальном, но и политическом уровне, в отношениях между Эстонией и Россией, сказывается и во взаимоотношениях между эстонцами и местными русскими.

Наконец, свою роль сыграло то, что из-за многовекового господства чужеземцев сегодня Евростат определяет очень высокий уровень в Эстонии ксенофобии (ещё сто-двести лет назад господствовала германофобия, последние сто лет – русофобия). Что объяснимо: эстонскими крестьянами владели не свои, эстонские, а немецкие бароны. Ещё – у взрослеющей эстонской нации проявляются изъяны мировосприятия, которые объяснимы, в частности и отсутствием собственного дворянства, как стимулятора  развития страны и национальной культуры в феодальную эпоху. Ещё один негативный результат – острый дефицит опыта управления государством с многонациональным составом населения, скромен и военный опыт защиты Родины. Отсюда и комплексы национальной неполноценности – сверхчувствительности, до болезненности, ко всему, что связано с эстонским народом, принадлежности к ней.

Пример не воспринимаемой русским человеком аберрации исторического осмысления эстонской русофобской элитой – это воспевание Таллином эстонцев, служивших на стороне Гитлера. В частности, в 20-й дивизии СС (Эстонская) и охранных (карательных) батальонах Вермахта во время Великой Отечественной и Второй мировой войн. Их считают героями-освободителями, борцами за независимость. Значит, есть в миропонимании эстонцев что-то такое, что они, понимая разумом, что явно подставляются и будут обвинены в героизации нацизма, всё равно настаивают на своём. Это значит, что для  провинциальной Эстонии исторический страх перед Россией, мстительность за нанесённые ею обиды стали абсолютно приоритетными в восприятии всего, что происходит в окружающем мире. Любопытно, что отмечая большие заслуги шведов, также захватывавших Эстонию, эстонцы называют их «оккупацию» – «золотым шведским веком», в то время как русские принесли будто бы только беды и урон. Вот оно – противостояние Запада Востоку!     

Объяснение – никак не оправдание

Многое из сказанного и объясняет вульгарное («де-простэ», как говаривала тётушка моего деда по матери) восприятие эстонской элитой происходящих в мире процессов, а также, неспособность цивилизованно решать вопросы сосуществования эстонцев и русских.   

Но хватит понимания и объяснений! Русофобскую «восточную политику» Эстонии и  русофобское отношение к «русскому вопросу» и «русской школе», при всём при том, невозможно оправдать уже только потому, что Эстония, вступив 1 мая 2004 года в Евросоюз, взяла на себя обязательства уважать европейские ценности, в том числе соответствовать «копенгагенским критериям».  

И тут с русофобами сюсюкать никак нельзя: или пан, или пропал! Ни в коем случае нельзя оказаться в роли просителя с протянутой рукой, а с полным  чувством национального и гражданского достоинства защитить не только свою школу, но и спасать честь, и достоинство Эстонии. Тут можно ожидать и бойкота плана «унификации» русскими и русскоязычными жителями, включая гимназистов, массовых протестов. Если не удастся переубедить эстонизаторов, то

Придётся смириться со своей долей, действовать по рекомендации «Сдаться и получить удовольствие».  Что-то подсказывает, что новая затея властей, даже, если она  удастся, блага Эстонии не принесёт: от добра добра не ищут. Или как ещё говорят – не стремись получить больше, чем доволен, получив нечто даром, не следует ожидать или требовать бо́льшего, довольствоваться тем хорошим, что есть.

Ибо ликвидация русской школы – не просто несправедливость. Тут маячит что-то более зловещее.    

Давно замечено, что в Эстонии регулярно издаётся литература, восхваляющая эстонцев, воевавших на стороне гитлеровской Германии. Удивительно много было материалов в периодической печати о Гитлере и его окружении в связи с 75-летием окончания Второй мировой войны. Почему так, было рассмотрено выше. Но  проблема эта не только её прошлое, но и будущее. 

И вообще, относительно успешное становление современной Эстонской  республики отмечен подавлением русскости, в частности, запретом культурной автономии русскому национальному меньшинству, отказом вернуть довоенную недвижимость Эстонской Православной Церкви (Московский Патриархат), сокращением образования на русском языке, ущемлением русского языка (вспомним хотя бы нелепое требование писать столицу страны с двумя буквами «эн»). Это вызывает, пусть даже кому-то только кажущиеся аллюзии с элементами гитлеровского плана «Ост», предусматривавшего колонизацию восточных земель. 

Чтобы призадуматься над потенциальной угрозой, достаточно сравнить эстонские реалии  с выдержками из переписки в1942 году нацистских бонз по поводу их плана. Пусть не напрямую, но сходства просматриваются, хотя Эстонию и Германию трудно поставить на одну полку. Хотя в становлении их государственности есть и общие черты. О немецком влиянии на Эстонию уже говорилось (кстати, показательно, что немец переводится на эстонский язык, как sakslane, а господин, барин – saks).  

Германия и Эстония были сто лет назад молодые, ещё не «повзрослевшие»  по европейским меркам страны с несформировавшейся государственностью, оба жаждали мести за поражения: Германия – в Первой мировой войне, Эстония – в противостоянии СССР в 1939-1940 годы, за обделённое прошлое: Германия за  скромные колониальные владения, Эстония – за лишение собственной государственности и российских земель полученных по Тартускому/Юрьевскому договору.     

«Славяне должны работать на нас…»

Из письма рейхсляйтера М. Бормана рейхсляйтеру А. Розенбергу:

«Ненемецкое население не должно получать образования, кроме низшего… У ненемецкого населения мы ни в коем случае и никакими мерами не должны воспитывать «чувство господ». Необходимо обратное… Вполне достаточно, если лица ненемецкой национальности научатся читать и писать…Вместо нынешнего алфавита впредь подлежит ввести в школах нормальный алфавит…».

Из доклада «О замечаниях и предложениях по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС» начальника отдела колонизации

1-го главного политического управления восточного министерства Э. Ветцеля:

«… нужно внушить, чтобы они /русские – Д.К./ ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву… стоит подумать о введении немецкого языка в качестве языка, связывающего местные народы… ».

«… нам потребуется большое число людей, которые в какой-то степени воспитывались в европейском духе и усвоили, по меньшей мере, основные понятия европейской культуры. Этими данными в значительной мере располагают эстонцы, латыши и литовцы…».

Из директивы А. Гитлера министру по делам восточных территорий А. Розенбергу: «Славяне должны работать на нас… Славянская плодовитость нежелательна… образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста… Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью…».

Вот и эстонские власти, общество демонстрируют сегодня при попустительстве Евросоюза и коллективного Запада свою решимость по зачистке русскости в Эстонии. Правда, надо признать, до недавнего времени форма, в которую облекалась та же борьба с «русской школой» была в эстонском представлении чуть ли не гуманной и, щадяще неспешной.     

Увы, но всё это происходило и в согласии с более чем покорном блеянии большинства русскоязычных СМИ и политиков, а также общественно-политическом параличе волеизъявления неэстонской части населения. Они полагают, что относительно сносное материальное существование работающего русского обывателя важнее вымывания из него русскости, вытеснения его на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни Эстонии и отторжения от прародины – России.   

Это мрачное и опасное явление далеко не только прибалтийское (кстати, поползновения в этом направлении имеются и в России, но там они государством подавляются). Оно достаточно распространено в нынешней Европе, что доказывает и капитальный труд латвийского учёного и общественного деятеля Александра Гапоненко – только что увидела свет его книга «Европейский фашизм: проблемы идентификации и предупреждения».

Димитрий Кленский

Таллин, 2-6 марта 2021

/Окончание следует/

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “За что и как СМИ на эстонском языке осуждают деятельность правозащитника Сергея Середенко?”

Если русскоязычные СМИ Эстонии сфокусировали внимание на правозащитной и правоведческой деятельности юриста Сергея Середенко, то эстоноязычные – на той части его многолетней деятельности, которая привлекала внимание Полиции безопасности (КаПо).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *