Ирина Кург: “Зачем нам образование?”

Как зачем? – Чтобы лучше устроиться в жизни, иметь хороший доход и, желательно, престижную должность. Статус. Дальше уже по интересам: заниматься интересным делом – это вовсе не обязательно работать. Шопинг, путешествия, ведение дома, садоводство, маникюр, тусовки…. В общем, каждому свое.

На личном, бытовом уровне все понятно и возражений, вроде, не вызывает. Но если забраться повыше и спросить, а зачем оно государству, то каков будет ответ? Не растекающийся по абстрактным далям, а по существу, конкретный?

В Древнем Египте знания передавались строго внутри касты жрецов. Очевидно, чтобы повелевать темными массами и по мере надобности внушать им все, что угодно. Далее, в Средневековье, поголовное невежество довело до полного абсурда, той же охоты на ведьм.

В нынешнем, информационном мире, куда мы добрались благодаря титаническим трудам многих поколений подвижников, те примитивные манипуляции кажутся невозможными. Но, увы, это только кажется.

Как и в давние времена, верхушки желают готовить свою смену в особых условиях. А что остальным – тут уж вариации, в зависимости от конкретного состояния общества.

Совсем недавно было такое полуутопическое явление в обществе – социализм. Именно тогда и случился настоящий расцвет массового образования: советская общеобразовательная и научная школа. За одним нюансом-отголоском прошлого: в хвосте процесса оказались иностранные языки. Зачем владение ими для масс, если был железный занавес? Рванув с энтузиазмом и по-настоящему, за отпущенные ей 70 лет эта советская, русская школа во всем остальном успела очень многое.

Занавес рухнул – местные верхушки зашевелились. Т.н. болонская система образования сначала в  школах, потом полное изменение учебного процесса в вузах – вот вам и все. Для собственных чад – особые возможности, для остальных – тоже заманчивые перспективы. Облегченные требования в школах, упрощенные программы, на каждом углу – «высшее» образование. И для торгашей, и для уборщиков. Подкинуто усиленное штудирование  иностранных языков – это для того, чтобы путешествовать и можно было бы куда-нибудь на работу съехать. Администрировать какие-нибудь проекты, если повезет.

По сути – выхолощенное понятие образования. Уже через десять лет таких креативных перемен преподаватели старой закалки всполошились: из вчерашних школьников невозможно подготовить специалистов, полноценных инженеров! Общий уровень, стиль рассуждения нашей молодежи стремительно скатывается к оболваниванию.

В чем специфика состояния нынешнего образования в Эстонии? Диктуется она уровнем развития общества. И за послевоенный период, каких-то 40 лет, влияние советской школы на эстонскую национальную оказалось чрезвычайно мало.

За всего лишь 20 лет первой эстонской республики среди эстонцев не сформировалось достаточной массы людей не просто патриотического склада – людей-государственников с широким, перспективным мышлением. Тех, кто не ставил бы личное выше интересов народа и государства. На выработку такой прослойки требуется время, и то, что только еще зарождалось, оказалось совсем некстати советской власти. С единицами разобрались.

При этом, понимая и принимая необходимость образования на родном языке, советская власть только пыталась влиять на эстонское образование. Кардинально его не ломая.

Недолгая история эстонского образования исходила, прежде всего, из потребности изучения иностранных языков (обслуживание) и развития своего родного языка. Довоенное общество, далекое от мировых претензий, не формировало глобальных научно-технических целей. Это было общество хуторян, ремесленников, продавцов и клерков. И это общество позже безошибочно отреагировало на перекосы советской власти, в массе своей весьма прагматично торгуя огурцами с родного хутора в рабочее время заводского инженера.

Так откуда же было взяться другим, подлинным государственникам, после восстановления независимости? Вот и вошли в нашу новейшую историю кто с деньгами из тещиной тумбочки, кто с унижающими неэстонских детей учебниками истории, а кто настолько перепутал общественное с личным, что заставил подчиненных возиться с собственным выводком, даже не заметив, как в пылу действа служебный кофейник перекочевал в личный хлев.

Откуда взяться профессионализму, когда главное – личные связи, статус и желание подороже все продать? Когда голос профессионалов заткнут, а команда друзей-одноклассников выдает одну директиву бредовее другой.

Планомерно уничтожается русское образование, утягивая в ту же бездну и вторую половину, эстонскую. Из эстонской школы постепенно лепится вавилонская башня. Какой нормальный педагог выживет в таких условиях? Вот и кличут панически, зааукивая хоть какие-нибудь «молодые таланты» в школы. Льготами, скидками, дешёвыми кредитами. Вот и результат ждите какой-нибудь…

Этого не понимают и, собственно, верхушке на это наплевать: ведь из собственного народа готовится обслуживающий персонал для тех, кто дороже купит. Народу и решать: подходят ему такие перспективы или нет?

Ирина Кург, педагог, баллотируется под номером 1033 в депутаты Таллинского городского собрания по списку Народного Союза (Narodnyi Sojuz) в Центре города.

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Русская школа Эстонии”

9 июля 2020 года Министерством образования и науки была разработана Программа развития эстонского языка на 2021-2035 год, которая предусматривает полную ликвидацию образования на русском языке, начиная с детских садов к 2035 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *