Ирина Кург: “Знать язык на категорию – это как?”

В последние годы часто слышу от самых разных людей: «Я знаю эстонский язык на категорию В1». Конечно, с названием категории бывают вариации, но «эпицентром» расхождений является все-таки В1. Как правило, говорящий совершенно искренен. Хотя при этом по-эстонски говорить всячески избегает, языком реально не владеет. В лучшем случае, буквально себя насилует, выжимая что-нибудь стандартно-убогое.

Вот так: знаем, но не владеем. Нарочно не придумаешь…. Похоже, всерьез знаем только то, что язык этот есть.

Система оценки  языковых знаний по категориям получила в мире широкое распространение не просто так. Она незаменима в сфере взаимодействия государств и предприятий с иностранцами. Она очень эффективна, если обе стороны при этом испытывают друг к другу неподдельный интерес. Это прекрасный вариант формализации проверки реальных знаний. Но все это работает только в случае наличия независимой от этой системы основы в виде эффективно организованного обучения самому языку.

У нас же, здесь и сейчас, мы имеем совсем другое: обоюдное из разряда «насильно мил не будешь».  Стенка на стенку, кто кого. Власть по принципу «ату их катком», подопытные – «перетерпеть и вывернуться». И ни вы, ни они по-настоящему не осознаете, что внешне хоть и по-разному, но при таком подходе сгинете на дно вместе и дружненько.

Бог с ними, с властями. Сейчас речь не о них – о вас. Что с вами? Полная забитость, паника, раздавленность, вечный русский «авось» с уходящим в туманные перспективы «мы им потом» или судорожное сколачивание Ковчега для отдельно взятой семьи?

Все эти типовые Ковчеги с конвейера вас не спасут: точно гарантировано лишь самое хлипкое китайское качество, не более. На все 200, даже если и без «Eesti».

 «Знание эстонского языка с раннего детства – вот единственно надежный способ овладеть им» – это совершенное заблуждение, ложный вывод, сделанный на основе неумения и нежелания наладить реальное обучение языку. Поскольку для наших «обучателей», увы, главное – исключительно личные приоритеты. Местами замешанные на крутой русофобии. И для вас притягивать за уши собственных детей в неестественные для них условия означает собственными руками коверкать им жизнь.

Какой я вижу выход?

  1. Отстать от маленьких детей, вернув в приоритеты развитие и обучение на родном языке. Ограничить их знакомство с эстонским языком умеренным количеством приятно-ознакомительных уроков соразмерно интеллекту учеников и естественным условиям.
  2. Когда формирование личности достигло более-менее вразумительного уровня, определенной взрослости, необходимо свести все зачатки полученных знаний и навыков воедино, применив в обучении эстонскому специальные методики. Это ученики 8-9-х классов. И чем выше к этому моменту будет уровень их интеллекта и грамотности, чем меньше они будут затравлены и унижены, тем успешнее и легче это обучение пройдет.

Методики есть, но их в упор не желают видеть, поскольку рухнет вся мудреная конструкция, затеянная ради бесконечной пляски вокруг «знаний» на категории разного рода А, В или С. Специфика разницы эстонского и русского языков такова, что для эффективного обучения одних другому в качестве цели необходимо определить не «знание на категорию», а реальное овладение языком. А будет понимание и владение – сдастся и экзамен на категорию. Ту, которая соответствует реальной потребности и уровню общей грамотности ученика.

Ирина Кург, педагог  

www.ekeel.org

Стоит прочитать!

Ирина Кург: “Эстонский язык в тисках интеграции”

Из средства коммуникации, развития и образования эстонский язык превращен, прежде всего, в главное орудие манипуляции русскоязычными. И этот злобный политический перекос полностью подрывает развитие и территории Эстонии, и эстонцев как нации.

Один комментарий

  1. Лаконично и очень толково. Без воды. Спасибо Ирина!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *