Ирина Орлова: Мы и наши дети никому не нужны

Тревога в сердце жительницы Калласте Ирины ОРЛОВОЙ поселилась с тех самых пор, как управа эстонской волости, в которую насильственно был включён русский город Калласте, предложила волостному собранию Пейпсияэре свой план реорганизации в нём школьного обучения. Это означало, что единственную школу в городе, русскую, закроют, а маленькая дочь Орловой День знаний будет праздновать не рядом с домом, там, где когда-то учились её старшие брат и сестра, а в чужом незнакомом месте. Так возникло противостояние между обучавшимися в Калластеской школе родителями детей, несогласных с такой реорганизацией, и волостными властями и старейшиной волости, и это противостояние недавно завершилось не в пользу родителей. «Формальная точка, правда, в этом деле ещё не поставлена, мы ожидаем окончательного решения суда. Но надежд на благополучный исход у нас никаких нет», — с горечью отметила Ирина.

Калласте находится на берегу Чудского озера, одного из крупнейших в Европе. Это край, где испокон веку жили русские люди, среди которых было много староверов. В сравнении с другими городами Эстонии, Калласте занимает чуть ли не последнее место по численности населения, которое продолжает убывать. Причина — отсутствие рабочих мест, заставляющее жителей трудоспособного возраста перебираться в Тарту и Таллинн.

Мама и дочка. Ирина Орлова со своей Аней. Фото из личного архива И. Орловой

«Мы здесь не просто русские, мы — коренные русские, — заявила Ирина Орлова. — Дом мужа, в котором живёт наша семья, стоит на своём месте уже 200 лет. Мы настолько „срослись“ с эстонцами, что даже в своей речи пользуемся отдельными эстонскими словами, переделав их на свой лад. Жизнь здесь спокойная, неторопливая, мы привыкли подчиняться обстоятельствам и понимаем, что уменьшение учеников в школе — объективный процесс, поэтому определённая реорганизация школьного обучения необходима. Только не рассчитывали, что она произойдёт так быстро и будет проведена с откровенным равнодушием по отношению к детям».

В какой школе с 1 сентября будет учиться и куда для этого поедет Аня Орлова из Калласте? Фото из личного архива И. Орловой

Нет на свете школы краше

Русская школа в Калласте — школа с давними традициями, история которой насчитывает 123 года. Но ещё до её основания в селе Красные горы (прежнее называние Калласте) в здешних краях работали православные приходские школы, что говорит об уровне образованности местного населения.

До войны в Калластеской школе было шесть классов, в советское время она превратилась сначала в семилетку, а потом стала средней школой. Количество учеников в ней постоянно увеличивалось, и в 1959 году для школы построили новое здание, в котором она располагается и по сей день. Вернее, располагалась: впервые за всю её вековую историю 1 сентября родители не приведут в неё своих детей. И это в школе, которая когда-то имела свои герб и флаг, которая пережила в 30-х годах период эстонизации, а потом войну.

Школа в Калласте. Фото из личного архива И. Орловой

По словам Орловой, ещё совсем недавно в Калластеской школе были и гимназические классы, но так как количество учащихся уменьшалось, то в последние годы дети в ней получали только основное образование. Кстати, аналогичная история произошла и с эстонской гимназией в соседнем Алатскиви, центре образованной после административной реформы 2017 года волости Пейпсияэре,  — она тоже превратилась в основную школу.

«Когда нам объявили о закрытии городской школы, мы, конечно, расстроились, — призналась собеседница. — При этом думали, что удастся найти какой-то приемлемый для нас и наших детей вариант. Готовы были примириться и с дальними поездками, лишь бы условия пребывания детей на новом месте не оказались хуже нынешних. Вместо этого их решили отправить в деревню Колкья».

Поступками движет или любовь, или её нехватка

То, что решение волостного собрания не продумано (оставим в стороне предположение о корыстных мотивах, которыми могли руководствоваться его члены и которое невольно приходит в голову), было ясно с самого начала. Во-первых, на сегодняшний день в Калластеской школе учащихся около 40, в то время как в Колкья их чуть более 20. Во-вторых, Калластеская школа во все времена была в этих местах центром образования, учиться в ней приезжали со всей округи, включая ту же Колкья. А то, что здание школы слишком большое для того количества детей, которое в ней осталось, — не аргумент: в городе достаточно пустующих зданий, где можно было бы её разместить. В-третьих, деревня Колкья находится в стороне от больших дорог, и никакой общественный транспорт с Калласте её не связывает.

«Это маленькая деревенская школа с локальной канализацией, для которой до сих пор ищут учителей, — сказала Ирина Орлова. — Нет ни стадиона, ни скоростного интернета. Вдобавок родители должны отправить своих детей туда, куда автобусы вообще не ходят. Да, обещают организовать школьный транспорт, но у нас уже имеется горький опыт в этом отношении, поэтому обещаниям властей мы не верим».

Последний классный час. Дети Калласте и их педагог Зинаида Редькина прощаются со школой. Фото из личного архива И. Орловой

Ирония судьбы: от Калласте до Алатскиви с его эстонской школой, в которой, между прочим, учатся и русские дети, — 7 километров, а до Колкья — 17, и ученики Калластеской школы, если бы их родители приняли предложение волости, спеша на уроки в Колкья, каждый раз проезжали бы мимо школы в Алатскиви.

«Кстати, не факт, что объединённая с Калластеской школа в Колкья, и так уже балансирующая на грани закрытия, долго просуществует, — продолжила собеседница. — Скорее всего, её через некоторое время всё равно закроют и объединят со школой в Алатскиви, которую недавно отремонтировали и в которой имеются музыкальный класс и художественная студия, так что детям там есть чем заняться после уроков».

Чувство ненужности

Как рассказала Ирина Орлова, родители почти всех детей, обучавшихся в Калластеской школе, намерены перевести их в Муствеэ, несмотря на то, что это гораздо дальше, чем Колкья (почти 30 километров). Соответственно, и время, которое ребята будут тратить на дорогу, увеличится до одного часа. Но в Муствеэ не просто русская школа, а гимназия, и знания в ней дают надёжные. Правда, сообщение оставляет желать лучшего: утренний автобус идёт в Муствеэ в 7:05, а обратно — в 15:20.

«Обидно, что родная волость от своих детей отказывается, в то время как чужая принимает, — сказала Орлова. — Вдвойне обидно, что это происходит при русском старейшине. Я расцениваю случившееся как предательство и с тревогой жду 1 сентября, когда свою девятилетнюю дочь отправлю в незнакомый город. Первые месяцы буду, конечно, рядом с ней, но о собственной работе на это время придётся забыть».

Вслед за детьми школу покидают и их игрушки. Фото из личного архива И. Орловой

По словам собеседницы, директору и попечительскому совету Калластеской русской школы почти три года удавалось удерживать её от закрытия. Они выиграли и суд — дело рассматривалось в Тартуском уездном суде. На этот раз судья в приостановлении исполнения оспариваемого решения на время судебного процесса отказал, сославшись на недостаток денег. Судебного решения, по словам Орловой, ещё нет, но учителя уже сокращены — и, если что, возвращаться 1 сентября всё равно будет некуда.

«После того, что произошло с нашей школой, — заметила Ирина Орлова, — власть волости Пейпсияэре потеряла не 40 детей, а целый город лояльных ей граждан. Это гораздо больше, чем содержание одной небольшой школы. Ощущение такое, что мы и наши дети никому не нужны. Не в такой стране я мечтала жить».

Источник

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Языковая инквизиция”

В программе Народного Союза (Narodnyi Sojuz) как в Таллине, так и в Нарве, есть пункт о снижении необоснованных языковых требований. Как это сделать?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *