Кальо Пыллу. Солнечная ладья. 1974. Художественный музей Эстонии

Калле Каспер: “Эстонцы – дети природы”

После того, как я столько критиковал соотечественников, думаю, могу сказать и несколько добрых слов в их адрес.

Безусловно, эстонцы не лишены определенных талантов. Они довольно музыкальны, чему доказательством хотя бы наши певческие праздники, мною, охлофобом, правда, игнорируемые. Есть у нас хорошие оперные певцы, есть и дирижеры, например Пауль Мяги, в начале 90-х поставивший “трилогию ” ранних опер Верди: “Набукко”, “Эрнани”, “Макбет”. Правда, от Мяги быстренько избавились, и театр перешел к постановкам привычной, сонной немецкой оперы.

Есть у нас, в конце концов, известный во всем мире композитор Пярт, успешно, благодаря жене-еврейке, в советское время эмигрировавший в Германию; а то тут ему жить не давали. Хоть мне с моим темпераментом и ближе Хачатурян, но заслуги Пярта умалчивать было бы некрасиво. Есть у нас и талантливые математики-программисты, напоминаю, скайп выдумка эстонцев. Но, обращаю ваше внимание на то, что обе эти сферы, в которых эстонцы достигают успехов, не имеют прямого выхода на язык, у обоих он свой, ноты или символы.

Наконец, главное достоинство эстонцев, их любовь к природе. Она неподдельная, мы, еще в самом недалёком прошлом, аграрная нация. Буквально сейчас на форуме эстонских писателей идет оживленная дискуссия – читай: плач – о судьбе наших лесов. Эта проблема эстонцам заметно ближе, чем права местных русскоязычных жителей или угроза европейской культуре со стороны мусульман.

К Европе у нас отношение вообще неоднозначное, да, во время Первой республики был провозглашен девиз: “Мы эстонцы, но давайте станем и европейцами!” , однако сейчас он, похоже, если не забыт, то отодвинут в сторону. Был у нас такой поэт, теолог и философ, Уку Мазинг, его перу принадлежит разоблачающее “стандартного европейца” эссе, которое оказало немалое влияние на наше мышление. Вот и сейчас самая популярная книга, вышедшая в последние годы, восхваляет человека, сидящего во дворе своего хутора и слушающего птичью песню. И до лампочки ему Микеланджело, Филиппо Липпи или тот самый Верди, к которому Пауль Мяги пробовал эстонцев приучить, не говоря о каком-то Хачатуряне.

Стоит прочитать!

К. Каспер, Л. Шер: “Русские Эстонии глазами эстонца и еврея”

Думаю, пора определиться с терминологией. Наших эстонских русских называют по-разному: мигранты, оккупанты, может, ещё как-то, но правильное слово для их характеристики другое: колонисты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *