Агнесса фон Куровски и Эрнест Хемингуэй

КНИЖНАЯ ПОЛКА/Николай Бизин: “Прощай, оружие!”. Роман и жизнь.

8 июля 1918 года 19-летний шофер санитарного автомобиля Эрнест Хемингуэй получил ранение во время боя у итальянского городка Фоссалта. Он был награждён за мужество и отправлен в госпиталь в Милане, где за ним ухаживала медсестра Агнес фон Куровски. Она стала его первой большой любовью. Агнес дежурила возле кровати Хемингуэя по ночам, благодаря чему молодые люди могли беседовать подолгу, до самого утра. Этот роман – бурный, но краткий, без продолжения (Агнес отказалась выйти замуж за Эрнеста) – воспроизведён, по крайней мере, в двух ранних произведениях Хемингуэя: в «Очень коротком рассказе» и в романе «Прощай, оружие!».

В «Очень коротком рассказе» не описана внешность Люз (под этим именем писатель вывел Агнес), есть только ощущение от ее присутствия: «Вот уже три месяца Люз оставалась на ночные дежурства. Когда ему должны были делать операцию, Люз сама готовила его к ней. И оба шутили: мол, дружба дружбой, а клизма клизмой. Вдыхая наркоз, он напрягал всю свою волю, чтобы не сболтнуть чего-нибудь в минуты безумной разговорчивости. А когда встал на костыли, то начал сам разносить по палатам термометры, чтобы ей не надо было вставать. На обратном пути он думал о том, что она лежит в его постели, и эта мысль согревала его так же, как ее тело час назад».

А в романе «Прощай, оружие», в котором Агнес стала прототипом Кэтрин Баркли, писатель дал подробный портрет той, которая с первой встречи поразила его воображение: «Мисс Баркли была высокого роста. Одета в белое, русая, со смуглой кожей и серыми глазами. Мне она показалась удивительно красивой. Бог свидетель, я не хотел влюбляться в неё, не хотел влюбляться ни в кого. Но Бог свидетель, таки влюбился и теперь лежал на кровати в госпитале в Милане, и в голове моей бродили всякие мысли, но было удивительно хорошо».

Стоит прочитать!

КНИЖНАЯ ПОЛКА/Александр Мелихов. “Смерть героя” Ричарда Олдингтона как зеркало Первой Мировой

Олдингтон менее знаменит, чем Хемингуэй и Ремарк, поскольку не дарит читателю ни любви, которая все превозмогает, ни фронтовой дружбы: герой его «Смерти героя» интеллектуал, далёкий и от товарищей по оружию, и от влюблённых в него интеллектуалок, которым кажется, что Джордж примитивизировался в окопах, куда он и попытался укрыться от разборок с ними же.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *