К. Каспер, Л. Шер: “Русские Эстонии глазами эстонца и еврея”

Известный эстонский писатель Калле Каспер и представитель еврейской общины в Палате национальных меньшинств Лейви Шер попытались охарактеризовать живущих в Эстонии русских. Сразу оговоримся, что Калле – атипично дружелюбный к русским эстонец. Поэтому его мнение – это мнение меньшинства эстонцев, не более 10%.

Kalle Kasper

Калле Каспер: “Русские Эстонии – колонисты”

Думаю, пора определиться с терминологией. Наших эстонских русских называют по-разному: мигранты, оккупанты, может, ещё как-то, но правильное слово для их характеристики другое: колонисты.

История освоения Эстонии со стороны СССР представляется довольно типичной колонизацией, похожей ещё на те, которые осуществлял Рим: после завоевания некого города или поселения туда, во избежание “отпадения”, отправляли римских граждан (или представителей союзных племён). Местное население притом оставалось на месте, или было депортировано, или продано в рабство.

Нечто похожее, без рабства и депортации, в Новое время произошло со странами Северной Африки, например, с Алжиром. В течение длительной колонизации туда переехало множество французов, они создали семьи, в основном, между собой, их количество все росло и росло, и к моменту “отпадения” Алжира составляло миллион с лишним душ. Пять лет после обретения Алжиром независимости их осталось 100 000, еще через некоторое время и вовсе 50 000, остальные репатриировались, или переселились в другие страны. Французы привезли в Алжир европейскую цивилизацию, с обретением независимости страна рухнула обратно в свое историческое время, и сейчас Алжир скорее рассадник терроризма, чем передовая, цивилизованная страна.

Эстонцы, понятное дело, избегают термина “колонизация”, поскольку колонизируют обычно тех, кто ниже тебя по уровню развития. Помнится, как-то я перевел стихотворение Георгия Иванова “Свободен путь под Фермопилами..”, в котором упоминается Константин Леонтьев (“А мы, Леонтьева и Тютчева сумбурные ученики…”). Редактор у меня спросила: “Кто это такой?” Я объяснил, что консервативный идеолог царской России, который, в ответ на упрёк, что жителей остзейских губерний русифицируют, возразил: “Мы их не русифицируем, а европеизируем”. После произнесения такой цитаты переводы были мне возвращены.

Оставляю открытым вопрос “европеизации” – всё-таки в “остзейских” губерниях культуртрегерством занимались немцы, и задолго до русских, а в период Первой республики в Эстонии произошёл настоящий культурный бум, после чего народ, к 1940-му году, был уже не тот, что раньше, но колонизационный характер действий руководства КПСС все же очевиден, как минимум что касается технического развития. Эстонцы по своему архетипу – викинги и лакеи. Техническое мышление у нас развито слабо. А русские (тоже по архетипу) – технари и солдафоны. Пригодилось. Пошлём в Эстонию инженеров, построим там заводы, для чего пошлём и строителей, ну и рабочих в воздвигнутые предприятия, и… Таким образом, с “освоением” Эстонии были достигнуты одновременно две цели: техническое развитие республики, и её заселение “лояльными” по отношению к советской власти гражданами.

Надо ли сказать, что после обретения Эстонией независимости мы рухнули в своё историческое время, в котором уже не было места машиностроительным заводам, и где работающий там персонал рассматривался, как нечто чужеродное? Это, кстати, не означает, что эстонцы скопом снова стали лакеями – отчасти стали, а отчасти помчались открывать “новые рубежи”, в первую очередь, в программистке. Такие “бренды ” как скайп или Трансфервайз показывают умение эстонцев уловить дух эпохи, и превращать это себе в прибыль. Куда там какие-то экскаваторы! Мы живём в постиндустриальном обществе.

Осталось понять, что произойдет с “колонизаторами”. Они не были изгнаны, цифры тут разительно отличаются от алжирских, попытки мелкими пакостями выжить их из Эстонии особого успеха не имеют. “Черноногие “, как называли алжирских французов, дали мировой культуре такие имена как Жак Аттали, Патрик Брюэль, Альбер Камю, Жак Деррида, Марлен Жобер, Ив Сен-Лоран. Из Алжира был родом отец Жан-Поля Бельмондо. Что могут наши русские поставить рядом с этим списком?

Лейви Шер

Лейви Шер: “Русские Эстонии – цивилизаторы”

Я бы хотел обратить внимание на несколько аспектов, о которых люди не старше пятидесяти могу и не знать.

Во-первых, после войны сюда приезжали инженеры, учителя и т.д. которые искренне верили в то, что им говорили: что народ здесь малограмотный, читать-писать его надо учить, вы – миссионеры, цивилизаторы. И люди приезжали сюда с искренним желанием помочь отсталому народу.

Во-вторых, промышленное строительство в Эстонии (и не только) стало выходом для разорённой псковской деревни. Вербуясь, человек получал паспорт, переставал быть рабом. Но одновременно он выполнял и функцию русификации, хотя, надо признать, это делалось более плавно, чем нынешняя эстонификация в приказном порядке. На эстонские школы никто не посягал. Однако там надо было учиться на год дольше, потому что программа включала “добровольное” изучение русского языка.

Местным рабочим оставили местную промышленность, пищевые предприятия, а вся тяжёлая промышленность обслуживалась приезжими из России и других республик. В управлении первые места занимали эстонцы, но они были под контролем вторых лиц – уполномоченных центральной власти государства. Поскольку государство было, несмотря на его декларируемый федерализм, строго централизованным, то и все делопроизводство, хоть чуть выходившее за пределы республики, велось на русском языке. И в то же время коммунистический диктат здесь был ослаблен, поскольку Прибалтика служила витриной СССР для западного мира. Достаточно сказать, что процессы над диссидентами здесь можно пересчитать по пальцам.

Проработав здесь много десятилетий, могу сказать, что общаться мне легче с неэстонцами (не из-за языка, а из-за закрытости личностей), а вот работать я предпочитал с эстонцами – они прилежней, аккуратней, вернее слову, исполнительней. Бесспорно, конечной целью советского режима была русификация всех и вся. Но сегодняшняя агрессивность эстонификации и в сравнение не идёт. Более того, опыт показывает, что третье поколение мигрантов уже прочно адаптируется в стране проживания без всякого законодательного нажима. И тут выявляется ещё один важнейший аспект: национальный вопрос, очень острый в советское время в быту, сейчас на этом уровне не в пример снизил остроту, а она перешла на уровень политики, поскольку противостояние, образ врага позволяет сплачивать эстонцев – т.е. большинство, против меньшинства.

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков: “А давайте оккупируем русских, живущих в Эстонии!”

Будем отнимать бюджетные деньги от Нымме, Пирита, Виймси и прочих эстонских местностей и инвестировать их в Ласнамяэ и Ида-Вирумаа.

4 комментария

  1. надо же как советская власть русифицировала Лейви Шера, пишет не на родном, да еще и рассуждает о русских как о посторонних…эстонец и еврей решают тут, кто такие русские у нас в стране. забавно, может, для объективности еще русского пригласить в беседу?

    • окулист Кротов

      Хотел бы поправить egmg : дискуссии о русских ведут эстонский еврей и русский еврей. А эстонцу и русскому некогда : они работают.

  2. Мстислав Русаков

    Только за.

  3. Разговор о русских без русских. Не совсем правильно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *