Лилия Ким: “Расовые волнения в США – взгляд изнутри. Часть I”

Коротко – суть долгоиграющего конфликта «белого» демократического истеблишмента и всех остальных. Какое именно напряжение время от времени стравливают в свисток – бессмысленный, беспощадный, но абсолютно безопасный для тех, кому всё это раздражение адресовано.

Устав недоумевать по поводу происходящего – решила поговорить с теми из наших друзей, чей бэкграунд, жизненный опыт и способ думать всегда помогал качественно «объяснять» нам Америку. Выбрала троих. Одна – PhD по кросс-культурным коммуникациям, выросла в политической семье, занимается улучшением взаимопонимания с Китаем. Другой – PhD в области философии и политики, занимается медиа. И третий – также вырос в Вашингтоне, некоторые из политиков – бывшие одноклассники, всю жизнь проработал на тв. UPD раз это так важно – все демократы, разозлённые кризисом лидерства и масштабом коррупции в своей партии, тем что некоторые семьи в ней начали себя ощущать и вести как наследная аристократия, которая лучше по определению и над законом.

Интересовало меня следующее:
– почему люди так торопятся выразить поддержку протестующим – даже если в частном разговоре сообщают, как их пугают поджоги, мародёрство и толпа, которая это все делает?
– зачем все официальные лица выражают поддержку, поощряют полицию вставать на колени в знак солидарности и отдают целые районы просто на разграбление?
– что происходит? Почему одни и те же официальные лица требуют держать бизнес закрытым «оставаться дома – спасать жизни» – но многотысячные толпы на протестах «это конечно же совершенно безопасно»?

Разговор и осмысление займут несколько дней. Сегодня – про корни ситуации.

Чтобы начать знакомиться с историей вопроса мне посоветовали посмотреть документальный фильм, который все здесь признают объективным – Let it Fall 2017 года. В нём о том, как в 1992 году на видео было снято жестокое избиение полицейскими Лос-Анджелеса задержанного чернокожего Родни Кинга. Его показали все тв-каналы, а когда суд полицейских оправдал – начался бунт в результате которого некоторые части города были сожжены дотла. Фильм показывает шаг за шагом – как этот взрыв зрел 10 лет.

И в 1992 году, и сейчас – полиция охраняла богатые кварталы и собственность демократической элиты, намеренно оставляя на растерзание «неважные» части города, такие как Корея-таун, например, или районы южного Лос-Анджелеса. Делалось это специально, чтобы «измотать толпу», дать слить напряжение – раз, и накопить «криминал рекордс» – два. Чтобы к тому моменту, когда бунт подойдёт вплотную к богатым кварталам или собственности богатых демократов – разгон всего протеста в целом, любой степени кровавости – выглядел справедливо.

Отношения «белой» демократической элиты и любых недовольных в Америке (да и везде) – как внутри пары «нарцисс-абьюзер – созависимая женщина». Он всем своим видом декларирует какой он прекрасный и что он всё делает для её блага. Что он готов пойти ей на встречу и услышать её, если она будет говорить определённым образом, вести себя определённым образом, соответствовать определённым критериям. Если ты прочитаешь клиническое определение нарциссизма – вот это самоощущение и поведение демократического истеблишмента по отношению ко всем и внутри страны, и за её пределами. И многие, особенно неуверенные, очень западают на этот нарциссический образ.

Он говорит, что согласен пойти ей навстречу – если она будет соответствовать его условиям, которые он для неё определяет. Понимаешь? Но если даже она всему-всему соответствует – он никогда не выполняет того, что обещал. А когда она сваливается в неуправляемую эмоциональную реакцию – он просто говорит: ну вот видишь, я же говорил, все эти правила – только потому что ты такая.

Этот нарциссический способ реакции на любую критику богатых белых демократов – бесит не только чёрных, но и всех кто не входит в их круг. Поэтому сейчас в Калифорнии ты можешь услышать от вполне здравомыслящих людей – фак полис, ноу мани фо пигз – и прочие анти-лозунги. Потому что полиции города идёт больше денег из бюджета чем кому либо (около 2 млрд из 10) – а защищает она только собственность богатых белых демократических семей.

Поэтому люди так странно, с твоей точки зрения, реагируют на фразы “что после всего этого они не имеют права…” – потому что для них это триггер долгого газлайтинга, что “все дело в них”.

Продолжение следует

Стоит прочитать!

Владимир Илляшевич: “Разведвойны”

В середине 19 века англосаксонский расизм получил статус государственной идеологемы (!), когда самый последний английский бомж считал себя "господином" и "высшей расой", т.е. "джентльменом", по сравнению с любым иностранцем, хоть с индийским махараджей, хоть с русским царём.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *