Лилия Ким: “Какие качества развивать у детей?”

«Как ты думаешь, какие качества развивать у детей, если я хочу для них лучшей жизни?» – задала мне вдруг вопрос подруга, с которой мы знакомы лет эдак 35 и первую треть этого срока очень-очень близко. Она – человек, наблюдавший процесс формирования того, что в Америке мне диагностируют как «complex PTSD» – «неправильно говорить, что у вас есть травма – это у вашей травмы есть вы». Мол, когда мозгу приходится расти и адаптироваться к насилию от primer caregiver одновременно – последствия этого не столько психология, сколько органика. Например, другой адреналин-дофаминовый процесс (чувство удовольствия связано с опасностью, нарушен механизм формирования привязанности, тревога сильнее всего когда «хорошо», постоянное ожидание пц, а если нет – то его создание своими руками, синдром «собаки бегущей за грузовиком» – преследование невозможных целей, а при достижении полное непонимание что делать с результатом, как собака не знает, что делать с грузовиком, если он вдруг остановится – в подписке в мае у нас будет вебинар «Герои с ПТСД в кино, сериалах и компьютерных играх»)

На такие вопросы я обычно отвечаю следующее: когда мы писали сочинения «кем я хочу быть когда вырасту?» – в 1987 году, в Советском Союзе – никто из нас понятия не имел, что через четыре года мы всем народом отправимся ходить по пустыне 40 лет, причем не сходя с места.

Кто кем собирался быть в конце 80-х, «когда вырастет»? Я – врачом, но родители говорили, что надо идти в торговые работники. Причем не потому, что у меня явно был азарт продавать что угодно с огоньком – в мире дефицита данная опция не была нужна вообще, а потому что кто имел доступ к дефициту, тот правил миром. Это было «всеобщим знанием». Когда им в школе сказали, что возможно имеет смысл отдать меня во что-то связанное с литературой, оба в ужасе замахали руками «не смейте делать нашего единственного ребёнка нищим филологом!». Через 30 лет за умение описать все это в сценарии мне платили по шесть миллионов рублей.

Ни один из навыков, что внезапно оказались действительно ценными – не был получен мною как «образование» или «сознательно развит”.

Могу их перечислить:

Скорочтение – освоено случайно во время бесконечного заточения в инфекционной больнице барачного типа, потому что этот навык именно там казался особенно бесполезным, поэтому руководство по нему было единственной свободной книжкой в библиотечке, которую никто не брал. Я несколько недель от скуки делала упражнения «зигзаг», «зелёная точка», «расширение угла», «цели чтения» – так что, когда вышла на свободу на каждой книге уже повторяла их автоматически.

Писать сценарии и ставить их я начала для КВН – это, кстати, путь многих сценаристов в России.

Быстро и эффективно изучать что угодно – когда зарабатывала на жизнь написанием курсовых, дипломов, кандидатских за других людей. В рамках этой деятельности я прошла несколько курсов MBA, материалы к которым в то время присылали по почте. Я не знаю, кто написал горы брошюрок, сваленных в коробки универа – типа “как писать научную статью”, “методология научного исследования”, “руководство по разработке диссертационной темы” и прочее – но спасибо этим людям огромное. Благодаря им, я могу делать контент сторителлерз как вторую работу, причем не основную.

В школе с углубленным изучением английского языка я оказалась, потому что туда брали только отличников – и переход был отличным решением проблемы буллинга в обычной школе. Потому что я все время болела, была нерусская и в очках. Английский помог мне в жизни, как ничто другое – хотя у меня вообще-то, как в итоге оказалось, вообще нет способности к иностранным языкам. Потом я его учила ради мечты работать в какой-то иностранной компании.

Навык и привычка фигачить по авторскому листу (40 тыс знаков) в день no matter what (хоть что) – сформировался на заре моей работы в издательстве, когда мне надо было наполнять коммерческие серии, мною же придуманные. (Писателем букв руками я стала исключительно из-за денег. Первый издатель предложил 7,5 тыс. долларов за книгу + роялти, если я буду заниматься их коммерческими сериями. Это был 2001 год, мне было 22 года. Прикинув, что в качестве маркетолога до такой зарплаты могу не дорасти в России примерно никогда – я сразу согласилась).

Написать этот пост у меня заняло 20 минут – с проверкой. Скорость печати у меня такая, что обычно люди с удивлением слушают этот тарахтение, пытаясь понять, что это за звук. Потому что он больше похож на электрическую швейную машинку, но гораздо громче (имею пристрастие к механическим клавиатурам).

Навык вообще игнорировать любое «невозможно», а видеть это как несколько этапов по созданию возможностей сделать возможным то, что сейчас выглядит невозможным – развился благодаря встрече с АВ, копируя его поведение.

Навык обозревать свои внутренние процессы, «не верить всему что думаешь» и осознавать пластичность внутренней реальности, понимать как хвост внутреннего нарратива виляет собакой моих когнитивных искажений – доведён до автоматизма пожизненной необходимостью управлять особенностями своего психического аппарата, делая лимонад из всех лимонов его, чему меня так же обучил АВ.

Знать свои ограничения важно, чтобы понимать как их компенсировать.

Резюмируя всё это – мой личный опыт говорит, что главные навыки, которые имеет смысл развивать – это умение учиться как таковое, системное мышление и адаптивность. Мозг и нарративы – воистину наше всё.

Потому что крушение СССР, появление интернета и вот пандемия последняя – учат нас, что только перемены и необходимость к ним адаптироваться постоянны. И умение быстро схватывать так же никогда не повредит. И понимание как «из культуры» надувает всякое, что мы думаем, что думаем – так же всегда ценно.

Стоит прочитать!

Руслан Панкратов: “Психологические профили Ильхама Алиева и Никола Пашиняна”

Руслан Панкратов, известный читателям фейсбука по постам о типах личностей на основе анализа черт лица и его выражения, подготовил психологические профили лидеров Азербайджана и Армении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *