Макс Бользен: «Диалоги о Силламяэской больнице. Часть I»

Мой друг Вася уже лет 10 работает в одном очень уважаемом заведении. Он – гений умственного труда. Ну, а тут мы встретились намедни за рюмкой чая и разговорились насчёт нашей непростой ситуации с силламяэской медициной.

Он говорит, мол, доктор Абрамович своим выступлением намедни показал оппозиции, где раки зимуют, разложил всё по полочкам и опроверг все домыслы насчёт нарушений законов с имуществом. Показал свою проницательность, мудрость и уложил всех болтунов на лопатки. Так что, всем должно быть понятно, что с оппозицией нельзя иметь никаких дел. Пустомели и точка.

Пришлось вступить в эту сложную дискуссию.

— Вася, г-н Абрамович оказался не способным договориться о времени дебатов, а на это и был расчет, чтобы они не состоялись. Самое главное – пустить пыль в глаза, показать себя боевым и задиристым, растиражировать это в соцсетях и потом — в кусты. Потому что вслед за ответами на вопросы последовали бы вопросы теперь уже от оппозиции, на которые нужно отвечать перед камерой. Да, и почему ты думаешь, что Абрамович сказал всю правду? Читать с экрана компьютера заранее подготовленный и выверенный юристами текст, отвечая на заранее подготовленные и согласованные вопросы не сложно. Сложнее, отвечать в прямом эфире на заданные оппонентами вопросы.

— Ну, и что им мешало сделать это в студии, сидя напротив Абрамовича? Вот и посадили бы его в лужу своими каверзными вопросами.

— Ты, Вася, полагаешь, что их цель – посадить Абрамовича в лужу? От этого не появится в городе служба неотложной помощи и жителям легче не станет. А что касается самих дебатов, то предположу, что специально было устроено время, когда они не смогут на них присутствовать, ведь организаторам о возможном для них времени они сообщили заранее. Об этом несколько раз представители оппозиции писали на сайте и в социальных сетях.

— Но Абрамович хотел осветить именно вопросы, затронутые в комментариях и он это сделал, пусть и в одиночку.

— А кому легче стало от этого освещения? Бабушке 80 летней, которую привезли в больницу Пуру вместо Силламяэской больницы, и выкинули на ночь глядя, добирайся, мол, до дома сама? Или молодым родителям с ребёнком, которым пришлось вызывать такси, что бы ночью добраться до дома? А может быть тем, кому приходится пользоваться медицинскими услугами в других городах? Ты представляешь, 13 000 человек не могут лечиться в своём городе. Вася, 13 тысяч!!!

— Ну, хорошо. А что бы вот тебе хотелось узнать у Абрамовича, как депутата и руководителя Силламяэской больницы?

— Вася, я не надеюсь услышать от него честный ответ, даже если буду задавать вопросы. А тебя не смущает, что он руководитель больницы, а больницы нет?

— Да, в этой постановке вопроса есть смысл. Больница есть и в то же время, больницы нет. Выходит, есть только название?

— Практически, да. Об этом даже сказано на официальной странице учреждения в разделе “Структура» — поликлиника, отделение по уходу и реабилитационные услуги. Но, это не главное. Как г-н Абрамович справляется с несколькими должностями одновременно, что оказалось уникальным случаем в Эстонии? Все эти должности требуют присутствия в течение рабочего дня. Он депутат Городского собрания г. Силламяэ. Получает депутатскую зарплату. Одновременно он является исполнителем – он председатель правления Sillamäe Haigla, получает зарплату. Или не получает? Как он успевает работать на всех постах одновременно? Так же, он является предпринимателем – он владелец V. Abramovits Perearstikrskus. Получает зарплату. Или нет? Кстати, в его семейном мед. центре ведет приемы Татьяна Турбина. На каком основании? По данным регистра Terviseamet — Татьяна Турбина врач реабилитации и физиотерапии, а не семейной медицины, как у г-на Абрамовича. Кроме того, Татьяна Турбина является членом правления Sillamäe sadama haigla и работником Aasa Kliinik, членом правления которой является родственница другого депутата-многостаночника Андрея Жоги. Вася, ты следишь за ходом моей мысли? Одновременно, Абрамович является членом контролирующего органа в Городском собрании — в прошлом созыве он был председателем ревизионной комиссии, получал зарплату, как председатель, в этом созыве –председатель финансовой комиссии, в ревизионной — заместитель. В одном лице принимает решения в комиссиях, Силламяэской больницей — руководит, состоит в коммерческих отношениях, затем сам себя проверяет в виде члена ревизионной комиссии и сам себе партнер. И во всех ипостасях он это делает за деньги. Многорукий бог Шива отдыхает!

— А тебе не кажется, что надо отдать должное его организаторским способностям, а не завидовать.

— Речь не о зависти, а о конфликте интересов и соблюдении антикоррупционного законодательства.

— Да, соглашусь, тут есть над чем задуматься.

— Далее, Вася. Ты когда последний раз посещал здание городской поликлиники на Каяка 9? На третьем этаже уложили 1 млн евро в создание Медицинского центра, ремонт давно закончен, но из обещанных и с помпой разрекламированных, с лицензией сидит только врач Жога. А на сайте Силламяэской больницы сказано:

Центр первичной медицинской помощи, создаваемый на базе городской поликлиники, будет состоять из 7 семейных врачей и 10-15 медсестер. Рядом с ними будут работать физиотерапевт и акушерка, а также будет возможность получить услуги патронажной сестры. Общая сумма проекта составляет около миллиона евро: 594 765 евро выделяется из фонда регионального развития ЕС, остальные деньги будут выделены из бюджетов горбольницы и города.

Понимаешь, Вася, сбор врачей и медсестёр в едином Медицинском центре было обязательным условием выделения денег от государства и города. С какой целью были затрачены огромные средства? Почему на выполнены обязательства? Почему г-н Абрамович не осветил этот вопрос в своём выступлении?

— Ну, я думаю, хотя бы потому, что не все ещё успели переехать. Надо подождать немного.

— Эх, Вася, Вася. Зачем медицинскому заведению с первого этажа переезжать на третий? Для удобства посетителей или для удовлетворения амбиций г-на Абрамовича?

— Ну, хорошо, убедил. Абсолютно незачем.

— Вот! Просто ты, Вася, теоретик, а для понимания надо быть практиком. Дальше, смотри. Объясняю на пальцах ещё раз основную медицинскую проблему жителей города. До 2018 года в городе существовала служба неотложной медицинской помощи, которую финансировала Ида-Вируская центральная больница и обслуживала население города Силламяэ в вечерние и выходные дни. В связи с закрытием этой службы жители города вынуждены по небольшим проблемам ехать в Пуру, стоять там в очередях по несколько часов и потом искать возможность выехать из Пуру в Силламяэ. Оппозиция провела большую работу, чтобы выяснить, каким образом эту службу можно восстановить в Силламяэ. Статьи с их отчётами есть на сайте infosila.ee. И неотложную помощь можно восстановить, но для этого должна быть проявлена политическая воля большинства Городского собрания. Но центристская фракция и сам доктор Абрамович, председатель финансовой комиссии, который должен хорошо понимать необходимость неотложной помощи для жителей, уже который раз блокируют рассмотрение этого вопроса, не поддерживая это предложение оппозиции в бюджет и в Программу развития города. Вместо того, чтобы собрать компетентных специалистов, обсудить проблему и найти финансирование. По какой причине доктор Абрамович, будучи руководителем городской медицинской структуры и председателем финансовой комиссии, участвует в блокировке того вопроса?

— Я сам несколько раз вынужден был ехать в Пуру на Скорой помощи, потому что в Силламяэ вечером обратиться было не к кому. Один раз с переломом пальца, а второй раз с сильным растяжением голеностопа. И каждый раз платил 20 евро за возвращение на такси, потому что автобусы уже не ходили. Но, мне кажется, что у них должна быть какая-то веская причина, что бы не открывать неотложную помощь в городе. Ведь даже ребёнку ясно, что это так нужно нам всем.

— Вася, секунду, не торопись. Что бы понять суть, нужно вернуться к общеизвестным и зафиксированным фактам. Учредитель Силламяэской больницы город Силламяэ, точнее, Городское управление. В Совет больницы входят Александр Канев – председатель совета, он же депутат Городского собрания, он же заместитель председателя Городского собрания, он же председатель комиссии по развитию, он же член комиссии по городскому хозяйству. Анатолий Шпаковс – специалист по управлению проектами и архитектуры Силламяэского городского управления. Ирина Христофорова – главный специалист по бюджету Силламяэского городского управления. Вера Тихонова – заведующая детским садом «Rukkilill». Татьяна Самохвалова – специалист отдела социального попечительства Силламяэского городского управления. Согласись, орган с весьма серьёзными и влиятельными должностями. Кстати, на официальном сайте найти Устав целевого учреждения Силламяэская больница невозможно, его там просто нет. Так вот, обычной практикой является объявление конкурса на замещение должности члена правления. К примеру, Нарвский музей, учреждённый государством и городом Нарва, это делает регулярно и публично. Причём, последний раз в 2018г. Совет выбрал руководителя только на 2 года.

— Извини, перебью. Ты хочешь сказать, что Силламяэская больница конкурс не проводит?

— Я о таких конкурсах не слышал. Валерий Абрамович был назначен на это место в 2005 году и с тех пор – безвылазно, как раб на галерах.

— Получается, что так… И что из этого следует?

— О, многое. В Силламяэ нет городского врача в понимании закона «О народном здоровье». Это, кстати, цитата из Программы развития города 2014-2020г. Но, и больше всех врачей наделённый властью Абрамович и весь Совет Силламяэской больницы вместе взятый, не хотят, а точнее, не могут, создать услугу неотложной помощи в Силламяэ.

— Постой. Как так? У них вся власть, а на выходе – пшик, дырка от бублика?

— Да, Вася, и дырка и пшик, и запах гари. Около десяти лет назад Больничная касса отказала Силламяэской больнице в финансировании общей медицинской помощи. О причинах этого шага Абрамович молчит. Возможно было бы восстановить хотя бы неотложную помощь, но центристское большинство топит этот вопрос.

— Ты знаешь, предлагаю выпить чаю за наше здоровье!

На этом мы и закончили беседу. Прощаясь, я обещал Васе рассказать ещё одну историю про доктора, депутата и бизнесмена Валерия Абрамовича, но это уже при новой встрече за рюмкой чая. А потом поделюсь и с вами.

Продолжение следует…

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: «Советская Нарва: одни танцульки и мордобой»

Катри Райк, в прошлом националистка, ныне – социал-демократ, известный политик-миссионер, давно воплощающая в Нарве мечты …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *