Макс Бользен: «Диалоги о Силламяэской больнице. Часть III»

Часть I Часть II

Уф-ф-ф, наступила осень, пошли грибы и сбор урожая на садах. У некоторых особей началось осеннее обострение и это не могло не сказаться на ритме наших чайных посиделок с Васей. Но, тем не менее, мы наконец-то встретились и смогли продолжить обсуждение насущных городских тем. А когда заходит разговор о городе, да ещё под рюмку хорошего чая, кривая неизменно выводит к местным центристам и приходишь к выводу, что идеальным депутатом-центристом стала бы статуя Венеры Милосской: ни рук тебе, ни карманов. 

— Вася, обрати внимание, она так же молчалива, как и они. 

— Ну, судя по длинному языку у некоторых, не так уж они и молчаливы. В последних дебатах без дебатов Абрамович наговорил столько, что уши вянут.

— Вася, я рад, что ты начинаешь разбираться в этом вопросе. Тут вот какая история. Абрамович заявляет, что у оппозиции план сделать неотложную помощь в городе за счёт бюджета, а вот у них, центристов, есть план круче – сделать это при полном финансировании Больничной кассы. Вася, когда ты врёшь, у тебя глаз дёргается, я знаю, а вот у Абрамовича ни глаз не дёрнулся, ни рука не дрогнула. Так хладнокровно нагородить надо уметь, это талант. Во-первых, комиссия, в составе которой были депутаты Гульнара Сидоренко и Олег Култаев, вела переговоры с Больничной кассой и руководством Ida-Viru Keskhaigla 2 года назад. И об этом они честно сказали в своих статьях. На тот момент расклад был именно такой – Больничная касса была готова финансировать неотложную помощь в Силламяэ на условиях 50/50 с городом. Обрати внимание — об этом было заявлено на официальной встрече с депутатами Городского собрания, а не в подворотне. Затем, оппозицией были поданы предложения в бюджет и Программу развития города. Это настойчивая и весьма последовательная позиция. Но ни тогда, ни позже, центристы пальцем не пошевелили, что бы решить вопрос неотложной помощи. Предложения оппозиции были отброшены центристами и в бюджет и Программу развития они не попали. И вдруг, не моргнув глазом и не поведя бровью, Абрамович говорит о создании неотложной помощи на базе медицинского центра! При создании медицинского центра, многочисленных обсуждениях этой темы в Горсобрании, в прессе и документах, нет ни слова о неотложной помощи на базе медицинского центра. 

— Постой, Макс, но ведь медицинского центра, как я понимаю, нет?

— Да, Вася, в том-то и дело! Слова Абрамовича о планах центристов открыть неотложную помощь в медицинском центре, не более чем предвыборный трёп. Помнишь, я тебе говорил – эта лошадь сдохла и высоту она не возьмёт?

— Конечно, помню! Только у меня вопрос. А Больничная касса в курсе, что она должна полностью финансировать фантазии Абрамовича?

— Вася, скорее всего, не в курсе! В городском регистре такой переписки я не нашёл, в регистре Больничной кассы тоже. 

— То есть, получается, что идею и предложение оппозиции он сейчас выдаёт за свою, при этом, преподносит, как почти решённый вопрос? 

— Да, так и есть. При этом, он делает упор на то, что оппозиция, якобы, продавливает открытие неотложной помощи в «Альмеде» на ул.Павлова 12а. Но это опять, не более, чем его фантазии. Оппозиция неоднократно писала и говорила, что жителям города всё равно, где будет пункт неотложной помощи. Но, экскурсия совместно с представителем Больничной кассы и руководителем больницы Пуру по зданию поликлиники тогда же, несколько лет назад, выявили удручающее состояние хозяйства г-на Абрамовича – отсутствовала вентиляция, нормальные туалеты для посетителей, пугающе плохо работал лифт, врачи работали в диких условиях с температурой в помещениях под 30 градусов, один из кабинетов использовался несколькими врачами совместно, один из них – инфекционист (пациенты: туберкулёзные, ВИЧ и т.д.) и после него помещение не дезинфицировали. И конечно же, помещения «Альмеды» на Павлова 12а разительно отличались своей ухоженностью, порядком и удобством для пациентов и врачей. А оппозиция лишь констатировала этот факт. 

— Макс, управляя с 2005 года своим хозяйством, Абрамович, получая многие тысячи евро в год от города, так и не смог навести там порядок. И только сейчас, получив почти миллион евро от города и государства под громкое название «Медицинский центр», лишь сделал частичный ремонт в здании поликлиники. Я прав?

— Вася, ты прав, как никогда! И ещё. 28 февраля 2017 года Абрамович, обращаясь к Городскому собранию с предложением о софинансировании, по сути, шантажировал депутатов, заявив, что своих средств на реализацию такого масштабного проекта у больницы нет и город останется без крупного современного центра. Депутаты, представив в своём воображении крупный современный центр….. Ты, Вася, разбуди свою фантазию и тоже представь себе крупный современный центр….Так вот, депутаты своё согласие дали. 

— Ага. И что у нас там с крупным медицинским современным центром? Один этаж в 4-х этажном здании? Крупный. Очень. Это просто обман всех, от жителей города до государства. Медицинского центра нет, ни крупного, ни малого.

— Вася, но есть ещё один момент. Абрамович в своих дебатах без дебатов сообщает всем, что в медицинском центре будут (когда, неизвестно) работать семейные врачи, акушерка и медицинские сёстры. Но семейные врачи не будут работать после 18:00, да ещё и по выходным дням. А на это время приходится пик травм, об этом говорят сами люди (опрос в социальных сетях, проведённый депутатом Олегом Култаевым). Не боли в сердце, как повод для обращения, о чём говорит Абрамович, а именно травмы разной степени тяжести. Если человек обращается в отделение неотложной помощи, у медицинского работника есть исходящая из законов обязанность оценить его состояние и решить, нужна ли ему помощь в ЭМО, то есть, насколько быстро эта помощь нужна, так называемый триаж. Но именно этого в Силламяэ и нет, именно об этом и говорит оппозиция, и именно этого не слышит врач, наделённый властью, Абрамович. И тогда эту роль берут на себя медсёстры «Скорой помощи» или человек сам едет в ЭМО в Пуру, отвлекая врачей от тех, кому действительно нужна экстренная помощь. И поэтому очереди в ЭМО достигают 4-5 часов.

— Да! А потом человек выходит из отделения в ночь и не знает, как ему добраться домой. Он злой, расстроенный, потому что ехать в Пуру ему, как оказалось, и не надо было. Достаточно было наложить тугую повязку или сделать рентген, что бы понять, что перелома нет. Но в Силламяэ в 9 часов вечера или в выходной день это сделать некому. Вот и катаются 2 машины «Скорой помощи» по пустякам, люди часами сидят в коридоре, а потом мыкаются в попытках добраться до дома. Абрамовичу эти проблемы с высоты Toyota Land Cruiser не понять. Для него, как он сам сказал, 20 евро на такси не проблема.

— Вася, я бы задал ещё и другие вопросы. Кто будет читать рентгеновский снимок или УЗИ? Терапевт? Медсестра? К снимку требуется расшифровка, а ведь надо принять решение – везти человека в Пуру или отправить на домашнее лечение. Силламяэские снимки-то ведь, если помнишь, в общую базу не попадают. Консультацию из Пуру не получишь.

— Макс, у меня понимание, что деятельность центристов в Силламяэ и лично Абрамовича, отбросила город в начало 80-ых годов прошлого века. Такая вот картина перед моими глазами. 

— Вася, получилась очень некрасивая картина. Представляешь, вокруг уже носятся скоростные поезда, летают современные самолёты, люди общаются в разных уголках планеты в режиме реального времени, в медицинских клиниках делают фантастические операции, кругом звучат слова о кооперации, сотрудничестве и синергии….А в городе Силламяэ доктор и депутат, возглавлятель и воспеватель, дебатёр и бизнесмен Абрамович, сделал всё от него зависящее, что бы медицина была на уровне сельского фельдшерского пункта 80-ых годов прошлого века. Кто, если не мы! – сказали его коллеги по партии и фракции и вбомбили таки Силламяэ в прошлый век. Паутина и плесень, вот и вся песнь.

— Я бы сказал, реалистичная и мрачная картина. Налью ка я….

— Вася, крепись, это ещё не всё. Абрамовичу, по какой-то мутной причине, невыгодно делать неотложку на базе поликлиники или помогать открытию этой услуги в «Альмеде» на ул.Павлова 12. И тот и другой вариант, отвечали бы интересам жителей города, но его усилия направлены на сброс этих тысяч пациентов в ЭМО в Пуру. И уже Пуруская больница, когда пациент обращается в ЭМО с простой проблемой, получает за это плату, как будто речь идет о приеме врача-специалиста. По данным Госконтроля (2018г) отделения ЭМО отдельно не финансируются и в первую очередь оплате подлежат счета за неотложную помощь, и стоят эти услуги в 4 раза дороже, чем помощь семейного врача. Вникаешь?

— Так вот оно что! Вот и финансовая подоплёка всплыла! Всё встало на свои места. 

Последняя фраза Васи прозвучала, как «Эврика!» — легендарное восклицание Архимеда по случаю открытия им гидростатического закона. За окном стучал дождь, шелестели шинами редко проезжающие машины. Город медленно погружался в густой свет фонарей. А мы с Васей разбежались по квартирам, обогатив свой мир новыми мыслями. Но договорились встретиться ещё, так что, следите за моими публикациями.

Продолжение следует…

Источник: Инфосила

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *