Макс Бользен: «Диалоги о Силламяэской больнице. Часть IV»

Ох, как же много звонков и сообщений с поддержкой я получил после вышедших предыдущих трёх частей наших бесед с Васей! Вот это обратная связь, я понимаю. Спасибо друзья, что вы читаете, оцениваете, сопоставляете с реальностью. Ведь оно как бывает: сказал доктор – в морг, значит в морг? Постойте ка, но мы ещё живы, шевелимся, у многих даже есть мозговая активность! Решили мы с Васей снова встретиться и эту мозговую активность зафиксировать, поскольку за прошедшие несколько недель выяснилось, что есть люди, которые чувствуют себя плохо, когда другим хорошо. Вот пусть нам будет хорошо назло этим людям!

У плиты булькал закипающий чайник, на столе уже были расставлены чашки, вишнёвое варенье и бутерброды с сыром. Понимаю, лето Вася провёл не зря…. 

– Макс, ну, рассказывай, что интересного?

– Во-первых, я знаю, что состоялось заседание финансовой комиссии Городского собрания. На этом заседании, кстати, член комиссии Юрий Князев предложил увеличить зарплаты некоторым специалистам, так как в разных учреждениях города они разные. На него, конечно, налетели, как коршуны, насмехаясь и забалтывая вопрос, но он всё же, сделал это предложение в письменном виде. Вице-мэр Татьяна Иванова сразу сказала, что повышать никому зарплаты не планируется. Другими словами – шиш вам с маслом! Точнее, теперь уже без масла, голый шиш. Правда, как-то странно звучит это заявление вице-мэра Ивановой, потому, что такие вопросы решают депутаты, а не вице-мэр.

– Однако, было бы справедливо в нынешних тяжёлых условиях всё же поднять зарплату, люди реально концы с концами сводят. 

– Согласен! Но, Вася, был в повестке дня ещё один интересный вопрос….

– Неужели неотложная помощь?! 

– Представь себе, да! Депутаты Гульнара Сидоренко, Олег Култаев, Татьяна Лебедева, Игорь Сухаруков и Александр Тофферт, сделали предложения в бюджет и, первым из них, было предложение организовать в городе неотложную помощь. Этот вопрос необходимо решать, жители города остро нуждаются в этой услуге. Этими депутатами была проделана огромная работа и необходимо было сделать следующий шаг – создать рабочую группу, состоящую из причастных к процессу. 

– Макс, не томи, выкладывай! Меня аж в жар бросило от такой новости. И что дальше?

– Это тебя от третьей рюмки чая в жар бросило. Так вот, эти предложения поставили на обсуждение комиссии. Гульнара Сидоренко, Олег Култаев и Татьяна Лебедева пришли на это заседание, что явилось полной неожиданностью для всех её членов, особенно председателя – Валерия Абрамовича. 

– Да, при таких гостях вопрос не заболтаешь и под сукно не сунешь. 

– Когда дошла очередь до обсуждения этого вопроса, Абрамович вдруг понёс чушь, полную противоположность тому, что он говорил на видео, есть же запись. Он сообщил всем присутствовавшим, что каждый день принимает по 40 человек, как семейный доктор, а они все против открытия неотложной помощи в Силламяэ. Прикинь, Вася, так и заявил! 

– Слушай, Макс, но это уже за гранью. Когда и кого он там принимает в своём семейном центре, если за него там принимает всё время Турбина? Ты же в прошлый раз ещё говорил, что у неё и лицензии-то на это нет, она врач-физиотерапевт. 

– Да, Вася, всё так и есть. Соврамши тут доктор. Не делает ему это чести, как и то, что он в своей речи обливал грязью коллег – медицинский центр «Альмеда». Про опрос в фейсбуке, который произвёл Олег Култаев, Абрамович заявил, что люди довольны больницей в Пуру и недовольны «Альмедой». И тут логика Абрамовича совсем непонятна – какое отношение к этим учреждениям имеет удовольствие клиниками и неотложная помощь в Силламяэ? Да, кстати, и в опросе все говорили о том, что неотложная помощь в Силламяэ нужна! Но, как говорят, Остапа понесло! Он заявил, что открыть неотложную помощь в Силламяэ вообще невозможно, а чиновник Больничной кассы Андрей Сайчук, который вёл эти переговоры с депутатами от оппозиции и общественниками города, давно уволен. Вот где он, этот ваш Сайчук? – сказал Абрамович, явно испытывающий состояние, близкое к высшей точке возбуждения. Мол, вот он я, на коне, а ваш Сайчук, под конём. 

– О-о-о, Макс, я представляю себе накал страстей на этом заседании! А я читал комментарии в фейсбуке под опросом. Моя бабушка про таких, как Абрамович, всегда говорила – гляжу в книгу, вижу фигу. Как он доктором-то работает? Так же, наискосок читает?

– Короче, Вася, общий смысл сбивчивой речи Абрамовича был такой, что можно было сделать вывод, что он устраняется от этой темы. Этот наделённый властью человек не способен что-либо создать. Всё, фенита ля комедия. Абрамович в конце концов заявил, что он против и умывает руки, но если большинство решит устроить неотложную помощь в городе, то финансовая комиссия найдёт деньги. На заседании комиссии было предложено создать рабочую группу с участием представителей соответствующих учреждений для рассмотрения предложения по оказанию медицинской помощи, комиссия поддержала это предложение и в протокол внесли: Создать рабочую группу для обсуждения вопросов оказания неотложной медицинской помощи. 

– Макс, я вспомнил по этому поводу анекдот: Муж неожиданно возвращается домой. Жене приходится спрятать любовника под кровать. Он лежит там тихо. Вдруг малыш, который все это наблюдал, подползает к кровати и, заглядывает под нее, спрашивает: – Сто, не дысыс? А как дысал, как дысал!

– Вася, будем надеяться, что дело сдвинется и пункт неотложной помощи в ближайшем будущем таки откроется. Хочется так же надеяться, что центристы не будут тормозить этот процесс в угоду Абрамовичу, а сделают всё и от них зависящее для его открытия. Из того, что я вижу, можно сделать вывод, что Абрамович уже начинает вызывать раздражение у своих коллег по фракции. 

Я взглянул на часы и понял, что засиделись мы допоздна. Попрощавшись с Васей, выбежал на улицу. Луна ярко высвечивала дорожку на море, на улице дул лёгкий ветерок, разнося по улицам опавшие листья клёнов. В редких окнах горел свет, а когда я шёл к своему дому, по шоссе проехала машина «Скорой помощи». И тут, я снова подумал о силламяэском докторе и депутате Абрамовиче. Ведь никогда не задумывался над тем, как может повести себя человек при испытании властью. Кто-то остаётся человеком и бьётся за тех, кто живёт рядом, ведёт за собой остальных, а кто-то циником, спасает свою шкуру и дезертирует. Неужели, в какой-то момент у человека что-то ломается внутри и ощущение любви к родному городу и его жителям, которых надо защищать, сжимается до горошины, а всё остальное пространство занимает жажда власти и любовь к деньгам?

Источник: Инфосила

Стоит прочитать!

Макс Бользен: “Диалоги о Силламяэской больнице. Часть I”

До 2018 года в городе существовала служба неотложной медицинской помощи, которую финансировала Ида-Вируская центральная больница и обслуживала население города Силламяэ в вечерние и выходные дни. В связи с закрытием этой службы жители города вынуждены по небольшим проблемам ехать в Пуру, стоять там в очередях по несколько часов и потом искать возможность выехать из Пуру в Силламяэ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *