Марина Гатцемайер: “Россия и маски. Путевые заметки русской немки”

Первое (не сильное) впечатление от Санкт-Петербурга – все без масок. Второе – тактильная толерантность. Все жмутся друг к другу, точно широка страна моя родная – размером с лифт. Лифты, общественный транспорт, крошечные столики в общепите собирают людей узко, тесно, антиковидно. Первый же таксист в Пулково наклонился ко мне так близко, что не смотря на мою маску, я наверняка получила аэрозольным путём все его микробы и даже ДНК. Хотел 3 тысячи, но мгновенно согласился и на 2. Очень рискованная езда, в такси можно курить и, как сказал этот молодой, даже симпатичный, высокий и всю дорогу харкающий соплями в окно таксист “не надену никогда ваш намордник”.

– Шведов недавно вёз. Сидели всю дорогу в масках. Хотя и молодые вроде умные парни, а в намордниках. Я им объяснял, что маска- херня, но они по-русски не понимают.

Едем по платке. Подъезжая к пункту оплаты, таксист подстраивается прямо в зад газели и приезжает за ней бесплатно. Я фигею, он говорит, что всегда так ездит.

– А что они сделают? Закона нет на этот счёт.

Говорил, что ковид – придумка для идиотов.

– У нас бабки старые, как сидели во дворе, так и сидят. Никто не умер!

Аргумент для него. Вытащил мне чемодан и даже довез до парадной. А дальше вышло так, что человека, к которому я ехала не оказалось дома. Стою с чемоданом, звоню в домофон. Рядом – на великах-самокатах стайка ребятишек:

– Вы к кому? Нет дома? Так позвоните! Русской симки нет? Возьмите мой телефон!

Взяла. Позвонила.

Параллельно детвора рассказала мне о всех жильцах дома. И мальчик Даня по навигатору взялся меня проводить до ближайшего офиса билайна.

– Я не попрусь с чемоданом!, – говорю детям.

– Ну мы ваш чемодан повезем!

Села во дворике. Жду, к кому приехала. Подсаживается старушка ко мне, здоровается. Рассказывает про двор и сквер, примыкающий к нему. И про памятный камень со стихами Ольги Берггольц.

– Она в тюрьме целый год сидела и там поняла, что нельзя злиться на СССР. Когда вышла из тюрьмы, только хорошие стихи писала! Вы почитайте! Они на камне выгравированы! Вон в том доме, видите окно? Там сестра Берггольц живет. Хорошая женщина.

Впечатление третье (сильное) – люди не боятся людей! Коммуницируют и кайфуют от этого. За свои первые 2-3 часа в Питере я испытала то, что в Германии испытать невозможно. Начиная от отсутствия масок и езды забесплатно по платке, заканчивая чужим ребенком, который уговаривает тебя воспользоваться его телефоном!

О четвёртом впечатлении напишу потом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *