Мария Сморжевских-Смирнова: «О дарованных Петром I привилегиях остзейскому краю»

В декабре 1711 года состоялся первый визит царя Петра I в завоёванный Ревель. В столицу Эстляндии царь приезжал в разные годы, всего 9 раз. Это были разные по целям и продолжительности визиты, но каждый раз они сопровождались пышными приёмами со стороны города, важными встречами, переговорами и судьбоносными решениями, торжествами и разнообразными увеселениями.

Находясь в Ревеле, Его Величество спешил заручиться поддержкой новых подданных – дворянства, рыцарства, богатых купцов, членов гильдий и мещан, демонстрируя им свое расположение и благосклонность. Новые подданные в свою очередь стремились продемонстрировать верноподданнические чувства, заполучив доверие царя и обещанные им (еще во время осады города в 1710 году) привилегии.

Ряд дворянских привилегий и рыцарских прав был существенно ограничен предыдущей, шведской, властью и теперь у представителей высших сословий появился удачный повод вернуть утраченное и, возможно, даже с прибытком. Расчет оказался верным: очень скоро Петр I наделил этот край особыми привилегиями и правами, касавшимися устройства административной и судебной властей, сохранения лютеранского вероисповедания, а также немецкого языка в делопроизводстве. Уже в первой половине XVIII века особый статус «остзейских земель», к которым относились Эстляндия и Лифляндия, был предметом отдельного внимания даже иностранцев, посещавших Российскую империю.

Так, в 1739 году итальянский просветитель Франческо Альгаротти, путешествовавший в составе официальной британской делегации через Ревель в Санкт-Петербург, в своем дневнике записал:

 «Невзирая на военные корабли, верфь, гарнизон, фортификации и пушки, местный люд благословляет своих правителей – вероятно, единственный в мире. Впрочем, есть за что благословлять. Все его привилегии, бывшие при Карле XII, при переходе в подданство России подтверждены и честно блюдутся». 

Привилегии, дарованные Петром I всему остзейскому краю, «честно блюлись» почти до конца XIX века.

В экспозиции таллинского Дома-музея Петра I есть необычная «картина»: доска, на которой изображен двуглавый российский орел, держащий в лапах панораму города. В нижнем регистре изображения большими буквами сделана надпись на латыни: PRIVILEGIO. Подобные доски, как и резные фигурки двуглавых орлов, во время Северной войны изготавливались нередко в походных условиях и устанавливались в завоеванном городе как символ новой власти, пришедшей на смену «шведскому льву» и прежнему порядку. И хотя у нас нет точных сведений о возможном местопребывании именно этого орла (возможно, он находился в здании одной из гильдий, либо в доме кого-то из представителей местного рыцарства), не вызывает сомнений, что своим современникам он очень наглядно объяснял, в чьих руках теперь власть, и кто является гарантом выданных привилегий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *