Мстислав Русаков: “Евроцинизм”

В прошлом месяце Европейский парламент принял резолюцию в поддержку Спасательного пакета национальных меньшинств (Minority SafePack или MSPI), подготовленного в рамках Европейской гражданской инициативы. Для того, чтобы документ рассмотрели в парламенте, необходимо было собрать более миллиона подписей граждан стран ЕС. В Эстонии этот процесс координировало НКО «Русская школа Эстонии». Председатель правления объединения Мстислав Русаков прокомментировал журналисту издания «Инфоринг» произошедшее событие.

– В чем смысл Спасательного пакета национальных меньшинств, в поддержку которого выступил Европейский парламент?

– Он состоит из девяти пунктов, но для нас актуально то, что ЕС должен будет определить наилучшие способы защиты и поощрения культурного и языкового разнообразия, в частности, для защиты использования региональных языков и языков меньшинств в сфере государственного управления, при оказании общественных услуг, в образовании, культуре, в судебных органах, СМИ, здравоохранении, при регулировании вопросов безопасности и защиты прав потребителей. Это достаточно серьёзный набор.

– Разве в европейских документах это никак не отражено? В Эстонии, например, власти только и говорят о внимании, которое в стране уделяется нацменьшинствам, защите их прав и тому подобное. Чем же все-таки вызвано появление подобного пакета?

– К сожалению, все эти вопросы отданы на откуп государствам-членам ЕС и не решаются на союзном уровне, отсутствует их общеевропейская регуляция. Поэтому где-то более менее всё нормально, как, например, в Финляндии, где шведов всего 5%, но шведский язык является государственным, и в стране есть не только школы на шведском, но даже и университеты. На региональном уровне такие же права есть у саами. Школы национальных меньшинств имеются в ФРГ, Австрии, Италии, Румынии, Венгрии. И этот перечень далеко не исчерпывающий.

И только Латвия и Эстония, как еnfant terrible, занимаются уничтожением русских школ. Латвия находится в авангарде, Эстония – в арьергарде. Но и у нас, к сожалению, утверждена программа правительства по полной ликвидации русских школ и даже детских садов к 2035 году. Поэтому очень важно было установить какой-то пусть даже самый минимальный набор прав национальных меньшинств на уровне Европейского союза, на что собственно и был направлен Minority SafePack. Это – самое начало большого пути. Успеть бы до полной ликвидации у нас всего русского. Сохранить легче, чем восстановить.

– Если, например, речь в нем идёт об использовании языка нацменьшинств, то касается ли это его применения только в сфере культуры или обучения тоже (в рамках начальной школы, гимназических классов, возможно, средне профессионального обучения)?

– Мы надеемся, что это будет касаться всех перечисленных сфер – и культуры и образования. Но то, как будет выглядеть в реальности, пока неизвестно. Это будет зависеть от текста принятых на уровне ЕС нормативных актов. И здесь «Русская школа Эстонии», как член Федералистского союза европейских национальных меньшинств (инициатора Спасательного пакета), будет держать руку на пульсе. У нас хорошие позиции в этой организации: так, во многом с нашей подачи в её рамках была образована рабочая группа по вопросам образования. И, как выяснилось, это проблемная сфера не только для русских в Эстонии, но и для других автохтонных национальных меньшинств Европы. Но совместными усилиями, в сотрудничестве проблемы решаются легче, как это показывает в том числе Спасательный пакет национальных меньшинств, подписи под которым собирали всем миром.

– Не предусматривается ли что-то в плане использования языка нацменьшинств в тех регионах страны, где эти меньшинства преобладают в численном составе населения?

– Непосредственно такого положения в Minority SafePack нет, но на самом деле предполагается ещё более широкое использование языков национальных меньшинств, то есть не обязательно, чтобы в регионе 90% населения было русскоязычным, достаточно и 20%. Эстония, к сожалению, не ратифицировала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, которая даёт очень широкий набор прав национальным меньшинствам и по использованию языка в публичной сфере, и по образованию на нём. Но благодаря MSPI, эта хартия может прийти к нам через директивы ЕС.

– Каков механизм представления такого Спасательного пакета? Кто может подобный проект представить на рассмотрение Европарламента? Что необходимо для этого сделать? Что было сделано в данном случае и какова роль во всем этом НКО «Русская школа в Эстонии»?

– Механизм достаточно сложный. Это своего рода общеевропейский референдум. И здесь помимо того, что надо в течение года собрать не менее миллиона подписей граждан ЕС, надо ещё выбрать необходимый минимум не менее чем в семи странах ЕС. Для Эстонии этот минимум установлен в 4,5 тысячи подписей. Если необходимое количество подписей собрано и утверждено, то далее проходят слушания в Еврокомиссии и Европарламенте. Получив же поддержку на этом уровне, можно рассчитывать на создание нормативных актов на уровне ЕС. Пока до предпоследней стадии добрался только Спасательный пакет национальных меньшинств. Другие инициативы не смогли пройти это сито.

«Русская школа Эстонии» продвигала MSPI на уровне Эстонии, в том числе организовав сбор подписей. Сейчас в процессе находится не менее интересная инициатива, которую мы тоже пытаемся продвигать. Она направлена на прямую поддержку национальных регионов из фондов ЕС. Сейчас это происходит на государственном уровне и до нашего Ида-Вирумаа доходит сколько не жалко, в результате народ оттуда разбегается, кто в Таллинн, кто в Финляндию. Если же поддержка национальных регионов будет осуществляться напрямую, то можно будет нормально жить и работать в своём родном городе. У этой инициативы хорошие шансы. Уже собран необходимый миллион подписей и минимум в шести странах. Осталась одна страна и срок до 7 февраля. https://www.signiteurope.com/ru/

– Чем было вызвано нежелание в своё время чиновников Евросоюза регистрировать подобный механизм представления «инициативы снизу», ведь слово «демократия» (что означает «власть народа») – первое, которое произносит ребёнок, рождающийся сегодня, только потом он учится говорить «мама». И ведь было даже судебное разбирательство в 2017 году, чтобы та-
кая инициатива получила право на жизнь.

– Да, у этой инициативы был очень непростой путь. Сначала её не хотели регистрировать и пришлось обращаться в Суд ЕС в Брюсселе. Потом были проблемы уже после сбора подписей. Румыния попыталась оспорить её через тот же Суд ЕС. Но был выигран и этот судебный процесс. Остаётся позавидовать стойкости европейских национальных меньшинств, в первую очередь, немцев и венгров, которые не сдаются и упорно идут к своей цели. Русские в Эстонии, боюсь, на такое не способны. Нашему человеку нужно всё и сразу. Он простой подписи не поставит, если не пообещать ему за это златые горы. Позиция же этнического большинства везде одинаковая, в том числе и среди чиновников Евросоюза. Если есть возможность «не пущать», то они попытаются ею воспользоваться.

– Известна ли реакция эстонских политиков на принятие Европарламентом резолюции в поддержку Спасательного пакета?

– Публичная реакция – полное игнорирование. Внутренняя – вряд ли положительная. Эстонские политики слишком привыкли к «Эстонии для эстонцев».

– Что должно последовать далее, после того, как Спасательный пакет поддержал Европарламент?

– Еврокомиссия должна до 15 января 2021 года принять решение о своих дальнейших действиях или бездействии в связи с этой инициативой. Любое решение должно быть опубликовано и объяснено. Но с учётом такой широкой поддержки Европарламента «зарубить» инициативу здесь означало бы потерю лица для Еврокомиссии.

Александр АЙСБЕРГ

Источник: “Дайджест”.

P.S. 14 января 2021 года Европейская комиссия всё же отклонила Спасательный пакет национальных меньшинств. Это вызвало возмущение у президента ФСЕНМ (FUEN) Лорана Винце. ФСЕНМ – организация, инициировавшая Minority SafePack ещё в 2013 году и проделавшая огромную лоббисткую работу, которая пошла практически впустую. Cлучай беспрецедентный. Еврокомиссия пошла против подавляющего большинства Европарламента (инициативу поддержало 75% евродепутатов), и даже против Германии (бундестаг отдельно поддержал MSPI), которая является в ЕС основным донором и актором. Вполне вероятно, что так просто для неё это не пройдёт.

Но и при отклонении инициативы всё же были оставлены некоторые правовые лазейки. Например, всерьёз будет рассмотрен вопрос о наделении правом голоса на выборах в Европарламент “граждан третьих стран”, т. е. наших неграждан и даже граждан России, а это вдвое увеличивает русский электорат. Также Комиссия пообещала поддерживать конкретные законодательные инициативы со стороны Европарламента, направленные на реализацию MSPI. Это совсем не то чего мы добивались, но хоть что-то. Всё же положено какое-то начало защиты прав нацменьшинств на уровне Европейского союза. И упорные венгры с немцами будут продвигать это дальше. Так что и мы тоже не будем отчаиваться.

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Эстонизаторы образования не осознают, что их русофобия ведёт к доморощенному пронацизму”

Все последние три десятилетия существует этническая дискриминация на рынке труда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *