Мстислав Русаков, Елена Григорьева: Кинорецензии на «Андрея Рублёва» Тарковского

Фильм «Андрей Рублёв», поставленный режиссёром Андреем Тарковским, как и сам режиссёр, вызывает много споров и противоречивых мнений, от полного неприятия до “канонизации”. Чтобы сохранить объективность в этом вопросе портал «Доколе?» представил два противоположных мнения.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - image.png

Мстислав Русаков: “Тарковский, как родоначальник русофобии в советском (российском) кино

Посмотрел “Андрея Рублёва” Тарковского. Торжество русофобии. Фильм состоит из 8 новелл в каждой из которых показана определённая грань мерзости и подлости русского человека. Можно было бы и названия придумывать как перечисление семи смертных грехов. Весь фильм русские грязные, рваные. Снимали похоже что в деревне Гадюкино, так как дождь там лил практически без перерыва. Так удобней показывать грязь, не только русские грязные, но и сама Россия вся грязная и слякотная.

Новелла первая. “Русские – ретрограды”. Русский мужик придумал воздушный шар. Но так как мужик русский, то это совсем не прекрасное и изысканное творение братьев Монголфье. Это какой-то грязный бесформенный мешок сшитый из грязных тряпок. К шару спешит толпа людей, чтобы его изничтожить, но изобретатель успевает на нём улететь. Обозрев с высоты птичьего полёта убогие окрестности он благополучно тонет в реке. Конец новеллы.

Новелла вторая. “Скоморох”. Мораль: русские – стукачи. Три монаха вместе с Андреем Рублёвым пережидают дождь в грязном сарае, который изображает русскую избу. Там набилось народа от дождя, в том числе выступает скоморох, средневековый стендапер, в чём-то творческая интеллигенция. Автор явно ему сочувствует. Он такой же грязный и рваный как остальные мужики, поёт какие-то похабные частушки и кривляется. Но грубым и тупым русским это очень нравится. Когда представление закончилось и скоморох перестал кривляться, то он обнаружил не по-русски умное лицо (Ролан Быков). Казалось бы, он всё понимает, и тупость и убогость, но такова селяви в “этой стране”. Злобный монах, один из спутников Рублёва убегает стучать княжьим людям. Скоморохи не поощрялись РПЦ. Ну и было за что, они совсем не псалмы пели. Правоохранители подозвали скомороха, сломали об стену ему гусли (русские очень враждебны к любому проявлению культуры), а его самого взяли за руки и с размаху ударили лбом об дерево, после чего он потерял сознание. В последней новелле выяснилось, что он за свои частушки семь лет отсидел в яме.

Новелла третья. “Феофан Грек”. “Русская зависть”. В сюжете интрига про монаха, который хотел, чтобы его позвали расписывать стены, но вместо него позвали Рублёва. Он обиделся и начал всех обличать (“торговцев в храме”), за что его и выгнали из монастыря. Видишь русского обличителя – значит тупо завидует кому-то. Обличать из лучших побуждений не свойственно такому подлому народу. Но это не так интересно. Новелла начинается с того, что кого-то во дворе пытают. То есть происходит совершенно обыденное для Руси дело, никто собственно и внимание не обращает, жестокость в генах и всё привычно и естественно. Но случайным свидетелем этого зверства становится представитель западной цивилизации Феофан Грек. Его цивилизованное сердце конечно это не выдержало, он выскочил из сарая (а в фильме все русские живут в сараях, кроме князя) и начал возмущаться “что вы делаете, ироды проклятые?”. Это грек возмутился, с их изощрёнными казнями, как, например, запечь в раскалённом быке. Но для Тарковского это не важно. Европеец значит гуманист, русский – тупая жестокая свинья. Думаю, образ Софии в одноимённом фильме был сделан под впечатлением этого гениального творения.

Новелла четвертая. “Страсти по Андрею”. “Русские христопродавцы”. В этой новелле русские ни много ни мало – распинают Христа. По мнению Андрея Рублёва (а под этим образом, похоже, скрывается сам режиссёр, слишком он глазами современного человека на всё смотрит) русские распяли бы Христа, просто не моргнув глазам. Если евреям он основы попрал, выгнав торговцев из храма, то русские распяли бы просто из своей животной жестокости и не любви к тем, кто высовывается. Показано как Иисус идёт по снегу с крестом, Россия же ж, и княжьи люди его приколачивают гвоздями к кресту. Рядом скорбят женщины, наверное Мария Магдалина и прочие.

Новелла пятая. “Праздник”. “Русские – похотливые язычники”. Из предыдущих новелл уже понятно, что русские – это не самый христианнейший народ. Здесь же показано, что русские даже и формально не христиане. Голые люди радостно прыгают в воду и совокупляются. Имена у всех христианские, но крестов ни на ком нет. Я не историк конечно, но вообще-то христианство было принято уже 400 с лишним лет назад. И это не Мордовия, а в пределах Золотого кольца где-то происходило. Но потом явились всё те же княжьи люди и начали этих голых язычников отлавливать. По-видимому, тоже кто-то из монахов стуканул. Молодой спутник Рублёва не понимал, кричал “за что их? за что?”. А вот такие они дружинники, жестокие по природе своей, как и всё православие. Язычники весёлые и бесшабашные, а православные – мрачные и жестокие. От православия и пошло зло на Руси. Только что иконы и фрески красивые греки научили рисовать.

Новелла шестая. “Страшный суд”. Тема всё та же: жестокость и зависть. Резчики отделывали княжеские хоромы, после чего засобирались сделать то же самое его брату в Звенигороде. Он их отпустил, но по дороге послал своих опричников, и они их ослепили. Тут уже и не удивляешься. Как ещё мог поступить этот сатрап? Также показаны княжеские дети, балованные и жестокие. Сын – маленький мальчик лупит кулачками по лицу княжеского дружинника.

Новелла седьмая. Набег. “О русском предательстве”. Показывается набег Едигея. Причём “набегает” он вместе с русским князем – братом великого князя (в обоих играет один актёр – Назаров). На самом деле никакие русские князья Едигея не поддерживали, тем более брат великого князя. Но для художника это не важно, если стоит задача показать всю мерзость русской души. Русские вместе с ордынцами захватывают русский город (Владимир), жгут и грабят русскую церковь. Причём ордынцы – как дети, простодушные удальцы, которые умеют метко стрелять. Русские же с удовольствием убивают русских. Какой-то русский дружинник схватил сумасшедшую женщину и хотел её изнасиловать, (но животное ведь, что с него взять?), Андрей его убил и взял на себя за это обет молчания. Ордынцы русских женщин не насиловали, а только по-своему ухаживали и кормили кониной, ту же самую сумасшедшую, которая потом сама добровольно с ними уехала. И Едигей так и сказал брату великого князя: вы русские без нас давно бы уже друг друга перерезали. То есть собственно монголы по версии Тарковского ещё и спасли Русь от взаимного уничтожения. Нашествия Батыя, Тохтамыша – это такие гуманитарные миссии.

Новелла восьмая. “Колокол”. О русской неблагодарности. У полусгоревшего дома наши грязного и оборванного (как впрочем, все персонажи фильма кроме дружинников и монахов) юношу (актёр Николай Бурляев), который представился колокольным мастером. Ему поручили отлить колокол, он долго копался в грязи вместе с группой таких же оборванцев, приказал выпороть подростка, потому что мастера не хотели его слушать, то есть проявил обычную русскую жестокость. Потом колокол благополучно отлили, осветили в присутствии великого князя, иностранных гостей и большого скопления зевак, после чего все разошлись. А главный по колоколу остался лежать грязным в луже в рваных лаптях. Великий князь ему что-то даже лапти новые не выдал. Такое оно государство Российское, вытащит человека из грязи, сломает и снова в эту грязь выкинет.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - grigoreva-750x530-1.jpg

Елена Григорьева: “Страсти по Андрею

Я всегда воспринимала «Андрея Рублева» именно как «Страсти по Андрею». Русский Дух на протяжении всего фильма. Лишают языка, зрения, слова, душат, жгут и убивают, а Русский Дух сквозь все страдания прорывается вновь и вновь в голосе огромного колокола, в фресках великого Рублёва.

Всё же сквозь все беды народные (а разве не было этих бед? и предательство, и жестокость, и несправедливость – все было) прорывается русский голос – голос русского колокола. Во времена Тарковского эти все ужасы воспринимались как путь русского народа через тернии к звёздам – к коммунизму вообще-то. Это не было так болезненно и безнадёжно, потому что мы жили при уже построенном социализме. Казалось, что все эти жертвы были не напрасны. Сейчас конечно смотрится совсем по-другому…

Здесь также очевидно, что великое произведение искусства всегда вызывает множество интерпретаций, в этом и состоит его величие.

Ещё хочу добавить, что Андрей Тарковский был сыном крупного русского поэта Арсения Тарковского, это старая русская семья с определёнными традициями. И я думаю, что Андрей снимал фильм с болью о судьбе простого народа в России – талантливого, изобретательного, мастеровитого, но забитого многовековым игом то варягов, то монголов, то своих собственных князей да бояр, монстр на монстре за редкими исключениями. А где было иначе по миру? Но русский народ прозревал в иконописи Рублёва и обретал голос в своих колоколах, отлитых своими мастерами. Да, распинали, убивали, глаза выкалывали, все такое было как и везде по всему миру, почитайте англичан или японцев. Но только русские попытались построить коммунизм, почти построили, да вот не пережили стадии “Зеркала”, как я уже писала.

Стоит прочитать!

Народный Союз Таллина представил списки в Избирком

Народный Союз Таллина представил списки своих кандидатов в Таллинскую избирательную комиссию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *