Мстислав Русаков: “Под лежачий камень вода не течёт”

Интервью корреспонденту портала Земляки Аллану Хантсому.

– Был ли шанс у русской школы в Кейла? Что можно было ещё сделать для её спасения, или она была фактически обречена после опубликования мнения Минобраза Эстонии?

– Строго говоря, мнение Министерства образования и науки оказалось последним гвоздём в гроб. Насколько были использованы все методы – вопрос непростой. Здесь, к сожалению, нет конкретных рецептов и инструкций. Только метод проб и ошибок. И учимся не только мы, но и они. Так в 2018 году, когда была первая попытка закрыть школу, нам удалось её отстоять. Тогда они действовали грубо и нагло. Просто закрывается школа, русские дети просто растворяются в классах эстонской школы. Сейчас же они сделали всё, чтобы школа была закрыта.

Первое – это перестали принимать иногородних, а это 2/3 учеников школы. Из-за того, что в окрестных посёлках русские школы давно закрыты, дети были вынуждены ехать учиться в Кейла. Помимо этого путаница с регистрацией. Кто-то зарегистрирован, например, в Таллине, а живёт фактически в Кейла, но этот ребёнок уже считается чужим и город ему ничего не должен.

Второе – гарантировали всё, что только можно гарантировать, нынешним ученикам русской школы. Они будут учиться в своих классах, в своём здании школы, у своих учителей. Со слов адвоката города бывшего канцлера права Аллара Йыкса меняется только вывеска на здании. Соответственно права не нарушаются. Поэтому были большие сложности даже с тем, чтобы просто подать жалобу в суд. Пострадавшими оказались только будущие первоклассники и только те, кто живёт в Кейла. Таких оказалось всего три человека. Причём в русскую школу они пойти уже не смогли, так как её нет, а в эстонские классы их не приняли, так как они не знают эстонского языка.

И здесь, судя по предыдущему опыту, все гарантии будут оптимизированы по окончанию судебного процесса. И даже если предположить, что сегодняшние второклассники смогут всё же окончить свою школу на русском языке, в любом случае так очень мягко будет уничтожено русское образование в городе. Как показывает практика, русские дети, которые уже будут вынуждены учиться на эстонском языке, в процессе учёбы будут эстонизированы и янычаризированы.

– Что нужно (и нужно ли) сделать для спасения русской школы в Калласте?

Ситуация со школой в Калласте была радикально иной. Она напоминает то, что было в Кейла в 2018 года, когда школу пытались закрыть нагло и грубо. Но в случае с Кейла мы это отбили ещё до суда. Здесь же волость приняла решение, которое пришлось оспаривать в суде. И оно было признано судом незаконным. Но не потому, что русские дети в Эстонии имеют право учиться на русском языке, а потому что решение было очень грубым по форме.

Но руководство волости на этом не успокоилось и планирует принять новое решение, которое уже будет соответствовать формальным требованиям и оспорить которое в суде будет уже практически невозможно, так как эстонские суды твёрдо встали на позицию, что права русских в Эстонии не могут нарушаться, так как у них никаких прав нет. Нельзя нарушить то, чего нет. Для моральной поддержки школы в Калласте достаточно успешно прошёл сбор подписей под инициированной родителями петицией.

– Когда вопрос касается судьбы какой-либо русской школы в Эстонии — что важнее: позиция школьной администрации, попечительского совета, родителей, муниципальных властей или государства в лице Минобраза?

– В данном случае важны все составляющие. Но главным является, безусловно, позиция муниципальных властей, если речь идёт о муниципальной школе. У нас же школы в основном муниципальные. Местное самоуправление является держателем школы и соответственно может её закрыть. Причём, например, по мнению адвоката города Кейла Аллара Йыкса это право является абсолютным. Государство по практике вмешивается только в том случае, когда надо помочь эстонизации, а не защитить от неё. Например, когда Таллинские гимназии ходатайствовали о русском языке обучения на гимназическом уровне, то их затерроризировали министерскими проверками. Также министерство может оказывать давление на местное самоуправление с целью закрыть какую-нибудь русскую школу, как это было в Муствеэ.

– Прав ли был по факту Яак Ааб, когда заявил, что сокращение числа русских школ в Эстонии неизбежно?

– Яак Ааб в данном случае является актором, а не пассивным наблюдателем. Он просто провозгласил свои планы и приверженность курсу Минобра, направленного на уничтожение русских школ, который не меняется уже последние 15 лет, независимо от того представитель какой партии занимает пост министра образования. Над этим работают и националисты на местах. Так, например, мэр Кейла совершенно открыто заявил, что целью закрытия русской школы в городе является то, что в городе должна быть одна община – эстонская. Примерно такой же позиции придерживаются руководители других местных самоуправлений. Если ещё осталась где-то какая-то русская школа, то закрыть её – самое милое дело. Ein Volk, ein Reich…

– Могут ли (и хотят) помочь русскому образованию в Эстонии европейские властные структуры?

– 14 января 2021 года Еврокомиссия приняла решение по Спасательному пакету национальных меньшинств (Minority Safepack). Это европейская гражданская инициатива, направленная на установление минимальных прав автохтонных национальных меньшинств на уровне Европейского Союза. Пока это отдано на откуп государствам-членам ЕС. Где-то школы национальных меньшинств живут и здравствуют. Где-то их пытаются уничтожить, как в Эстонии и Латвии. ЕС в это не вмешивается, так как эти вопросы не находятся в компетенции союзных властей.

После же принятия Minority Safepack ЕС должен был определить наилучшие способы защиты и поощрения культурного и языкового разнообразия, в частности, для защиты использования региональных языков и языков меньшинств в сфере государственного управления, при оказании общественных услуг, в образовании, культуре, в судебных органах, СМИ, здравоохранении, при регулировании вопросов безопасности и защиты прав потребителей. То есть это достаточно широкий спектр, который включает в себя, в том числе, и вопросы образования.

Если будут приняты соответствующие директивы и постановления, то они будут обязательны к исполнению для стран членов ЕС, в т. ч. соответственно и для Эстонии и Латвии. На слушаниях в декабре прошлого года в Европарламенте Minority Safepack получил оглушительную поддержку.

Однако решение Еврокомиссии 14 января оказалось, мягко говоря, не однозначным. Еврокомиссия отклонила Спасательный пакет, мотивируя это тем, что ЕС и так много делает для нацменьшинств, в частности выделил в период с 2014 по 2020 год 1,5 миллиарда евро на интеграцию цыган.

Но и при отклонении инициативы всё же были оставлены некоторые правовые лазейки. Например, всерьёз будет рассмотрен вопрос о наделении правом голоса на выборах в Европарламент «граждан третьих стран», т. е. наших неграждан и даже граждан России, а это вдвое увеличивает русский электорат. Также Комиссия пообещала поддерживать конкретные законодательные инициативы со стороны Европарламента, направленные на реализацию MSPI. Это совсем не то чего мы добивались, но хоть что-то. Всё же положено какое-то начало защиты прав нацменьшинств на уровне Европейского союза. И упорные венгры с немцами будут продвигать это дальше. Так что и мы тоже не будем отчаиваться.

– Способна ли Россия реально способствовать выживанию русского образования в Эстонии? И если да, то каким именно способом?

– Мы не может сказать, что Россия бросила проживающих в Эстонии российских соотечественников, но виды и способы помощи, а главное бенефициары, выглядят, по меньшей мере, странно. Так Россия долгие годы поддерживала Центристскую партию, которая выступала за членство Эстонии в НАТО, санкции против России и ликвидацию русских школ. Очень странный выбор. Собственно ведь и до сих пор члены Центристской партии – самые уважаемые российские соотечественники от Эстонии, солирующие на организованных Россией мероприятиях.

Вместо поддержки русских школ Фонд «Русский мир» поддерживает изучение русского языка как иностранного, в том числе и в Эстонии, выделяя на это крупные ассигнования. Настолько ли важно бесплатно обучать русскому языку эстонцев, в том числе сотрудников спецслужб, или всё же лучше поддержать русские школы и русских детей? В этом направлении помощи мы не видели. С правозащитой примерно та же история. Деньгами накачивается труп некогда известного и успешного правозащитного центра, но корм идёт явно не в коня.

Помощь от России для сохранения образования на русском языке могла быть хотя бы виртуальной. Мы уже видим, что есть интересные онлайн-курсы для школьников, которые предлагает Санкт-Петербургский государственный университет. В этом плане было бы очень полезно создание российской онлайн-школы для русских детей, проживающих за рубежом.

Источник: Земляки.

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков о политических преследованиях в Эстонии и борьбе русских за сохранение своей идентичности: «Не опускайте руки, будьте как венгры»

9 июля 2020 года Министерством образования и науки была разработана Программа развития эстонского языка на 2021—2035 год, которая предусматривает полную ликвидацию образования на русском языке, начиная с детских садов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *