демонстрация 17 июля 1940 года в Таллине

Мстислав Русаков: “Фантазия на тему последствий беспорядков в США для Эстонии” (политическая сатира)

Сразу оговорюсь, что фантазия – это не мечта и уж, тем более, не прогноз. Поэтому и относится к этому надо соответственно, без обвинений (“размечтался!”) и опровержений (“этого не может быть, потому что не может быть никогда!”).

А вот представьте, что с Америкой всё сейчас серьёзно. Это не какие-то проходящие стихийные волнения, а начало второй гражданской войны. Только уже не севера и юга, а почти как у Гоббса – всех против всех.

Итак, условие задачи – США выпадает с международного поля, как игрок, занимаясь теперь исключительно своими внутренними делами. Эффективность и дружность ЕС нам уже показал COVID-19. Эстония остаётся такая бедная и одинокая, без привычных хозяев, которые подкармливают, притравливают на русского медведя и гладят по головке за ретивость, давая очередной кусочек рафинада.

Что делать? Наши доморощенные нацисты наперегонки побегут на поклон, кто к России, кто к Китаю. Хельме ещё больше будет гордиться своей русской кровью. Скажет: “Да бросьте Вы! Я вообще русский!” Аавиксоо заговорит на русском языке, причём без акцента, и поднимет вопрос о переводе всех школ на русский язык обучения, чтобы не лишать эстонских детей будущего в быстро меняющемся мире.

Яак Аллик признает Нарву лучшим городом Эстонии и будет сетовать на то, что в Эстонии ещё так много плохих городов, где так много эстонского (плохого) языка и так мало русского (хорошего), и возникла насущная необходимость в составлении новой программы интеграции, чтобы максимально вытравить эстонский язык и расширить употребление русского. Сам объявит обет молчания, чтобы не оскорблять русский язык эстонским акцентом.

Языковой департамент начнёт проверять знание русского языка у врачей, учителей эстонских школ и таксистов Курессааре. На Певческие праздники перестанут пускать эстонские хоры и запретят петь на эстонском. Март Лаар напишет новую историю, о Советской Армии – освободительнице Эстонии от 700-летнего немецкого гнёта.

Яна Тоом бросит Европарламент и поедет на работу к Соловьёву в качестве эксперта по Европе. Потому что там больше платят, да и вообще интересней. Корб-младший вспомнит, что он то оказывается всё-таки против НАТО. Но ему уже никто не поверит. Рейнсалу поедет на стажировку в Белоруссию.

ERR переименуют в “Спутник”. Просто, чтобы не морочить людям голову. У бывших работников на всякий случай закроют счета в банке.

“Бессмертный полк” станет официальным городским мероприятием, как дни старого города, и впереди колонны всей побегут конечно же Хельми, которые вспомнят, что они русские. А против Эдгара Виссарионовича возбудят новое уголовное дело за разгон мирной демонстрации 15 мая 1990 года и противодействие конституционным органам в августе 1991 года.

Вот как-то так оно видится.

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков: “Об ужесточении антиковидных мер”

Обсуждаемые парламентом Эстонии поправки в закон о профилактике инфекционных заболеваний (NETS) расширяют полномочия сотрудников полиции, когда речь идет о наказании за несоблюдение антикоронавирусных ограничений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *