Оксана Пост. Фото Спутник Эстония

Оксана Пост: «Ликвидация русских школ – психологическое насилие над детьми»

Я — председатель попечительского совета Кейлаской основной школы. Вернее бывший председатель бывшего попечительского совета бывшей школы, так как власти города Кейла, несмотря на сопротивление родителей и попечительского совета, в этом году закрыли нашу школу.

По тому же сценарию уничтожают сейчас школу в Калласте и, я уверена, существует целый список русских школ, которые закроют планомерно и последовательно в ближайшем будущем. Кейлаская школа была лишь отработкой сценария и тренировочным плацдармом.

Мы, те, кто отстаивает русские школы, не против изучения самого языка. Я считаю, что язык страны нужно знать, знать на высшем уровне, знать всему населению. Но учить его нужно на уроках эстонского языка! Изучение эстонского языка в школах нужно многократно усилить, разработать новые методики, подготовить специалистов. Ведь если за 12 лет обучения дети не могут освоить язык, то дело не в «ленивых» детях, а в преподавании.

Однако, власти решили идти более легким для себя (и более сложным для нас) путем и закрыть все русские школы, переведя образование полностью на эстонский язык.

Чем же нам это грозит? В чем опасность?

В последние годы рождается все больше детей с нарушением развития речи. Рождаются такие дети, как в эстонских, так и в русских семьях. Но если эстонским детям логопедическая помощь оказывается в детских садах, то о русских детях с такими же нарушениями в эстонских садах предпочитают не вспоминать.

На наш запрос советнику по образованию города Кейла об отсутствии русских логопедов в эстонских садах (а в этом городе нет ни одного русского сада) был такой ответ: «У вас будет логопед в школе».

Представьте себе, что проблемы с речью у ребенка появляются в 2 года, а помощь в ее решении предлагается ждать 5 лет! Когда исправить нарушения будет уже невозможно.

Перевод всего обучения на эстонский язык запланирован властями (а речь обо всех, без исключения, правящих партиях) безо всяких исследований о возможных последствиях для детей, без консультаций со специалистами.

Наверное потому, что ничего хорошего для себя от специалистов услышать они не смогут. Я бы хотела привести здесь мнение логопеда с большим стажем о закрытии русских школ и переводе обучения на эстонский язык.

«Планируемое в городе Кейла с сентября 2020 года обучение всех русскоязычных первоклассников на эстонском языке вызывает у меня, как у логопеда, ряд вопросов, потому что число детей, нуждающихся в помощи логопеда, постоянно увеличивается, а тяжесть речевых нарушений возрастает повсеместно.

Насколько успешны будут в обучении на эстонском языке те дети, которые недостаточно хорошо владеют неродным для себя языком, ведь уровень требований по всем предметам растет с каждым годом?

Будет ли эстонский школьный логопед исследовать уровень владения эстонским языком у русского ребенка-дошкольника?

Будут ли дети систематически получать помощь опорных специалистов? Ведь опорные специалисты сейчас необходимы очень многим детям.

Адаптация к школе проходит далеко не у всех детей удовлетворительно. Помимо речевых показателей готовности к школе, есть понятие психологической готовности. Кроме того, есть дети с гиперактивностью, с синдромом дефицита внимания, с хроническими заболеваниями, и эти факторы оказывает существенное влияние на школьную жизнь ребенка.

В 2018-2019 учебном году в 1 класс Кейлаской основной школы поступило 20 человек, из них 7 нуждались в помощи логопеда. У 5 из них речевые нарушения имели системный характер.

В 2019-2020 учебном году в 1 класс Кейлаской основной школы поступило 11 человек, из них 8 нуждается в систематической помощи логопеда. Логопедические проблемы детей связаны не только с неправильным произношением звуков, а носят системный характер.

Системное речевое нарушение затрагивает практически все стороны речевого развития и тесно связано со способностью ребенка интеллектуально развиваться в соответствии с возрастной нормой. Детей с системными речевыми нарушениями становится с каждым годом больше не только в русскоязычной среде, но и в эстоноязычной тоже. Достаточно просто начать интересоваться этим вопросом.

Многие русскоязычные дети по всей Эстонии уже учатся в эстонских школах. Часто это выбор самих родителей. В Кейла и его окрестностях некоторые русские дети идут в эстонскую школу. Но известно также, что русских детей, посещавших детский сад в Кейла и приходивших на собеседование в эстонскую школу, отправляли в русскую школу – как неспособных обучаться на эстонском языке.

Факт остается фактом: к логопедам обращается все больше детей и дошкольного возраста, и школьного возраста, с нарушениями устной речи и с нарушениями письменной речи. И речевые проблемы, безусловно, скажутся на качестве образования и развития детей. Возрастет и так называемая школьная тревожность, о которой в последнее время много пишут.

Учебный процесс труден. Умение корректно выстраивать его, помогать ребенку безболезненно преодолевать трудности – дело не только кропотливое, но и деликатное. Мы только еще учимся этой деликатности».

Наши власти, желающие перевода всего обучения на эстонский язык, не только не собираются помочь русским детям в учебном процессе, но и готовы удвоить учебную нагрузку таких детей.

Я не знаю, кому первому пришла в голову идея назвать перевод обучения на эстонский язык предоставлением всем детям равных возможностей. О каких равных возможностях может идти речь, если один ребёнок учится на родном языке, а другой – на чужом?! Это, наоборот, некое предоставление форы эстонским детям. Ведь пока русские дети несколько первых лет будут осваивать язык, их эстонские сверстники уходят далеко вперёд в освоении учебной программы. Сильные дети, которые учатся на чужом языке усваивают лишь часть необходимой информации, что же говорить о слабых? Которым и на родном-то языке учиться тяжело…

Такая учеба превращается в двойную нагрузку как на ребёнка, так и на его семью. Причём, нагрузку не только физическую, но и психическую. Далеко не каждый ребёнок может такое выдержать.

Хочу вернуться к школьной тревожности, о которой упоминает в своем мнении логопед. В современном мире, со всеми этими эпидемиями, переворотами, войнами, тревожность растёт даже у взрослых, что уж говорить о детях, психика которых не так стабильна. Вы знаете, что за неполный 2020 год в Эстонии покончили с собой 12 детей? Вдумайтесь в эту цифру! 12 детей за неполный год! Это чудовищно!

Тревожность и психическая перегрузка и так сопутствует жизни детей, если же на них навесить еще и двойную учебную нагрузку, то мы рискуем получить именно ту соломинку на спине верблюда, которая и сломает ему спину…

Наши власти, так уцепившиеся за идею перевода всего обучения на эстонский язык, напоминают сейчас избалованное дитя, которое так хочет узнать, как устроена хрупкая игрушка, что ломает ее. Только в роли игрушки выступают сейчас наши дети. Судьбой, здоровьем и психикой которых власти сейчас решили поиграть, преследуя свои политические цели. Не задумываясь над тем, какой вред они могут нанести целому поколению русских детей! А, возможно, и целенаправленно желая нанести вред.

Такое ощущение, что почти треть населения Эстонии решено сейчас маргинализировать. Ну, какой процент русских детей смогут успешно закончить школу на эстонском языке? Даже если целых 50% , то что делать со второй половиной? Какая жизнь им уготована? Будет ли самим властям комфортно жить в стране, где так много неустроенных, необразованных, выкинутых на обочину жизни людей?

Нам говорят, что учёба на эстонском языке никак не повлияет на идентичность детей. Это тоже абсолютная ложь! Дети, закончившие эстонские школы, не обладают глубокими знаниями русского языка и уже не считают себя русскими. А уже в следующем поколении язык будет потерян даже в семьях.

Положение русских в Эстонии сейчас напоминает положение евреев в 39-м году. Все решают, что же надо делать с ними, что же надо делать с их детьми, только мнения самих русских никто спрашивать не хочет.

А, может, стоит оставить их (нас!) просто в покое? Не пытаться интегрировать, ассимилировать, обучить, перевоспитать, а просто позволить нам жить так, как хотим мы? Воспитывать и учить детей так, как хотим мы. И просто жить рядом в уважении друг к другу…

Стоит прочитать!

Оксана Пост: «Помоги себе сам или умри»

Что творится у нас с медициной? Здоровье населения уже никого не интересует? Нас решили проредить, оставив лишь самых живучих и здоровых? К недоступности врачей-специалистов мы уже более-менее привыкли и перестали на это жаловаться, но теперь под раздачу попали дети.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *