Оксана Пост: «Рождественская встреча»

Международный медиа-клуб «Импрессум» провёл накануне западнохристианского рождества онлайн встречу с известной российской фотохудожницей Екатериной Рождественской.

Екатерина — фотограф, профессиональный переводчик художественной литературы с английского и французского языков, журналист, художник-модельер, бывший главный редактор журнала «7 дней».

Как фотохудожник, Екатерина Рождественская больше всего известна, наверное, благодаря серии работ под названием «Частная коллекция» в журнале «Караван историй». Кто из нас, женщин, не разглядывал ее фотоработы, основанные на картинах великих художников? В том проекте снялись более 200 известных российских актеров, журналистов, политиков, певцов и спортсменов.

Однако, проект завершился, и благодаря онлайн встрече можно было узнать, чем же теперь увлечена Екатерина Рождественская. Участники встречи подготовили множество вопросов.

Екатерина начала свою речь с того, что призналась в любви к Таллину. Она была здесь около восьми лет назад, когда также выступала в клубе «Импрессум». Встреча прошла с аншлагом, большой конференц-зал гостиницы «Олимпия» был переполнен.

Около трёх лет назад Екатерина закончила проект Частная коллекция, который вела около 20 лет.

Игорь Тетерин: Почему же такой успешный проект был завершён?

Екатерина Рождественская:

Исчезла эйфория. Я перестала радоваться людям, которые приходили на съемки. Хлынула толпа новых актеров, о которых я ничего не знала, несмотря на то, что они были в рейтингах газет и журналов. У них не было ни жизненного, ни творческого опыта. Было ощущение, что их выхватили из толпы и поставили перед камерами. Это были уже не те герои, которых мне хотелось снимать. В них было очень много гонора и пафоса, но очень мало профессиональной работы и уважительного отношения к людям.

Пока я сидела и готовилась к съёмкам, я делала какие-то записи, и, вот, из этих записей, выросла моя следующая профессия. Через какое-то время я издала книгу, которая называлась «Взрослые игры». Я решила закрыть дверь фотопроекта и открыть следующую дверь. Там я была микробогом, я могла делать со своими героями, что угодно, и получала от этого колоссальное удовольствие. Сейчас я написала уже 8 книг, заканчиваю девятую.

Александр Лукьянов: Как вы справляетесь со всеми своими проектами?

Екатерина Рождественская:

Я сама не могу ответить на этот вопрос. Скорее всего, это природное любопытство, мне интересно бросаться в новые дела. Мне нравится «осмеливаться», решаться на какие-то новые проекты. Я сначала делаю, а потом думаю. Я написала много книг и думаю, что теперь смогу замахнуться и на кино. Чувствую, что на горизонте у меня ещё одна профессия.

Ирина Свидлов: Как отмечали в вашей семье Новый год и Рождество? Какие традиции перекочевали в вашу взрослую жизнь?

Екатерина Рождественская:

Встречаем мы и Рождество и Новый год. Фамилия обязывает встречать и Рождество тоже. Заграницей я часто, жалея бедных иностранцев, которым сложно было произносить мою фамилию, меняла её на миссис Кристмас. Рождество — мой праздник. Всегда делаю его в стиле 60-х годов. Приглашаю очень много гостей.

Екатерина Вайзер: Как вам удаётся регулярно рождать новые проекты? Как женщинам удаётся начинать все с нового листа?

Екатерина Рождественская:

Я считаю, что женщина может все, для нее нет никаких преград. Просто нужно хотеть и делать. Сразу же, как только это приходит в голову. Женские руки — самое большое человеческое богатство. Мы можем все!

Аллан Хантсом: Писатели и поэты в XIX-XX веках были властителями умов. Сейчас немого другое время — поэтов и писателей сейчас больше, чем читателей, как Вы это воспринимаете, хорошо это или плохо?

Екатерина Рождественская:

Сейчас каждый может делать, что угодно, возможностей много. Я не знаю, хорошо это или плохо. Но знаю точно, что мозги у людей в наше время развиваются хуже, чем, скажем, 100 лет назад. Время, когда творили Есенин, Мандельштам, Ахматова, Цветаева, по праву может считаться серебряным веком. А сейчас наш век можно назвать сереньким. Цвет один, но оттенок другой. Мы ушли в серость. Человек утрачивает свои функции. Это очень обидно.

Эвелина Ведом: Поделитесь источником своего вдохновения, в чем вы черпаете свои силы, где пополняете свои ресурсы?

Екатерина Рождественская:

Меня вдохновляет свобода. В первую очередь, свобода передвижения. Я ищу новые идеи в путешествиях и считаю, что это самая необходимая для человека вещь — возможность свободно передвигаться по миру. Сейчас для меня наступило очень тяжёлое время, но надеюсь, что настанет время, когда людям снова дадут возможность путешествовать.

Мстислав Русаков: Какой конфессии принадлежит гостья, если празднует рождество в декабре?

Екатерина Рождественская:

Рождество в декабре для меня — это настроение. Подготовка людей к новому году и православному рождеству. Весь декабрь проходит у меня в ожидании праздника. Религия и конфессия здесь не при чем. Я готовлю праздник.

Диана Денисова: Как Вы создаёте дизайн ваших платков? Вы создаёте платок для конкретной женщины или Вы вкладываете в него какую-то эмоцию, настроение? И влияет ли на выбор дизайна тенденции современной моды?

Екатерина Рождественская:

Мода на выбор дизайна абсолютно не влияет. Я не поспеваю за модой. Это началось с фотографии. Были какие-то моменты, которые хотелось запомнить, и эти моменты я переложила на шёлк. Эти «шёлковые воспоминания» стали частью моего гардероба. Так я создала целую линейку авторских платков, которую назвала Робарт. Линия, в которой все мои воспоминания о путешествиях. Платки есть абсолютно разные — по временами года, дневные и ночные, морские и лесные, какие хочется.

Вера Станишевски: Вы занимаетесь дизайном текстиля, мне эта тема тоже близка, интересно было бы вам сотрудничать с художниками из других стран?

Екатерина Рождественская:

Я не знаю, как могут сотрудничать художники, у которых у каждого свое видение, но я всегда открыта к экспериментам и готова попробовать. Надо пробовать.

Владимир Басергян: Есть ли у вас какая-то любимая книга сказок, которую вы посоветуете всем читать в канун нового года.

Екатерина Рождественская:

Не Щелкунчик. Меня всегда, с детства, раздражали эти крысы, этот страшный щелкунчик. Думаю, «Золушка». Ее все знают, замечательная история со сказочным концом, красивый принц, туфельки хрустальные — готовая новогодняя сказка.

Этери Кикелидзе: Входит ли сегодня в программу русских школ по литературе творчество поэтов-шестидесятников? Почему сегодняшняя молодежь так охотно заменяет слова в русском языке иностранными словами?

Екатерина Рождественская:

Честно говоря, не знаю, есть ли в школах на уроках литературы уроки по современной поэзии. Когда я училась в школе, мой отец, Роберт Рождественский, приходил к нам на уроки и читал стихи. Так что в моё время точно были. Но теперь все переменилось. Сейчас в первый класс ходит моя внучка, и то, что они проходят в школе — это позор и стыд. В стихах почти нет слов. Существует столько замечательных стихов классиков, и я не понимаю, почему их сейчас не изучают.

Язык же — это живой организм, он должен меняться, подстраиваясь под реалии. И мне очень жаль, что такое происходит. Когда приходят множество слов из английского языка, и язык теряет свою живость и чистоту.

Игорь Тетерин: что для вас есть хорошее воспитание и как в него должно вписываться уважение к другим культурам?

Екатерина Рождественская:

Я училась на примере своих родителей. То, как они относились к другим людям, было примером для меня. Мне очень повезло с родителями. Никогда в нашей семье не опускались до обсуждения других национальностей или осуждения их. Самый известный песенный союз — это армянин Бабаджанян, азербайджанец Магомаев и русский Рождественский. Никому и в голову не приходило, что они не сотрудничали бы друг с другом из-за национальной розни. Самым большим папиным другом был литовец Красаускас, замечательный художник. Национальный вопрос никогда не возникал. Я считаю, что национализм — это недоразвитость человека, и он страшно куда может завести.

Игорь Тетерин: Вы провели в Индии несколько лет, будучи корреспондентом Гостелерадио, что вы вынесли из Индии, и чему Вас научила эта страна?

Екатерина Рождественская:

Индия — странная страна. Её можно или обожать, или ненавидеть. Это тот случай, когда страна стала для меня маяком. Я провела там три года. Мы с семьёй застали там убийство Индиры Ганди, застали покушение на Раджива Ганди, мы застали химическую катастрофу в Бхопале? Я переболела там всеми экзотическими инфекционными болезнями. Страна должна была бы меня от себя отвратить, но она настолько проникает в тебя и настолько является словно другой планетой, что стала навсегда любимой. Индия — моя любовь.

Олеся Балакирева: Для вас есть ли такое понимание, как красота вещей? И какого «цвета» ваше сердце?

Екатерина Рождественская:

В человеческой привычке судить людей по внешнему виду. Поэтому, как ни крути, нужно иметь сносный вид, от этого никуда не денешься. Я думаю, что каждый человек должен сочетать красоту внешнюю и красоту внутреннюю. Нужно только желание. Развиваться, читать, поступать по-доброму.

Мой любимый цвет — бирюзовый, цвет морской волны, цвет счастья. Появился он в моей жизни тоже из Индии. В первый раз, когда мне покупали индийское сари, продавец-сигх, должно быть провидец, как только увидел меня, сразу предложил мне бирюзовое сари и категорически отказался продавать сари другого цвета. С тех пор я влюбилась в этот цвет, и бирюза стала сопровождать меня повсюду. Наверное, и все внутри меня уже бирюзового цвета.

Ирина Свидлов: Что значит для Вас хороший человек?

Екатерина Рождественская:

Не могу обойтись без банальностей. Хороший человек для меня — добрый, отзывчивый, помогающий другим. Только так.

Александр Лукьянов: Что вы планируете сделать к юбилею своего отца через полтора года?

Екатерина Рождественская:

Сестра готовит книгу о путешествиях отца. Думаю, к его девяностолетию выйдет такая книга. На Алтае, в селе Косиха под Барнаулом, где родился отец, и где находится его музей, будет мероприятие посвящённое моему отца, мы поедем туда с друзьями с большим концертом. В Петрозаводске, в августе будет конкурс молодых поэтов имени Рождественского и концерт, посвящённый этому событию. И, конечно, в Москве тоже будет большой концерт.

Игорь Тетерин: Что бы вы хотели пожелать нашим таллинцам?

Екатерина Рождественская:

Я пожелаю, чтобы весь этот ужас с вирусом поскорее закончился. Чтобы Таллин снова стал одним из главных туристических городов. Такой красивый город надо видеть и возвращаться в него.  Красотой надо делиться. Это мой девиз.

Видео встречи можно посмотреть здесь.

Стоит прочитать!

Оксана Пост: «Они пали во II мировой войне»

6 ноября 1991 года памятник Красной Армии в Кейла был демонтирован. Надеюсь, что спустя 30 лет, власти города, в борьбе с любой памятью о подвиге советского солдата, не решат демонтировать и памятник павшим во Второй Мировой войне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *