Факельное шествие EKRE. ФОТО: Eero Vabamägi

О. Игорь Прекуп: “Не дайте себя обмануть!”

Не имею права агитировать ни за кого, да и не хочу. С пониманием (не путать с одобрением) отношусь к призывам голосовать за тех, кто открыто выступает против размывания традиционных понятий семьи, декларативно отвергает принудительную вакцинацию и т.п. Но…

Хочу при этом напомнить, что в 1933 г. большинство из тех немцев, которые голосовали за нацистов, голосовали вовсе не за “ночь длинных ножей” или “хрустальную ночь”, и тем более не за концлагеря, не за газовые камеры и крематории, не за Хатынь и Бабий Яр – не за все то, что в обыденном сознании ассоциируется с фашизмом.

В 1933 г. они голосовали за порядок, “вставание с колен” и против морального разложения в обществе (кстати, “голубая” субкультура в Германии была достаточно развита); за экономическое восстановление, социальные блага и пр. – за все, что им обещал Гитлер. И надо сказать, что обещания свои он выполнил.

Выполнил, как и обещал, отдавая предпочтение силовому решению вопроса. Этот приоритет силы (условием которой является единство адептов) и составляет сущность фашизма как мировоззрения, политической позиции, метода решения проблем. А уже воплощается он в итальянской (собственно фашистской) версии или франкистской, нацистской, или иной современной – не принципиально.

Вполне естественно, если люди раздраженно реагируют, когда чувствуют, что их хотят загнать в стойло. И вполне обоснованно они опознают эту тенденцию, как фашистскую. Но одно дело – фашистские тенденции как злоупотребления в том или ином сообществе, и другое – фашизм, политически оформляющийся в партию, движение и т.п. Пытаться противостоять фашизму подспудному, мимикрирующему под либерализм, и при этом поддерживать партию, открыто демонстрирующую такие уже исторически знакомые фашистские признаки, как авторитарность и ксенофобия (а уже, что в ущерб всем остальным опознается, как “своё”: нация, класс или партия – неважно) – это, по меньшей мере, глупо.

Да, все мы устали от мнимой политкорректности и это располагает принимать грубость, циничность, хамство за признак простоты и искренности. Ну, так на эту тему есть старый поучительный анекдот.

На вокзале в Берлине, беспокойно ходит пожилой еврей с чемоданом. То к одному человеку подойдет, то к другому, и спрашивает, как они относятся к евреям. Ну, люди воспитанные, каждый, естественно, отвечает, что хорошо, вздыхая о трагической судьбе этого многострадального народа, ну и т.д., как оно и положено в цивилизованной стране. А он все никак не унимается, все переходит от одного к другому, задавая один и тот же вопрос. Всякий раз, получая, вроде бы, утешительный ответ, он вежливо, но как-то с натугой улыбается и при этом вид его становится все более скорбным, напряженным, а походка какой-то все более суетливой… Но вдруг очередной “респондент”, всмотревшись в его полные мировой скорби глаза, огрызается: «Ненавижу вас! Весь мир опутали своей паутиной, прибрали к рукам СМИ, развратили нашу молодежь, разваливаете мировую экономику и наживаетесь на общем горе, кровопийцы!!!» Неожиданно, мировая скорбь в глазах еврея сменяется радостью: «Наконец, хоть один честный человек! – с облегчением восклицает он. – Постерегите, пожалуйста, мой чемоданчик, пока я тут быстренько в туалет сбегаю!»

Вот, не знаю, как сказать и не начать агитировать за или против конкретной партии. Но попробую.

Итак. Среди партий, представленных на выборах, есть одна откровенно профашистского толка. Признаки я указывал выше. Судя по комментариям, не всем ясно, что за фашистов нельзя голосовать ни при каких условиях: вне зависимости от того, что они обещают и что, казалось бы, защищают, поддерживают, отстаивают и т.п. Просто потому, что они фашисты. Вне зависимости, как они себя именуют. И голосуя за них, ты становишься одним из них. Думая, что, поддерживая их, ты голосуешь за традиционные ценности и противостоишь тлетворному влиянию транснациональных корпораций, на самом деле голосуешь за моральное уродство и за все последствия их прихода к власти. Немцы, голосовавшие за нацистов, повторяю, голосовали не за концлагеря. Как они думали. Но оказалось иначе. И получилось, что голосуя за тех, кто насилие провозгласил как норму и предпочтительный способ решения политических проблем, а войну – как благо, они проголосовали за лагеря и войну. А ведь всего лишь хотели, чтобы в стране был порядок, чтобы дети росли с идеалами, а не с памятью о национальном унижении, чтобы в обществе почитались семейные ценности, а не процветал разврат, чтобы искоренить угрозу пролетарской революции, дабы в Германии не случилось того, что произошло в России. Но, соглашаясь на то, что эти блага обеспечат фашисты, они соглашались на то, что делаться это будет по-фашистски.

Ведь самое страшное зло фашизма не в миллионах физически убитых, замученных, искалеченных. Самое страшное зло то, которое проникает в человека, когда он идет на сделку с совестью и, в надежде, что при фашистах “жить станет лучше, жить станет веселее”, начинает соглашаться, поддакивать, подпевать им. И не только из страха, как бы не подвергнуться преследованиям, а убеждая себя в их правоте, дабы комфортнее было пользоваться обещанными ими благами, не замечая гари от крематориев.

Абьюзеры есть среди всех слоев населения и политических партий. Тенденции, родственные фашистским, могут проявляться среди тех, кто пяткой в грудь себя бьет, крича о приверженности идеалам свободы. Но одно дело всевозможные злоупотребления положением, продажность, политическая проституция отдельных политиков и целых группировок, и совсем другое, когда некая партия открыто исповедует культ силы. Поддерживая представителей этой партии в пику ее оппонентам, не оправдавшим возложенных на них надежд, ты соглашаешься с допустимостью всего того, к чему они призывают и с тем, как они это делают; соглашаешься, что человека можно оскорблять (в т.ч. публично, в т.ч. по национальному признаку); соглашаешься, что сильному все позволено, что, если для стабильности в обществе надо, чтобы все им поддакивали, значит, так правильно… Ну, а чтобы комфортней было, чтобы заткнуть совесть, упрекающую в трусости, лучше все это принимать с восторгом: дескать не по страху, а по идейным соображениям демонстрируем лояльность душегубам! Потому как иначе страну с колен не поднять, хозяйство не развить, обороноспособность не повысить. А там… “лес рубят, щепки летят”.

И вот, ради обещанных фашистами благ, становится человек быдлом или членом стаи – это уж кому как повезет, куда его прибьет волной общественных процессов. Но человеческого в нем становится ничтожно мало. Хорошо, если опомнится, а если нет?.. Не случайно в Италии антифашистское движение было в большой степени представлено католическими организациями: подмену ценностей яснее чувствуешь, если Бог для тебя не средство бытоулучшения, а высшая ценность и смысл жизни, ее цель.

Концлагеря и т.п. – не суть, но следствие фашизма. Суть его в культивируемой на уровне партийной идеологии гордыне, порождающей вкус к насилию.

Фашистам нравится демонстрировать силу, в частности, силу их единства (вспомним символ итальянского фашизма – фасции, палки, связанные в пучок с топориком посередине, с которыми в античности ходили ликторы – исполнители наказаний). Им нравится, когда их боятся. Они наслаждаются беспомощностью личности и общества, когда позволяют себе насилие физическое или психологическое, а им за это ничего! И тем самым как бы доказывают и себе, и окружающим, что вся эта демократия прогнила, она нежизнеспособна, а вот они – единственные, кому можно доверять, потому что у них слово не расходится с делом.

Закрывая глаза на их безобразия (ах, лишь бы только они исполнили свои обещания, лишь бы, наконец, власть у нас была за традиционные ценности, против всей этой “голубизны и черноты”), поддерживаешь культивируемый ими дух бесовского единства, соглашаешься с ним, пускаешь его в себя, позволяешь ему уродовать свою душу.

Стоит прочитать!

Димитрий Кленский: “Приведёт ли центристов и EKRE к двоевластию в Таллине несправедливый порядок распределения депутатских мандатов по частям города?”

Жители части города Ласнамяэ в столице Эстонии последние четыре года были представлены в столичном Горсобрании 18 депутатами. По справедливости могли (должны!) бы иметь 22.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *