Павел Смирнов: “Российская интеллигенция и власть”

Раньше в России (в СССР ) снимали фильмы про войну, где учили как Родину любить, а сейчас в России снимают фильмы, где учат, как Родину не любить. И в том, и в другом случае это дело рук творческой интеллигенции, иногда одних и тех же людей: режиссёры Михалков и Герман, к примеру, удачно перековались в соответствии с новыми веяниями времени и продолжили снимать. Режиссёр Мотыль, снявший “Белое солнце пустыни” и обласканный властью и народом за этот, без преувеличения сказать – киношедевр, тоже уверенно колеблется вместе с “линией партии”. Он успел покаяться за свой фильм в 90-х, потому что там показана положительная роль Красной Армии и успел снова начать гордиться своим фильмом в 2000-ных, потому что при Путине начался “патриотический разворот”. Сейчас я уже даже не знаю, как он оценивает свой фильм и какую занимает позицию, трудно сказать. Автор-исполнитель Окуджава раньше пел про “комиссаров в пыльных шлемах…”, а потом стал петь “господа юнкера, кем вы были вчера…”. Про актёров я уже вообще не говорю, там порядочных людей с принципами – раз-два и обчелся. Я знаю только про Меньшова, Ланового и Гостюхина.

Нельзя сказать, что нравственная проституция российской творческой интеллигенции – это какое-то новое явление, отнюдь. Сразу после XX съезда, когда был разоблачён “культ личности”, целый ряд представителей творческой интеллигенции, имевшей, кстати, “сталинские премии” и бывшей глашатаями власти в Сталинский период, поменяли, так сказать, свои взгляды. Среди них: Твардовский, Эренбург, Симонов, Некрасов, Евтушенко, Гроссман, академик Капица (не тот, который недавно умер, а его отец, писавший в годы борьбы с “коспомолитизмом” доносы на своих коллег ) и т.д. В годы Перестройки они снова принялись обличать, взахлёб обливая грязью уже не только Сталина, но и Советскую власть, коммунистическую идеологию: Быков, Бакланов, Васильев, Астафьев. Многие… Киноактёр Бурков, который имел от власти всё, что только мог иметь тогда, талантливый и успешный актёр, вынул фигу из кармана, которую держал там всю свою жизнь, и показал её почтеннейшей публике. Дескать, “смотритя, всю жжжииииизззззнь мне поломала Советская власть эта клятая…вся поломатая, а ведь я мог бы жить как Ален Делон или Бельмодно, в шампанском купаться и на Ривьеру ездить…” Оттого, мол, и пить стал. Как жена-алгоколичка, обвиняющая мужа, что это из-за него она пьёт, потому что он ей жизнь разбил.

Своё отношение к власти и народу российская творческая интеллигенция наиболее наглядно выразила во время противостояния Ельцина и Верховного Совета в 1993 году, когда было опубликовано известное “Письмо 42”. Среди подписантов: Гранин, Лихачев, Окуджава, Приставкин, Рождественский, Нагибин, Ахеджакова, Ахмадулина, Ананьев, Адамович, ну, и Быков с Астафьевым, само собой. В этом обращении к исполнительной власти виднейшие представители творческой интеллигенции, уже предвидя чья возьмёт, называют российский народ фашистами и угодливо одобряют всё, что делает путчист Ельцин (помимо расстрела Белого дома, в котором, по разным оценкам, погибло от 500 до 1000 человек, безоружных людей убивали из крупнокалиберных пулемётов около телецентра Останкино, сотнями расстреливали на стадионе “Красная Пресня”). Не все, конечно, подписали письмо-петицию. Некоторые, такие как писатели Белов и Бондарев – не подписали, в силу своего несогласия с захватом власти бандой преступников, убийством ими русских людей и проституированием российской творческой интеллигенции. А некоторые не подписали просто потому, что их не было в тот момент в Москве. Например, писатель В. Аксенов очень сокрушался, что был в тот момент на ПМЖ в Америке и не смог с автоматом в руках присоединиться к борьбе с “фашистами”, то-есть поучаствовать в расстрелах безоружных людей.

Если посмотреть ещё дальше, то это даже не в Советское время началось. Началось это, пожалуй, ещё в начале XIX века, когда власть озаботилась, наконец-то, так называемой национальной идеей, и в среде российской интеллигенции сформировались два течения: либеральное, представители которого брали за образец государственного устройства Европу и панславистское, представители которого ратовали за объединение славян и уникальный, отличный от западного, путь развития России. В результате, Российское Государство приняло за национальную идею принцип триединства – ” За Веру, Царя и Отечество”, где причудливо переплелись, как идея панславянизма, так и либеральная мысль. Однако, либерализм постепенно стал доминировать над всеми остальными идеями, потому что “властители умов” всегда ориентировались на элиту, которой в России была тогда земельная аристократия, которая, в свою очередь, начиная с реформ Петра I, оделась в иноземное платье, заговорила на французском и немецком и прониклась презрением к le moujik, то есть к собственному народу. Как известно, “кто девушку кормит, тот её и танцует”, поэтому российская интеллигенция, по большему счёту, обслуживающая интересы власть имущих и выполняющая, наряду с духовенством роль “прокладки” между народом и правящим классом, транслирует в этот самый народ либеральные идеи и комплекс собственной неполноценности, эдакую “смердяковщину”. Ф. М. Достовский писал в своих записках про российских либералов, что – “наш русский либерал, прежде всего, лакей и только и смотрит, как бы кому-​нибудь сапоги вычистить..”.

Правда, где-то к середине XIX века появились новые представители творческой интеллигенции, (далее ПТИ для краткости), которые были и не либералами, и не славянофилами. Сначала они назывались “народники”, потом “марксисты”, потом “большевики”. Эти люди повернули историю России вообще в другую сторону (куда не планировалось) и добились больших успехов на этом пути, вознеся Россию на небывалую до этого высоту. Но запал у этих людей сравнительно быстро иссяк, политическая элита после смерти И. В. Сталина окончательно отдалившись от народа, превратилась в новую аристократию и взяла путь на “конвергенцию”, то есть реставрацию капитализма. В этих новых условиях ПТИ занялись старым привычным им делом, то есть “чисткой чужих сапог”, по меткому выражению Ф. М. Достоевского. Простые люди, русский народ, то бишь, прекрасно, кстати, знает про эту черту российской творческой интеллигенции, традиционно ей не доверяет, относится враждебно и именно отсюда, видимо, происходит выражение “интеллигент паршивый”. Гениальные Ильф и Петров очень точно уловили саму суть ПТИ, выразив её в ярких образах слесаря-интеллигента со средним образованием Полесова, членов общества “Меча и орала” и потомственного интеллигента Васисуалия Лоханкина, в поисках “сермяжной правды” покорно подставляющего задницу для порки.

Сейчас ПТИ разделились на две неравные части. Первая часть, меньшая, руководствуется принципом – “лучше синица в руке, чем журавль в небе” и потому обслуживает власть, транслируя в народ некий сплав идей, где “деды воевали” и “можем повторить”, причудливым образом сочетается со “Сталин хуже Гитлера, потому что воевал со своим народом”. Учитывая тот факт, что начиная с 1956 года российская власть пытается одной задницей усидеть на двух стульях, которые периодически разъезжаются, это и есть самая “мякотка”, которой и подпитываются ПТИ. Наиболее яркие представители этой “прокладки”: Михалков, Прилепин, Соловьёв .

Большая же часть ПТИ, правильно оценивая будущее страны в условиях “двоежопия власти”, ориентируется уже на новых хозяев страны, тех что придут потом, после краха “режима конвергентности” и находится в оппозиции, служа своего рода резонаторами западной антирусской идеологии, которую маскируют под антипутинский курс. Некоторые из них, например такие, как всенародно любимые рок-певцы Юрий Шевчук или Андрей Макаревич, демонстрируют просто поразительную способность предугадывать события и в нужный момент принять правильную сторону. Тот же Шевчук, в своё время, был за Горбачева, но вовремя успел принять сторону Ельцина, которого в свою очередь оперативно променял на Путина, от которого, в свою очередь, уже успел отречься, потому что “перемен, требуют наши сердца…”. И всё это из любви к Родине. Конечно же…

Иногда бывает, что ПТИ перебегают из лагеря в лагерь, привлечённые величиной гонорара, как, например, популярный телеведущий ток-шоу Соловьёв, в своё время прибежал в “патриоты” прямо из либерального оппозиционного лагеря и нарочитое презрение к “этой стране” у него сменилось на “русские своих не обманывают“. В некоторых случаях линия конфронтации проходит, так сказать, прямо по живому- по родственным связям. Например, Никита Михалков принадлежит, условно, к “патриотическому” провластному лагерю. Условно потому, что снятую им трилогию про “утомленных солнцем” вряд-ли можно в здравом уме назвать проявлением патриотизма. И тем не менее… А вот его родственник Михалков-Кончаловский, брат, тот находится в оппозиции к “этой стране” и к власти, хотя его последний фильм “Дорогие товарищи”, с явной антисоветской направленностью, финансировало государство, к которому Кончаловский, вроде как, находится в оппозиции. В общем, всё не просто… сложно всё…

Стоит прочитать!

Павел Смирнов: Интервенция и белое движение

Западные страны, когда их союзник – Россия, фактически спасшая Францию в 1914 году, оттянувшая на …

Один комментарий

  1. спасибо, товарищ, все так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *