В здании суда.

Письмо правозащитника из Таллинской тюрьмы

Сегодня в 10:00 прошло в закрытом режиме предварительное заседание суда по делу Сергея Середенко. Накануне было получено письмо Сергея из тюрьмы, которое мы приводим здесь полностью.

Дорогой Антон, приветствую!

Спасибо тебе огромное за письмо и активность, которую ты развил. Надеюсь ты уже понял, что я «неправильный» правозащитник, отсюда и тишина вокруг… И за деньги – спасибо!

Теперь по пунктам.

  1. Я в порядке. Правда. С тех пор, как сняли запреты, только и делаю, что успокаиваю людей. Это совершенно не значит, что про меня следует забыть. Это значит, что меня не надо жалеть. «Письма поддержки» мне не нужны, а вот информация о том что вообще происходит – нужна!!!

Ибо я тут в информационном аду, т.е. в эстонском инфопространстве. У нас, кстати, целых 3 канала на немецком языке – Eurosport, KiKa и Deluxe Music. Из 20-ти. Немецкий язык в Таллинской тюрьме так популярен….

  • Статья, по которой меня обвиняют, по старому стилю наверняка называлось бы «Антисоветская деятельность». Сейчас Володя Линдерман придумал для неё название «шпионаж-лайт», но вообще она называется «Отношения против Эстонской Республики» – 235 1 УК ЭР.

«Создание или поддержание отношений с иностранным государством, иностранной организацией или лицом, действующим по заданию иностранного государства, с целью совершения преступления, установленного статьями 231, 232, 233, 234, 2342 и 235 настоящего Кодекса – наказываются тюремным заключением на срок до шести лет.»

Согласно обвинению, у меня в РФ семь таких лиц. Действующих в интересах ГРУ, ФСБ, СВР и АП. При этом не один из них не является действующим разведчиком. Про одного сказано, что он был офицером СВР под дипломатическим прикрытием. Источник – интервью шефа контрразведки одной недалёкой (во всех смыслах) страны.

Деятельность, которая вменяется мне в вину, это:

а) конференции (ЕП, ОБСЕ и т.п.)

б) публицистика

в) подрыв репутации государственных органов и учреждений.

В средства, полученные преступным путём, охранка засчитала мои российские гонорары и расходы на транспорт и гостиницы, которые были мне компенсированы. Всего около 5000 евро за 12 лет. Именно столько они (с разрешения суда!) следили за мной.

Так  что для меня вопрос стоит не в том, виновен я или не виновен, а в том, может ли вообще существовать такая статья УК?

С этой целью я уже в конце апреля представил суду требование о производстве конституционного надзора в отношении ст. 2342, которая выглядит так:

«Направленная против ЭР разведовательная деятельность и её поддержка

  • За направленные против безопасности ЭР деяния, совершенные служащим разведовательной службы или органа обеспечения безопасности иностранного государства, или лицом, действующим в его интересах или по его заданию, в том числе за сбор, хранение, передачу, изменение или повреждение информации или вещи, если отсутствует состав преступления, предусмотренный статьями 231, 232, 233 или 234 настоящего Кодекса, – наказывается тюремным заключением на срок от двух до пятнадцати лет.»

Тут есть два интересных для тебя момента.

1) В пояснительной записке к законопроекту, которым этот «лайт» был установлен, Охранная полиция (она у нас не скрывает, что является гордой наследницей довоенной Политической Полиции) и Государственная прокуратура (а проект пришел от них, а не от Минюста) ссылаются на то, что такой прецедент уже есть. Где? В Германии. Если интересно, могу попросить своего адвоката прислать тебе ссылку.

2) Понятно, что я оспаривал 2342 с точки зрения свободы слова. Но тут открылся интересный момент. Каталог ограничений свободы слова в эстонской конституции УЖЕ, чем в Европейской конвенции ОС и ПЧ, в частности, в эстонской конституции точно НЕТ такого ограничения, как «безопасность государства». Тут вообще тема для научной статьи, потому что конвенция устанавливает максимальный предельный уровень ограничений; больше – нельзя, меньше – можно. И, если каталог ограничений в конституции УЖЕ, чем в конвенции (а в ней «государственная безопасность есть), то чем следует руководствоваться? Наши многомудрые комментаторы конституции прямо в тексте комментария смело заменяют конституцию на конвенцию. А, вообще, прецедент интересный.

Возвращаюсь к моему ходатайству о производстве конституционного надзора – с ним уже произведены два процессуальных действия:

1- оно засекречено и

2- передано в окружной суд. На хрена – не известно, потому как засекречено. У моего адвоката ушла неделя на то, чтобы вообще найти его…

Вопрос, на который я не находил ответа до тех пор, пока не ознакомился с делом – а чего сейчас-то? Никакой эскалации моей «криминальной» деятельности не было – наоборот, «Политкорректор» я перестал выпускать с сентября 2020, в акциях участия не принимал из-за карантина, сидел себе дома, дворничал да пописывал «Практическую диагностику (нео)нацизма» и статью «Академическая свобода и права человека». И тут – извольте под стражу!

Причина нашлась. С этого сентября я должен был поступить в аспирантуру на юрфак СПбГУ с диссертацией как раз по теме монографии о диагностике, и Фонд (поддержки) соотечественников вышел на финальную прямую в переговорах со мной по финансированию этой монографии. И они забили тревогу: как это так, мы за ним 12 лет следим, а он просто так возьмёт и уедет? Уедет и, скорее всего, не вернётся? И напишет продолжение «Правого радикализма…»? А эта монография им резко поперёк горла встала – они даже пригласили «эксперта» из Sissekaitseakadeemiа – эстонского КГБ. Эксперт взялся под запись сомневаться в качестве научного издательства Cambridge Scholers Publishing. Удачи ему.

Короче, у прокуратуры ничего нет – ни статьи нормальной, ни события, ни доказухи – вообще ничего. 38 страниц обвинительного заключения – одна сплошная пропаганда. «Деятельность по влиянию» упоминается в тексте … 80 раз. 80!

Кстати, тебе, как профессионалу, может быть интересен ещё один момент. Дело в том, что ЭР, в нарушении Декларации о правозащитниках ООН, отказывается (категорически!) признавать меня правозащитником.

В результате складывается абсурдная картина: всю эту «деятельность по влиянию», все эти угрозы безопасности государству, конституционному строю и даже территориальной целостности ЭР осуществляет … дворник.

Бля, да я самый влиятельный дворник в мире! Жаль, что такой перспективный парень уже занят – как помнишь, согласно обвинению я состою «в отношениях». Да, пусть не с женщиной, а «против Эстонской Республики», но всё равно в «отношениях».

Начну заканчивать.

Если хочешь что-то вынести из этого письма в мир – милости просим.

Как бы натравить на эти прибалтийские «шпионажи-лайты» Венецианскую комиссию? Тут нужен кто-то с соответствующим опытом.

На любые вопросы, в том числе от СМИ, отвечу. Лучше – письменно, но, вот, сегодня Саше Гапоненко удалось записать моё обращение по телефону. На всякий случай напиши твой номер телефона с кодами.

Подлостей в мою сторону много. В частности, сегодня не выпустили из тюрьмы письмо коллеге, в котором я пересылал заключительную часть обвинительного акта, уже в переводе на русский. Подсадили соседа – наркомана и т.п. А ещё они провели обыск у мамы. Ей 79.

Неожиданно написалось большое письмо, в конце очень суматошного дня. Да, в тюрьме бывают суматошные дни. Обнимаю. Сергей.

NB! Информация для желающих поддержать Сергея материально

У каждого заключённого Таллинской тюрьмы есть свой индивидуальный лицевой счёт для покупки товаров в тюремном магазине. Желающие помочь правозащитнику могу перечислить деньги по нижеследующим реквизитам:

Получатель: Rahandusministeerium

счета:

SEB Pank EE891010220034796011 (BIC/SWIFT: EEUHEE2X)

Swedbank EE932200221023778606 (BIC/SWIFT: HABAEE2X)

LHV Pank EE777700771003813400 (BIC/SWIFT: LHVBEE22)

Luminor Bank EE701700017001577198 (BIC/SWIFT: NDEAEE2X)

Viitenumber/Сссылочный номер: 10588004049333

Makse selgitus/Пояснение: Sergei Seredenko 12.05.1963

Отправка денег из-за рубежа

Получатель платежа: Rahandusministeerium (Министерство финансов)

Адрес получателя: Suur-Ameerika 1, Tallinn, Estonia

IBAN получателя: Swedbank EE932200221023778606, SEB EE891010220034796011, Nordea Bank EE701700017001577198, Danske Bank EE403300333416110002.

Наименование банка получателя: в соответствии с выбранным номером счета

Адрес банка получателя: SEB (Tornimäe 2, Tallinn, Eesti Vabariik), Swedbank (Liivalaia 8, 15040, Tallinn), Эстонский филиал Danske Bank AS (Narva mnt. 11, 15015, Tallinn), Эстонский филиал Nordea Bank Finland PLC (Liivalaia 45, 19145 Tallinn)

SEB: EEUHEE2X, Swedbank: HABAEE2X, Эстонский филиал Danske Bank AS: FOREEE2X, Эстонский филиал Nordea Bank Finland PLC, NDEAEE2X

Пояснение к платежу: Sergei Seredenko 12.05.1963

Желающие также могут перечислить деньги на оплату квартиры на счёт брата Сергея:

EE201010052000108005

Vladislav Seredenko

Адрес для писем: Sergei Seredenko, Tallinna vangla, Linnaaru tee 5, Soodevahe küla, Rae vald, 75322 Harjumaa, Estonia

Желающие навестить правозащитника в тюрьме могут это сделать, записавшись на свидание по телефону 612-75-93 или по электронное почте talv_kokkusaamine@just.ee

Стоит прочитать!

Сергей Середенко: “Радио 4 – лучший сокамерник в одиночке!”

Этот выпуск – про информационный ад, в котором я оказался.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *