ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Владимир Линдерман: “По итогам судебного заседания”

Заседание длилось почти три часа. Из них более двух часов – допрос ключевого свидетеля. Свидетель – советница омбудсмена, написавшая atzinums (заключение) о том, что я говорил и писал после 24 февраля 2022 г.

Советница пришла к выводу, что я оправдывал действия России, возбуждал ненависть к украинцам и латышам, сеял дезинформацию и вражду. Ее заключение – основное доказательство моей вины.

Вопросы свидетелю задавали мой адвокат Елена Квятковская и я. Ну и прокурор тоже.

В ходе допроса выяснилось:

1) Советница не в ладах с русским языком. Например, мое слово “противник” (в значении “политический оппонент”) она перевела как IENAIDNIEKS (враг). Хотя в любом русско-латышском словаре указано, что “противник” по-латышски – PRETINIEKS.

Возможно, это не ошибка, а попытка обмануть суд. Слово ieNAIDnieks – однокорневое со словом NAIDS (ненависть). А советница очень хотела доказать, что мои интервью и посты содержат “язык ненависти” (hate speech).

И таких примеров тенденциозного перевода – много.

2) Советница, не стесняясь, выдергивала мои фразы из контекста, выкидывая то, что не подходило под ее концепцию, и обильно добавляя “отсебятину”.

Так, ссылаясь на британскую The Guardian, я говорю, что часть погибших в Буче – жертвы артиллерийских перестрелок. Советница выкидывает ссылку на Guardian и утверждает, что я оправдываю российские военные преступления. И исподтишка к словам “часть погибших” добавляет слово “большая” (с ударением на «о»), которого я не говорил!

Таких примеров выдергивания из контекста – тоже много.

3) В ряде случаев советница прибегала к откровенной лжи. Например, она утверждала в своем заключении, что я называл латышей неонацистами. На мою просьбу привести конкретную цитату с моими словами она ответила длинной туманной лекцией, уклонившись от прямого ответа.

Я спросил ее: можно ли считать распространенные словосочетания “итальянские фашисты” (например, применительно к партии и режиму Муссолини) или “ирландские террористы” (применительно к ИРА) выражением ненависти к итальянскому или ирландскому народу?

Если нет, то почему же тогда словосчетание “латышские неонацисты” вы воспринимаете как выражение ненависти к латышскому народу?

4) Возникли обоснованные сомнения, что советница вообще знакома с первоисточниками – моими видео-интервью. Возможно, она их попросту не смотрела. Но этому вопросу я вернусь позже.

По ощущениям, первое заседание наша сторона выиграла. Следующее заседание не скоро – в октябре.

На суде были представители Русского союза Латвии. Пришёл и возмутитель спокойствия Лато Лапса, ему особое спасибо. Больше из латвийских СМИ, по-моему, никого не было. Расскажите мне сказку, что дело Линдермана никому неинтересно. Просто вас так запугали, что у вас поджилки трясутся.

Желающие поддержать наш сайт могут это сделать, переведя посильную сумму на счёт Правозащитного центра “Китеж”. Центр находится в списке льготников, поэтому с пожертвований возвращается подоходный налог.

MTÜ INIMÕIGUSTE KAITSE KESKUS KITEZH

EE332200221063236182

Пояснение: annetus

Стоит прочитать!

Латвийский сериал – «Под судом 14 журналистов Латвии»

Я не сомневаюсь, что весь этот судебный фарс затеян исключительно для нашей дискредитации, как журналистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sahifa Theme License is not validated, Go to the theme options page to validate the license, You need a single license for each domain name.