Фото: pexels

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Законны ли антиковидные меры?”

В нашу редакцию часто обращаются с вопросом законности требований носить маски и вакцинироваться. Отвечаем на этот вопрос в нашей еженедельной рубрике “ПРАВА ЧЕЛОВЕКА”.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 28 Закона о предупреждении инфекционных заболеваний и борьбе с ними (далее ЗПИЗБН) в целях пресечения эпидемического распространения инфекционных заболеваний Департамент здоровья при помощи административного акта в числе прочего может требовать организации медицинского обследования людей и диагностики инфекционного заболевания или ее организации.

Помимо этого часть 5 той же статьи устанавливает, что в целях пресечения распространения особо опасного инфекционного заболевания и в случае острой необходимости, Департамент здоровья при помощи административного акта может временно:

1) закрыть учреждения и предприятия;

2) запретить проведение публичных собраний и организацию публичных мероприятий;

3) ввести прочие ограничения свободы передвижения.

Как можно заметить, о масках или иных защитных средствах здесь речи не идёт. Вряд ли маски можно отнести к ограничению свободы передвижения. Ограничением свободы передвижения в понимании законы можно считать карантин и изоляцию для лиц больных, или бывших в контакте с больными.

Исходя из ч. 6 ст. 28 Закона, если применение мер и ограничений, предусмотренных в части 5 настоящей статьи, приводит к значительному общественному или экономическому влиянию, то данные меры и ограничения вводятся распоряжением Правительства Республики.

Именно поэтому новые ограничения были введены распоряжением Правительства, а не административным актом Департамента здоровья.

Далее в ч. 8 Закона указывается, что для пресечения распространения нового опасного инфекционного заболевания могут применяться в том числе требования, меры и ограничения, предусмотренные законом или на основании закона для пресечения распространения особо опасного инфекционного заболевания.

Как сказано выше, ношение маски, как требование, мера и ограничение в Законе не обнаружены. Точно также в законе отсутствуют требования об обязательной вакцинации. Недобровольно может быть применена только госпитализация, если инфекционный больной опасен для окружающих и отказался от лечения или нарушил режим лечения (ч. 1 ст. 4 ЗПИЗБН).

Однако в распоряжении правительства № 305 от 28 августа 2021 года «Меры и ограничения, необходимые для предотвращения распространения заболевания COVID-19», в действующей редакции, уже вводятся не предусмотренные законом ограничения.

В соответствии с ними все люди в возрасте от 12 лет и старше должны носить маски во всех общественных помещениях, включая те, где проверяют COVID-справки (увеселительные заведения, мероприятия, кино, театры, спа и т. д.).

Маски следует носить всегда, когда это возможно, с учетом характера работы или деятельности.

Покрывать рот и нос недостаточно. Маской не считается шарф, снуд, воротник, визор или иной предмет, не предназначенный для замены защитной маски. Настоятельно рекомендуются медицинские или приравненные к ним маски (например респираторы класса FFP1–3 или N95), эффективно препятствующие распространению дельта штамма коронавируса.

Маску следует носить в магазинах, аптеках, сервисных залах учреждений и предприятий, почтовых отделениях, библиотеках, общественном транспорте, увеселительных заведениях, кино, театрах, спа, на мероприятиях и т. д., то есть везде, где только возможно, с учетом характера деятельности.

Если ношение маски противопоказана человеку по состоянию здоровья, он должен подтвердить это с помощью соответствующей справки от врача.

В сфере обслуживания и торговли обязательное ношение маски должны контролировать также ответственные лица, поставщики услуг и торговые предприятия, на территории которых человек находится.  Если человек отказывается надевать защитную маску, поставщик услуги или торговое предприятие вправе не впускать его в торговый или сервисный зал.

Вакцинация является добровольной. Однако правительство дало добро на увольнение работников за отказ пройти вакцинацию. Применяется при этом ч. 2 ст. 1 ст. 88 Закона о трудовом договоре, согласно которой работодатель может отказаться от трудового договора в чрезвычайном порядке по уважительной причине, исходящей от работника, вследствие которой, соблюдая интересы обеих сторон, нельзя предполагать продолжение трудовых отношений, прежде всего, если работник долгое время не справлялся с выполнением трудовых заданий вследствие недостаточной квалификации, непригодности или неприспособленности к рабочему месту, что не позволяет продолжать трудовые отношения (снижение трудоспособности). Статья притянута за уши, но нет сомнения, что она может быть применена работодателями, а также может быть акцептирована органами по рассмотрению трудовых споров.

Стоит прочитать!

Станислав Калинин: “Спасёт ли нас вакцинация?”

В условиях расчеловечивания интуиция и холодный рассудок помогут остаться человеком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *