Фото: Sergei Grits / AP

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Прощай, JOKK!”

JOKK – это аббревиатура эстонской фразы juriidiliselt on kõik korrektne (юридически всё корректно), что означает, что формально всё, как бы, соответствует закону, но, по сути, нарушаются чьи-то права, и решение явно несправедливое.

Эстония всегда отличалась филигранностью своего JOKK, умением мастерски представить чёрное белым. Можно даже было сказать, что JOKK – это эстонская NOKIA. Но это уже в прошлом. Сейчас вместо юридических обоснований своих явно неправомерных действий правительство начало ограничиваться озвучиванием политической мотивации:

  • нарвский танк надо было забрать, потому что эстонцы такую к нему неприязнь испытывали, что прямо кушать не могли;
  • защитников танка надо было на всякий случай арестовать, хотя они ничего и не сделали противозаконного;
  • российским гражданам надо перестать давать визы, потому что война и Путин.

Танк являлся собственностью Нарвы. Сначала хотели поменять закон, как это было сделано, например, в 2007 году перед сносом “бронзового солдата”. Потом поручили решение вопроса нарвскому горсобранию, а после решили вовсе не заморачиваться, а просто забрать у Нарвы танк на основании (задержите дыхание, как сказал бы Задорнов) не закона и, даже, не решения правительства, а протокола полиции о принятии на хранение движимого имущества. То есть правительство не только инициировало акт вандализма, но ещё и присвоило себе без какого-либо законного основания чужую собственность.

Перед проведением спецоперации по вывозу нарвского танка было арестовано восемь активистов, организовавших дежурство у памятника. Их задержали, потому что они могли организовать массовые беспорядки. То есть они ещё не успели совершить ничего противоправного, но их уже для профилактики арестовали. Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) допускает задержание лица только в том случае, если оно в чём-то подозревается. Согласно части 2 статьи 217 УПК лицо задерживается в качестве подозреваемого, если:
1) оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после этого;
2) очевидец или потерпевший указывает на него, как на лицо, совершившее преступление;
3) следы преступления указывают на него, как на лицо, совершившее преступление.

В соответствии с частью 3 той же статьи на основании иных данных, указывающих на совершение преступления, лицо может быть задержано в качестве подозреваемого, если:
1) оно покушалось на побег;
2) его личность не установлена;
3) оно может продолжить совершение преступлений;
4) оно может уклониться от уголовного производства или воспрепятствовать последнему иным образом.

Как можно заметить, ни одно из оснований не подходит к задержанным в Нарве. Задерживать можно после совершения преступления, но никак не до. В противном случае арестовать можно было бы кого угодно. С точки зрения правительства любой русский – потенциальный преступник. В Англии произвольные аресты были запрещены ещё в Великой хартии вольностей в 1215 году (ст. 39). В какое средневековье нас толкает нынешнее правительство?

Дальше – больше. Эстонские власти уже заговорили о “коллективной ответственности” россиян за войну на Украине и этим обосновали запрет на выдачу им виз. Это уже относит нас к временам Чингисхана. По заведённым им обычаям за одного воина, сбежавшего с поля боя, казнили десять других. Если сбежал отряд из десяти солдат, то убивали сотню. Современное же международное право, мягко говоря, не поощряет коллективные наказания.

Стоит прочитать!

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Владимир Линдерман: “Без вины виноватые”

Но каким-то удивительным образом уже есть обвиняемые – вот я, например, – в оправдании преступников, которых нет! 

3 комментария

  1. Эта заметка Русакова – образец борьбы с беззаконием. Эмоции остаются, но фоном, а аргументом становится – закон, который нарушают лица, устанавливающие сейчас в Эстонии этнократический тоталитаризм и авторитаризм, пусть даже коллективно. Образно говоря, автор тычет обезумевших русофобов в закон, как котенка тычут мордочкой в миску с молоком, чтобы тот научился питаться самостоятельно, когда у мамки закончилось молоко.
    Очень понравилось сравнение JOKK с NOKIA.

  2. Игорь Савченко

    Сложные времена требуют сложных решений. Танк нужно было убрать – он тормозил развитие нашего общества и разъединял его. Теперь его нет и будем вместе жить дальше. А с затаившими обиду и другими провокаторами будем поступать зеркально тому, как поступают с оппозицией у соседа – объявлять нежелательными персонами, организациями и т.д., внедрять запрет действий и особенно упоротых выдворять из страны. Жаль, что приходится радикализировать стиль правления – но Эстония слишком долго терпела.

    • Если следовать Вашей логике, то не понять, за что Эстония ругает Россию, коль та поступает также плохо, как Вы советуете дествовать Эстонии? Вот и вся она современная “эстонская” правда и справедливость. Вы невольно провоцируете войну.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *