ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Мстислав Русаков: “Русская школа Эстонии”

Сначала немного статистики.

В Эстонии 628 детских садов: 516 эстонских, 106 русских и 6 английских. 4,9% дошкольников участвуют в программе языкового погружения; 78,2% детей находятся в группах с эстонским языком обучения и 17% с русским языком. Количественно это выглядит следующим образом: на эстонском языке учатся 52 345 детей, на эстонском с языковым погружением – 3 214 детей, на русском – 11 247 детей, на английском – 89. Всего в детских дошкольных учреждениях находится 66 895 детей.

В основной школе (9-летняя) на эстонском языке учатся 95 876 детей, на русском – 22 188 детей, на эстонском с языковым погружением – 7 099 детей, на английском – 520 детей, на финском – 66 детей. Всего в основной школе учатся 125 749 детей.

В Эстонии 33 профессиональных учебных заведения, из которых 26 были государственными, три муниципальных и четыре частных. Профессиональное образование также можно получить в шести государственных высших профессиональных учебных заведениях. Из 24 143 учащихся профессиональных училищ на эстонском языке учится 19 102 человека, на русском – 5 035 человек, на английском – 6 человек.

В Эстонии можно получить высшее образование на эстонском, английском и русском языках в 20 учебных заведениях. Язык обучения, в основном, эстонский. 86% студентов первого и второго уровня обучаются на эстонском языке, 12% – на английском и 2% – на русском. Для сравнения в 2012-2013 учебном году на эстонском языке обучалось 92% студентов, на английском и русском языках – по 4% студентов. Таким образом, количество обучающихся на русском языке студентов снизилось вдвое.

До недавнего временирусский язык достаточно широко использовался в школах по интересам. Однако в 2021 году Министерство образования и науки решило уменьшить выделяемое самоуправлениям пособие на деятельность по интересам наполовину: с прежних 14,25 млн до 7,25 млн. Это, как минимум, вдвое сократит и количество посещающих кружки русских детей.

Эстонские власти продолжают принимать активные усилия для дальнейшего ужесточения дискриминации русского национального меньшинства. Так парламентом Эстонии постоянно муссировались планы по полной ликвидации русских школ и детских садов. 10 сентября 2019 года по инициативе находящейся тогда в оппозиции Партии реформ состоялось очередное голосование в парламенте Эстонии о полной ликвидации русских школ и детских садов. При этом предполагалось, что детские сады будут переведены на эстонский язык уже с 1 сентября 2020 года.

Эта законодательная инициатива не прошла. Однако находящиеся тогда у власти правонационалистические партии в тот же день предложили свой план эстонизации русского образования, который отличался от плана оппозиции только сроками. 9 июля 2020 года Министерством образования и науки была разработана Программа развития эстонского языка на 2021-2035 год, которая предусматривает полную ликвидацию образования на русском языке, начиная с детских садов к 2035 году.

В январе 2021 года из-за коррупционного скандала правящая коалиция распалась, и была сформирована новая, состоящая из Реформистской и Центристской партий. В коалиционном соглашении присутствует пункт, предусматривающий запуск перехода на единую эстоноязычную систему образования, начиная с детских садов. Министерство образования сформировало рабочую группу, которая к ноябрю составит детальный план полного перехода системы образования на эстонский язык. 23 апреля 2021, состоялась первая встреча рабочей группы под руководством Министерства образования и науки, перед которой стоит задача к концу ноября составить план действий для перехода системы образования на эстонский язык.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд практически в каждой своём обращении к народу требует ликвидации русского образования. Не стала исключением и её последняя речь в День независимости Эстонии 24 февраля 2021 года, в которой она заявила, что отдавать русских детей в эстонские школы – это не только право русских родителей, но и их обязанность.

В городе Кейла в 2019 году была закрыта единственная русская основная (9-летняя) школа. При том, что количество учеников в ней находится на медианном уровне по стране. Для сохранения такой же девятилетней эстонской школы в маленьком посёлке достаточно и 6 учеников. Здесь же закрывается школа, в которой учится около 200 русских детей, так как, по мнению властей, это сэкономит деньги в городском бюджете, около 1500 евро в месяц. Сумма является смехотворной и не покроет дополнительных расходов, связанных с адаптацией русских детей (помощь психолога, логопеда, оплата транспорта детям, которые будут вынуждены учиться в другом городе). На заседании городского собрания, на котором принималось решение о закрытии русской школы, мэр города честно сказал, что целью закрытия русской школы является создание в городе единой эстонской общины (это внесено в протокол заседания). Решение о закрытии школы было оспорено в суде. Были пройдены все судебные инстанции. 21 июня 2021 года Государственный суд Эстонии отклонил кассацию, оспаривающую закрытие русской школы в Кейла. Это окончательное решение, которое будет оспорено в Европейском суде по правам человека. Эстонские судьи считают, что в данном случае права не были нарушены, так как у национальных меньшинств в Эстонии прав нет. Местное самоуправление само вправе решать, оставлять ли русскую школу в городе или нет, и её право на принятие подобного решения является абсолютным и неоспоримым.

В это же время и по той же схеме была предпринята атака на русскую школу в городе Калласте. В этом городе живут потомки русских староверов, поселившихся в Эстонии более трёхсот лет назад. В результате прошедшей в 2017 году административной реформы, направленной на укрупнение волостей, были ликвидированы волости потомков причудских староверов, путём объединения их с эстонскими волостями. В результате этого новые волости стали преимущественно эстонскими, и потомки русских староверов потеряли самоуправление. Как следствие этого, эстонские волости первым делом решили ликвидировать находящиеся на их территории русские школы. Ранее у русской школы в Калласте отобрали гимназическую ступень (10-12 классы), и она стала основной (9-летней). Теперь же власти волости решили, что у школы слишком большое здание, и поэтому учеников этой школы надо перевести в маленькую деревенскую школу в посёлке Колкья. В Калласте обучение в школе ведётся на русском языке. В деревне Колкья тоже русские дети, но они учатся по программе так называемого «погружения» на эстонском языке. 1 июля 2021 года русская школа в Калласе была закрыта.

В 2021 году такая же проблема возникла с русской школой в городе Кивиыли. Кивиыли – город с населением в 5 тысяч человек, находящийся на Северо-Востоке Эстонии (уезд Ида-Вирумаа). Русская школа Кивиыли было основана ещё в 1927 году. У неё, также как и в предыдущих случаях, сначала отобрали гимназическую ступень (10-12 классы), сделав основной (9-летней) школой. Население города преимущественно русское. Однако и доля эстонского населения велика – до 40%. В результате уже упомянутой выше административной реформы город объединили с окрестными эстонскими посёлками, в чём не было необходимости, так как количество население города и без этого примерно соответствовало минимальным требованиям. Однако в результате объединения процент эстонского населения в волости увеличился и, как следствие, интересы русского населения перестали учитываться. Власти волости Люганузе решили ликвидировать русскую школу. Это вызвало протест у педагогов и родителей. Отдельно стоит отметить, что волость получила наименование не по названию русского города с населением в 4,8 тысяч, а по названию эстонского посёлка Люганузе с населением в 450 человек.

В 2019 году в преимущественно русском городе Кохтла-Ярве была открыта государственная гимназия со 100% преподаванием на эстонском языке. Чтобы её наполнить, предварительно были закрыты три городские русские гимназии. Также были уволены русские учителя этих гимназий. Из-за стопроцентного преподавания на эстонском языке и русофобии администрации гимназии русские ученики начали массово из неё уходить.

Ранее, в 2015 году, была открыта государственная гимназия в Йыхви. До этого там тоже была закрыта муниципальная русская гимназия. Преподавание в этой государственной гимназии, по началу, велось преимущественно на эстонском языке, в пропорции 60/40. Однако у правительства есть планы перевести и её 100% на эстонский язык. Профессор Александр Пулвер и профессор Ааро Тоомела признают в исследовании «Иноязычный ребёнок в эстонской школе» (Институт психологии Таллиннского университета, Таллинн, 2012 г.), что русскоязычные дети, обучающиеся в эстонской школе, не могут реализовать свои способности и показывают результаты на уровень ниже. Дети с высокими способностями показывают средние результаты. Дети со средними способностями, соответственно, низкие. Этого не происходит при обучении на родном языке. В этом случае дети развиваются и сохраняют свой уровень. В результате трудностей, с которыми сталкиваются русскоязычные дети в эстонской школе, снижается их самооценка. У детей, обучающихся на родном языке, подобные изменения не возникают. Значит, мы не можем говорить о равных возможностях для получения образования. Мы можем говорить об осознанном понижении конкурентоспособности русских детей. Показывая результаты ниже своих способностей, они ограничены в получении образования и особенно в продолжении его на более высоком уровне (в гимназии и университете). На практике, попавший в эстонскую школу русский ребёнок ассимилируется. И если пока ещё это выбор родителей, то в перспективе иного выбора уже не будет, то есть ассимиляции станет насильственной.

Мстислав Русаков, юрист-правозащитник, баллотируется под номером 1035 в депутаты Таллинского городского собрания по списку Народного Союза (Narodnyi Sojuz) в Ласнамяэ.

Источник

Стоит прочитать!

О. Пост, М. Русаков: Женское vs Мужское. “Маленькая Вера”

Фильм – один из первых перестроечных, снятый под девизом «Так жить нельзя!» и «Легко ли быть молодым?».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *