Рафик Григорян: “Ликвидация русских школ – это суицид Эстонии”

Состояние образования – стратегический вопрос для любого государства. По мнению американского социолога Джона Дьюи, «образование не только подготавливает демократию, оно делает ее необратимой», «связь демократии и образования является обоюдной», демократия «неспособна выстоять, а тем более развиваться без поддержки со стороны образования».

Реформы – не самоцель, а средство обеспечения социального прогресса. Какой социальный прогресс призван обеспечить тотальный перевод всей системы образования на эстонский язык в русскоязычных школах?

Поспешный перевод всей системы образования на эстонский язык, вероятнее всего, повысит владение эстонским языком у части русскоязычного общества, но школа – это не языковые курсы. Использовать школу только для того, чтобы учить детей языку – дорогое удовольствие. Это все равно, что микроскопом забивать гвозди. Школа, в которой учитель не может качественно преподавать, из-за плохого владения эстонским языком, а ученик, по той же причине, плохо усваивает учебный материал, вряд ли будет способна дать качественное образование. При нынешнем состоянии, обучение только на эстонском языке не уравнивает шансы на рынке труда. Лучшие условия для поступления в ВУЗ будут иметь те абитуриенты, у кого будет выше уровень знаний.

Более того, как отмечал Сергей Довлатов, «на чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать».

Различные заявления чиновников и прочих руководителей государства о том, что русскоязычные школы способствуют сегрегации общества и их нужно ликвидировать, чтобы создать единую систему образования, есть чистой воды политическое шарлатанство.

Начиная с 1999 года, все школы и гимназии Эстонии, независимо от языка обучения, работают по единым государственным программам. Это говорит о том, что все они, независимо от языка обучения, входят в единую систему образования.

Фактически, усилиями политиков правого толка, делается попытка нанести смертельный удар по национальной самобытности людей, лишить их права выбора языка обучения. Это противоречит не только духу, но и букве международных документов. Так, Статья 3 Всеобщей декларации о культурном разнообразии, принятая 2 ноября 2001 года Генеральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, гласит:

«Культурное разнообразие расширяет возможности выбора, имеющиеся у каждого человека, оно является одним из источников развития, рассматриваемого не только в плане экономического роста, но и как средство, обеспечивающее полноценную интеллектуальную, эмоциональную, нравственную и духовную жизнь».

В Гаагских рекомендациях ОБСЕ от 1996 года также изложены общие принципы, которые государствам необходимо учитывать при разработке сбалансированной системы образования. Они нацелены на то, чтобы учащиеся из числа национальных меньшинств, изучая государственный язык, могли одновременно овладеть своим родным языком. Чтобы исключить различные попытки насадить один язык и одну культуру, в ЮНЕСКО в 1998 году был даже учрежден «Консультативный комитет по языковому плюрализму и многоязычному образованию». Согласно международным нормам, обучение на родном языке считается важным компонентом качественного образования, особенно в младшем возрасте. По мнению экспертов, обучение на родном языке должно включать как изучение этого языка, так и преподавание на этом языке.

Результаты многочисленных исследований показали, что обучение на родном языке способствуют повышению успеваемости по предметам, в том числе изучению второго языка. Исследования показывают, что если на языке, на котором ведется обучение в школе, не говорят дома, то это усугубляет проблемы обучения, особенно в условиях низкого уровня жизни и, соответственно, возрастает вероятность того, что ребенок бросит школу.

Язык в системе образования — это не только средство обучения и общения, но и сложнейшая система образов, ведь именно язык формирует мышление человека, его мировосприятие, отчасти мировоззрение. Человек становится самим собой, идентифицирует себя с тем или иным народом благодаря родному языку. На эти темы написаны многие тома лингвистами, социологами и философами. Большинство ученых отмечают, что языки являются не только средством передачи наших мнений и мыслей, но и средством выражения нашей культурной, социальной и этнической самобытности.

Каждый язык — это вселенная, своеобразное видение мира. Нет плохих или хороших языков, равно как и плохих и хороших народов. Но каждый язык и народ по-своему уникальны.

Этническое и языковое многообразие – это богатство Эстонии, неисчерпаемый ресурс развития. Чем большим количеством языков человек овладевает, тем более разносторонним в различных сферах деятельности и духовно богатым он становится.

Стремление к унификации многоязычного образования и ликвидации плюрализма, лишение возможности выбора языка обучения, обедняют ресурсы общество.

Только государство с ярко выраженной склонностью к суициду, может стремиться к уничтожению имеющейся системы образования на языке, носителями которого является треть населения. Политики, которые стремятся к такому сценарию развития – палачи нашего будущего.

Важно понять, что для усвоения любого языка, прежде всего, необходима мотивация, а не страх. Мотивация страхом есть плод невежества и насилие над личностью. Мне очень жаль, что Эстония никак не желает или не способна стать матерью для всех своих детей, даже если они от разных отцов и говорят на разных языках. С подачи некоторых политиков, такая родина норовит стать мачехой. Потеряв веру и надежду на равноправие и лучшее будущее, часть молодежи вынуждено будет подкинуть отчий дом. Это рано или поздно аукнется.

Ликвидация русскоязычной школы приведет к неизбежной деградации межэтнических отношений и усилит сегрегацию. Человек, которому не позволяют учиться и получать качественное образование на своем родном языке, лишают право выбора, вряд ли станет более лояльным, более образованным и конкурентоспособным.

Государственная система образования в Эстонии не может не учитывать эти моменты. Педагогический подход должен быть преобладающим над политическим. Свобода выбора и самовыражения личности – это не дань моде, а парадигма мультикультурного и плюралистического общества.

Наше общество состоит из множества языков, культур и этносов – таковы реалии. Необходимо, чтобы и школа соответствовала этим сложившимся реалиям. Важно помнить, что при конфликте школы с жизнью, жизнь всегда побеждает

Сегрегация в обществе происходит не по причине обучения на разных языках, а по причине селекции народа Эстонии на «своих» и «чужих», на «граждан и «неграждан», на «эстонцев» и «русскоязычных», на «коренных» и «оккупантов» и т. д. Самый главный враг, раскалывающий общество Эстонии – это малообразованный, национально зацикленный политик, который перед каждыми выборами сознательно разыгрывает национальную карту, противопоставляя одну часть общества другой.

В течение тридцати лет многое поменялось, на арену вышли новые политики, общество развивается, но не зреет. Создается впечатление, что оно потеряло способность к новым, свежим идеям и все время топчется на месте. Как говорится свято место не пустует. Многие устали от “старых” партий, их замшелых националистических догм и причитаний. Ряды протестного электората растут. Это является основной причиной того, что все больше избирателей переходят на крайние позиции консервативной партии. Появилось немало русскоязычных жителей Северо-Востока Эстонии, поддерживающих ультра консерваторов, выступающих с русофобскими лозунгами. Возник своего рода «стокгольмский синдром». Лидеры ЕКРЕ поняли, что в эстонском обществе появился запрос на альтернативу, что многим импонирует консервативная семейная политика, консервативная иммиграционная политика, позиция в сфере энергетической промышленности и т. д. Сознательное воздействие на чувства, инстинкты русскоязычных жителей, лицемерное подлаживание под их вкусы, стали неплохим средством достижения своих политических целей.

Стоит прочитать!

Рафик Григорян: “Новый президент, новая надежда”

За прошедшие 30 лет ни один эстонский президент не посмел затронуть вопрос о возвращении десяткам тысяч не эстонцев отобранных у них в 1992 году политических прав.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *