Рафик Григорян: “Школа и ученик”

Важно осознать – что ученик хочет от школы

Сегодня 1 сентября, праздник – День знаний! Кому и зачем нужны знания? Знания приобретаются человеком в процессе познания. Знания – результат познания. Каждый ученик из школы берет столько знаний, сколько он способен взять. Таким образом, процесс познания индивидуален и всецело зависит от способностей ученика. Учится ученик, а учителя и родители могут либо помочь ему учиться, либо помешать. Государственная политика в области образования должна быть нацелена на то, чтобы создать равные условия и возможности для обучения.

Наши политики любят сравнивать сегодняшнее состояние образования с прошлым, рисуя прошлые времена преимущественно черной краской, а современность в розовых тонах. Но жизнь показывает, что не все так благополучно, как это преподносится штатными чиновниками от образования, некоторыми директорами школ и политиками. Образованных и грамотных людей вокруг становится не больше, а меньше. Идет процесс обесценивания базовых знаний.

Сегодня система образования пытается соответствовать запросам времени, но этому препятствует дефицит средств и кадров, а также недальновидная политика властей? Под влиянием политики даже трансформировалось само сознание народа. Появилось немало тех, кто считает, что лучше быть неучем, чем тратить деньги на образование. Сегодня молодежь лучше разбирается в компьютерах и в вещах, чем в писателях, поэтах, художниках и их творчестве. Потребительскому обществу научные книги стали не нужны, оно больше потребляет капитал, деньги, услуги и вещи, чем знания истории, культуры и т. д.

Древнеримский историк Гай Саллюстий Крисп более 2000 лет назад писал: “Многие люди, рабы желудка и сна, проводят жизнь без образования и воспитания, подобно бродягам, причем, вопреки природе, тело служит им для наслаждения, а душа — в тягость”. Звучит актуально.

Помню, как я пошел в первый класс. Радовался, что наступило 1 сентября. Но такое ощущение быстро улетучилось. От класса в класс оно медленно угасало, а в старших классах отчуждение достигло кульминации. Куда же пропала былая мотивация на учебу?

Казенные директора и бездарные учителя подавили ее, убили жажду познания, ибо ученики для них были всего лишь объектом обучения. Всякая инициатива, проявление инакомыслия и самостоятельности каралось. Советское образование отличалось лучшей аналитикой в сфере точных наук, технических знаний, но оно было почти нулевым на уровне информации о социальной и государственной сферах жизни общества и его законах. О них можно было говорить и рассуждать только с позволения сказать. По литературе и по истории все герои и события заранее были определены и построены по ранжиру сверху властями. Однажды моя учительница русского языка и литературы с возмущением крикнула на меня: “ишь ты – безрогая скотина, у него видите ли есть свое мнение”. Иметь свое мнение, отличное от официально принятого, считалось чуть ли не преступлением. Нужно было мыслить и думать, как все. Фактически школа превратилась в разновидность некоего ГУЛАГа. Не случайно педагогическая система Макаренко, рассчитанная для детских колоний, с ее жесткой дисциплиной, строжайшим подчинением индивида коллективу, военизированными отрядами, считалась самой лучшей.

Многие творческие личности не стремились идти на работу учителем в школу. Мужчин – учителей было так мало, что их можно было занести уже в красную книгу. В такой школе пропала мотивация на учебу, падал престиж учителя, обесценились знания.

Недавно прочитал в интернете: “Мне почти 45 лет, но до сих пор в конце августа радуюсь, что мне не надо 1 сентября идти в школу”.

Вот так, из храма знаний, школу превратили в казарму. Казарменному социализму соответствовала и казарменная система образования. В период перестройки многие из нас думали, что реформы в системе образования изменят такое положение к лучшему, начнется демократизация школы, но, этого не произошло. Если при тоталитарной системе ученик был превращен в объект обучения, то эта тенденция при всех своих видимых преобразованиях продолжает действовать. Реформируют школу, принимаются новые планы и программы, унифицируются школы и гимназии, но право выбора остается только за государством, у учеников и их родителей такого права, как не было, так и нет. Даже язык обучения для своих детей они не могут определить. Точнее по закону они могут, но в реальности нет. Фактически сменились лишь вывеска и идеология.

Создается впечатление, что наступило время невежд. На арену вышли люди, которые заявляют, зачем нам читать Толстого, Достоевского, Гоголя, Таммсааре, Шекспира, Гюго, Уайльда и многих других классиков мировой литературы? Что нам это дает для практической жизни? Прагматичные люди во всём ищут пользу и выгоду. В итоге все сводится к тому, чтобы в школах детей не напрягать, а развлекать. В результате, дети, которым старались сделать обучение приятным, остались с минимальным набором обрывочных несистемных знаний. В одной газете прочитал, что «мозг, как и мышцы, развивается, когда работает. Никому не приходит в голову из-за бесцельности физкультуры объявить ее ненужной? Так и с мозгом, если он плохо загружен в детстве, в результате мы имеем как минимум отсутствие какого-либо аналитического мышления у взрослого».

Национальное сознание может базироваться, как на знаниях, так и на стереотипах и мифах. Но, кто и как формирует это сознание в жизни – учитель или политик? Формируется оно на основе идеологии и политики, через насаждение пропагандистских штампов, или достигается посредством знаний и достоверной информации? В век интернета очень легко можно получить любую информацию, но как работать с ней? Способны ли наши учителя, преподающие конкретные предметы, научить человека жить в информационном обществе?

Критерием обучения должны быть не оценка, а выявление способностей учащихся. Например, в американской школе родителей мало интересуют оценки, они спрашивают – способен ли их ребенок, например, стать врачом или юристом. Это принципиально разные подходы. Сегодня важно осознать – что ученик хочет от школы, также то, что от школы хочет родитель.

Стоит прочитать!

Лейви Шер: “Ликвидация русских школ приведёт Эстонию к краху”

Если будет ликвидировано образование на русском языке, то отток населения увеличится, что плачевно скажется на судьбе Эстонии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *