Автор: Тыну Нооритс / источник: Эстонский киноархив/ ЭТА

Рафик Григорян: “30 лет независимости Эстонии”

Все имеет свою историю и даже юбилеи. Все великие дела начинались с малого – с человека. Тем ценнее для нас исторический опыт, тем значимее он для будущих поколений.

Более 30 лет назад, со мной работал один ортодоксальный коммунист коренной национальности. Звали его, допустим, Арнольд Тамм (имя и фамилия вымышлены). Вследствие неоднородности национального состава нашего трудового коллектива, любимым выражением его было «мы коммунисты». В глубине души своей он не любил всех инакомыслящих и евреев. Первых – из-за их образа мыслей и нежелания думать так, как приказывает коммунистическая партия, а вторых – из-за того, что пытались эмигрировать в США, Европу и Израиль. В них он видел предателей социалистического Отечества.

Другие лица некоренной национальности его мало интересовали, за исключением русских, перед которыми он раболепствовал, демонстрируя эту свою любовь, поскольку считал, что за ними стоит Москва – новый «коммунистический Рим». Когда-то он не то, чтобы стучал, но постукивал по необходимости на своих соплеменников за их незрелые высказывания и, прямо скажем, недоброе отношение к марксизму-ленинизму. Смело выражал открыто свое особо уважительное отношение к тем товарищам, кто твердо придерживается буквы и духа догматического марксизма, так сказать, «себя под Лениным чистил».

В конце бурных 1980-х годов, Арнольд всеми фибрами своей души возненавидел меня и еще больше профессора Рема Блюма, поскольку мы единственные из всех кафедр общественных наук Тартуского университета были среди инициаторов создания Народного фронта Эстонии. Часто выступали против идиотских постановлений ЦК КПСС. Однажды даже мне было заявлено, что «мы – эстонцы, народ законопослушный, если наверху принято такое решение, то его надо безусловно выполнять, а вы сопротивляетесь». Речь шла о постановлении ЦК КПСС 1987 года «О националистических проявлениях в Прибалтийских республиках», где использовалось такое понятие, как «национал-коммунисты». В Кремле начали понимать, что восстановление независимости возможно с приходом к власти представителей Народных движений и фронтов (Народные фронты в Латвии и Эстонии, «Саюдис» в Литве), которые за 2-3 года своего существования смогли превратиться в крупные общественно-политические образования и повести за собой подавляющую часть населения этих республик.

Народофронтовцы понимали, что если не сопротивляться и не бороться, то любая тоталитарная система сама не изменится. Чтобы на место старого отжившего, возникло что-то новое, надо очистить площадку от нечисти.

Поскольку особых вышестоящих указаний сверху насчет НФЭ не поступало, партийные работники и их обслуживающий персонал часто терялись, не знали, как реагировать и относится к этим «экстремистам». По старой привычке, на всякий случай, они собирали разоблачительный материал для будущих политических доносов и возможных репрессий.

Однако, «нерушимый Союз республик свободных» в 1991 году рухнул и в одночасье канул в Лету. Жизнь пошла кувырком. К ужасу моего коллеги, скоропостижно ушел из жизни его патрон или защитник – ректор университета и сменился руководитель республики. Смена власти и всей системы послужила негласной проверкой порядочности, стала «лакмусовой бумажкой» и показателем толерантности личности, тестом на демократичность. Каждая личность должна была сама принимать решение, без партийных установок сверху, а это означает, что ответственность ложилась на самого себя.

Выбор пути развития требовал знаний и широкого кругозора у людей, однако большинство зациклилось на национальном эгоизме и сделало выбор в пользу этнического и языкового национализма, расколов единство страны и народа Эстонии. Поскольку в республике не было (нет и сейчас) представительных органов, выражающих и защищающих интересы национальных меньшинств, власти избрали один векторный путь развития, ориентируясь только на эстонскую часть общества. У представителей национальных меньшинств не оказалось, каких-либо инструментов давления на власть. Более того, пользуясь моментом, большинство из них были лишены политических прав, гражданства и права голоса. Причем, это было сделано теми, кого они сами когда-то выбирали во власть!? Это можно назвать предательством интересов, политическим идиотизмом, глупостью и т. д., но такова была песня, а из песни слов не выкинуть. Независимость – это право не только государства, нации, но и право человека занимать достойное и равноправное место в ряду других государств, наций и людей. Национальные меньшинства такого права не достигли.

После восстановления независимости и распада СССР, к власти в 1992 году пришли противоположные НФЭ силы, которых трудно назвать сторонниками демократии и свободы, которые опять разделили общество. В свое время, руководствуясь классовым подходом, большевики разделили общество на красных и белых, и белым было отказано в праве на жизнь. Они подлежали ликвидации, как представители эксплуататорских классов. По сути той же самой логики придерживались и представители тех эстонских партий, которые пришли к власти в 1992 году. Они разделили общество на своих и чужих по национальному и языковому принципу.

Кто были диссидентами и врагами, в одночасье стали героями, а те, кто долгие годы считались примерами для подражания, стали врагами и объектами критики. Потерявший кумиров и ориентацию, наш образцово-показательный коммунист, немного смекнув, быстро переобулся из ортодоксального коммуниста в ортодоксального националиста.

Не прошло и пару лет, как мой товарищ оказался в передних рядах борцов за независимую Эстонию. В беседах с людьми, он всем рассказывал, как борьба эстонцев с русскими оккупантами открыла ему глаза, что он счастлив, что обрел отечество и свое место в ней, критиковал таких как я и Блюм, понаехавших в Эстонию инородцев, которым нет и не может быть дано гражданство. Пусть все они эти русские оккупанты, либо выучат эстонский язык и пройдут процедуру натурализации, либо им «чемодан-вокзал-Россия».

Ну, и что такого в твоём юбилейной рассказе, спросите вы? Мы знаем, слышали и читали о сотнях и тысячах таких людей. Например, один бывший ортодоксальный партийный работник, который руководил разгоном эстонских диссидентов, инакомыслящих и учащихся в Тарту в конце 1980-х годов, в одночасье стал общенациональным героем, когда применил ту же самую тактику в 2007 году в отношении к инакомыслящим русским. Рассказать эту историю будущим поколениям, они не поверят, скажут это не быль, а сказка. Но, к сожалению, это не сказка, а пример зарождения оборотня, опыт жизни, урок, который учит: когда свой, и не важно коммунист он или фашист, бьет по твоей морде – это массаж, но, когда он точно также поступает с чужим, он патриот или даже национальный герой. Все это называется психология толпы, но если кое-кто считает, что это один из национальных нарративов, то, придерживаясь толерантности, не буду спорить.

Источник

Стоит прочитать!

Мстислав Русаков: “Президенты Эстонии и русские”

Что же касается русских школ, то господин президент посетовал на то, что их эстонизация буксует.

Один комментарий

  1. Кленский Димитрий /Таллин/

    ЦИТАТА: “Например, один бывший ортодоксальный партийный работник, который руководил разгоном эстонских диссидентов, инакомыслящих и учащихся в Тарту в конце 1980-х годов, в одночасье стал общенациональным героем, когда применил ту же самую тактику в 2007 году в отношении к инакомыслящим русским”.
    КОММЕНТАРИЙ:
    ХОТЯ ФАМИЛИЯ НЕ НАЗВАНА, ЯСНО, ЧТО РЕЧЬ ИДЁТ ОБ АНСИПЕ. НО ОН НЕ РУКОВОДИЛ РАЗГОНОМ ТОЛПЫ И, ВООБЩЕ, НЕ МОГ УЧАСТВОВАТЬ В ЭТОМ, ТАК КАК РАБОТАЛ НЕ В ТАРТУСКОМ ГОРКОМЕ, А В ТАРТУСКОМ РАЙОННОМ КОМИТЕТЕ КОМПАРТИИ ЭСТОНИИ. РАЗГОН СОСТОЯЛСЯ В ТАРТУ – ГОРОДЕ И ОТВЕЧАЛ ЗА СИТУАЦИЮ МЕСТНЫЙ ГОРОДСКОЙ КГБ И ГОРКОМ ПАРТИИ. УЧАСТИЕ АНСИПА В РАЗГОНЕ СТУДЕНЧЕСКОГО ПРИОТЕСТА, ПРИУРОЧЕННОГО К ГОДОВЩИНЕ ТАРТУСКОГО МИРА 2 ФЕВРАЛЯ 1920 ГОДА, ОПРОВЕРГ ПУБЛИЧНО ИНДРЕК ТООМЕБ ТОГДАШНИЙ ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ТАРТУСКОГО ГК КПЭ. НО САМА АНАЛОГИЯ В СТАТЬЕ ВЕРНАЯ.

    ЦИТАТА: “… Но, к сожалению, это не сказка, а пример зарождения оборотня, опыт жизни, урок, который учит: когда свой, и не важно коммунист он или фашист, бьет по твоей морде – это массаж, но, когда он точно также поступает с чужим, он патриот или даже национальный герой. Все это называется психология толпы, но если кое-кто считает, что это один из национальных нарративов, то, придерживаясь толерантности, не буду спорить.
    КОММЕНТАРИЙ:
    1/СТРАННОЕ СРАВНЕНИЕ ФАШИСТ И КОММУНИСТ, СНОВА ИХ НА ОДНУ ПОЛКУ СТАВЯТ, СКОЛЬКО МОЖНО?
    2/ПРИЧЁМ ТУТ ПСИХОЛОГИЯ ТОЛПЫ,
    3/НИКАКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО НАРРАТИВА НЕ ВИЖУ – НАРРАТИВ КАК РАЗ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ. ОДИН ЗНАКОМЫЙ СПРАВЕДЛИВО ЗАМЕТИЛ КАК-ТО: ПРОЦЕНТ ДУРАКОВ У ВСЕХ НАРОДОВ ОДИНАКОВЫЙ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *