Руслан Панкратов: “Матвеев Курган”

Одно из престижнейших новостных агентств Великобритании на дня опубликовало статью латвийского политика, главу партии Действие Руслана Панкратова, в которой он достаточно подробно рассказывает о своём журналистском расследовании нарушений прав человека погранохраны ФСБ России. Напомним, что год назад именно российские пограничники не пустили его на похороны родной бабушки в один из городов ДНР. Тогда разгорелся скандал, началась служебная проверка действий сотрудников КПП. В своей статье Руслан Панкратов отходит от личных обид и стенаний, выстраивая в ряд системный сбой в самом ФСБ. Причины правового нигилизма подробно в переводе статьи.

Любому европейцу аббревиатура КГБ (Комитет Государственной Безопасности СССР) вселяла если не страх, то величественное поклонение, ибо это действительно была одна из самых сильный разведок мира, успешно противостоявшая не один десяток лет в холодной войне ЦРУ, МИ6, Моссад и т.д.  Спустя 30 лет после развала СССР, тайная спецслужба теперь называется ФСБ (Федеральная Служба Безопасности РФ). Она отдалённо напоминает ФБР, хотя функции могут, конечно же, разниться.

В организацию ФСБ входит и пограничная служба, которая осуществляет как физическую охрану, так и паспортный контроль. Данная служба военная, с военной дисциплиной, оружием, организацией. Казалось бы, даже после одной из самых грандиозных мировых катастроф, как развал СССР, все, что требовалось от вновь образовавшейся службы – это сохранить тот огромный потенциал и ресурс. Я лично стал жертвой стереотипа о том, что новая Россия – наследник СССР, а ФСБ – наследник КГБ. Это далеко не так, и вот почему.

Ровно год назад в нашей семье случилось горе: умерла моя родная бабушка, проживавшая на территории Украины в маленьком городке под названием Амвросиевка, недалеко от Донецка, столицы Донецкой Народной Республики. Не смотря на то, что уход был ожидаем, а бабушке на тот момент уже было 99 лет, её кончина всё равно стала для нас трагической неожиданностью. К этому моменту в большинстве стран был введён карантин, не стала исключением и Россия. Безусловно, в любых правилах существуют исключения, и поездка для организации похорон – одна из самых веских причин для пересечения государственной границы.

Позвонив в российское посольство, которое находится в Латвии, у дежурного дипломата я выяснил все технические подробности, о том, как могу осуществить поездку. Препятствий не было. Не пришлось даже получать специальную новую российскую визу, ибо у меня ещё не истёк срок предыдущей. Оставалось получить разрешение на выезд из Латвии у начальника погранслужбы, которую я получил в течение дня.

Путь был не близким, самолёты к этому времени перестали совершать рейсы, оставались лишь поезда и международные автобусы. Специфика российской логистики в том, что чаще всего невозможно попасть из региона в регион, не заезжая в центр. Так было и в этот раз. Сначала до Москвы, и уже потом с Москвы до города Ростов-на-Дону на юге страны. Общий путь занял 2 дня.

И вот, подав в окошко свой паспорт и все документы, говорящие, что поездка с уважительной причиной, а я – не просто турист, я услышал шокирующую для себя новость: “Мы не имеем право вас выпустить из страны.” Основание – постановление правительства России плюс неправильная виза. Если не вдаваться в подробности диалога из дома сумасшедших,  то офицер паспортного контроля яростно доказывал мне, что слова «ограничить въезд» нам всем надо понимать, как и «выезд» тоже. А неправильная виза потому, что в ней должно быть написано «на похороны».

Помочь мне никто не смог, ни дежурный офицер ФСБ управления, который обязан следить за законностью действий своих подчинённых, ни дежурный дипломат МИД РФ, который 40 минут доказывал, что моё нахождение легально и оснований для задержания нет никаких, ни сам начальник паспортного контроля. Очевидно, что подтексты офицера пограничного контроля в наших разговорах подводили меня к даче взятки. В законодательстве РФ данное действие квалифицируется как преступление.

И здесь была дилемма. С одной стороны – в России так решаются практически все вопросы с государственными служащими, полицейскими и т.д. Более того, совершенно не обязательно давать взятку за уход от ответственности. В огромном количестве подобных случаев именно сами представители государственной власти вымогают у вас деньги за несовершённые действия: либо под угрозой поиска причин для ареста, либо более крупного штрафа. Но есть ещё одно но – вас могут поймать за руку, скажем, на даче взятки по двум причинам: чтобы показать по ТВ, как Россия борется с коррупцией, или, более частый вариант – для вымогательства более крупной взятки, чтобы избежать уже тюремного срока. Согласитесь, что лучше – получить 100 евро или несколько тысяч?

Покровительство преступной деятельности осуществляется в самом высшем эшелоне руководства. В моём случае я решился спросить, сколько я должен дать денег, чтобы закончить этот дешёвый спектакль, под названием «Кто хочет стать юристом». Обычно всегда существует тариф. Ну, скажем, для больших грузовых автомобилей, за то, чтобы не стоять по 48-72 часа только в очереди для поверки документов на груз, вы платите 50 евро и проходите все формальности за 2-3 часа. Это если у вас всё в порядке, а груз легальный, со всеми сертификатами.

Ну, вот, наверное злой рок преследовал меня. Цена вопроса – думай сам сколько дать. Как это? Думай. То есть у пограничников нет чёткой суммы для вымогательства. Здесь оценивается не только сложность нарушений в документах, но и то, как ты одет, и на сколько дорого ты выглядишь, ну и, вероятно, проверяются такие черты характера, как жадность. Как можно оценить то, что, в принципе, ты не можешь оценить самостоятельно? Сколько бы ты отдал, чтобы похоронить бабушку? 100 евро, а может быть 1000, а может быть всё, что у тебя есть?..

Такое бесправие и юридический нигилизм можно допустить между заключённым и надзирателем, но чтобы офицер ФСБ явно страдал психиатрическим садизмом… для меня это было в новинку. Пока я думал, кто-то из сотрудников решил посмотреть в интернете, кто я, и какой у меня род деятельности. После того, как выяснилось, что я глава политической партии и лично знаком с влиятельными чиновниками, как в ЕС, так и в странах СНГ, начальник поста не нашёл ничего умнее, как вообще прекратить со мной говорить, и деньги мои уже никого не интересовали. 

На пункте перехода я провёл 17 часов без доступа к воде, еде и, как вы понимаете, без сна. Воду я пил из крана в туалете, еду мне давали люди, которые проходили границу. Было холодно, тогда стояла погода -15 градусов. Надо сказать, что начальник данного поста «Матвеев-Курган» настолько высокомерен и думает, что настолько значим, что появился передо мной только вечером следующего дня исключительно для того, чтобы меня оскорбить, унизить и, под вооружённым конвоем, насильственно  вывести с  территории КПП.

Мою бабушку похоронили социальные службы города, как обычного бездомного. Проехать более 3 000 км, чтобы остановиться за 10 км. до цели было невероятно горько и обидно. Чуть позже командир писал в своих объяснительных, что меня вообще не было на границе, а после того, как служба собственной безопасности запросила видео записи с камер наблюдения, срочно стал менять свои показания, рассказывая, что я ни к кому не обращался, и он вообще меня не видел и не знает, что случилось.

В ходе разбирательства выявились явные и, именно, системные сбои в проведении проверок нарушений. ФСБ на мою жалобу ответила достаточно хамски – Мальчик, ты кто? Мы – ФСБ, мы всегда правы, и наши сотрудники сделали всё правильно.  Военная прокуратура, которая так же находится в том же городе Ростов-на-Дону, попыталась начать проверку и даже отправила запрос к военным следователям на предмет возбуждения уголовного дела, но то ли всё это оказалось фарсом, то ли вмешалось высшее командование. Заместитель директора ФСБ генерал армии господин Кулешов сам родом из этих мест. Я допускаю, что кроме коррупционных связок, есть и общение земляков.

В чём же порочность системы? Если вы пишите жалобы в Москву в главное управление пограничной охраны, или в ФСБ, или, даже, президенту Путину, то это письмо не рассматривается, его отправляют на место совершения преступления. То есть, можете представить, как это выглядит? В одном из пригородов какого-либо районного города вас избили полицейские, вы пишите заявление на избиение в головной офис и всё, что они делают – отправляют ваше же заявление им назад с просьбой прокомментировать. Что делается на местах? Они пишут, что ничего не было, а сам этот человек просто сумасшедший лжец. После этого вам присылают ответ, где говорят, что те плохие полицейские ничего с вами не делали, так что извините, ничем помочь не можем.

Предположите, что происходит с качеством, а, главное, методами несения службы, когда любое бесправие, а иногда и уголовное преступление самих же полицейских, или, как в данном случае, офицеров ФСБ даже не наказывается? Руководство ФСБ решило, что честь и достоинство мундира заключается не в качественном персонале, изгоняя моральных уродов и насильников, а в сокрытии их преступлений. Если раньше, в советское время, офицер погранохраны считался кем-то элитарным из элитных войск, то сейчас сюда попадают самые низшие отбросы, как по интеллектуальным, так и по моральным качествам. Люди, которые еле-еле закончили школу ФСБ и не смогли попасть ни в какие отделы ФСБ, чтобы не выкидывать их на улицу, ну, раз, уж, у них есть специфическое образование, отправляются служить на границу.

Садистские замашки офицеров ФСБ на паспортном контроле «Матвеев Курган» схожи с традициями тюремной субкультуры, то есть, имеют цель максимально подавить любого, кто тебя слабей. За 17 часов я имел честь много наблюдать за их работой. Это и оскорбление шоферов, и дополнительные обыски. Не на предмет оружия, а, вот, что несёшь? Перед глазами бабушка, лет 70. По ней видно, что старушка пытается как-то выжить и именно поэтому приехала в Россию, чтобы купить женские трусы, которые потом продаст у себя на Украине. У неё было их 9 пар, а по таможенному закону возможно не более 3 штук одного наименования без пошлины, и это только на въезд, а она вывозила. И вот она – смелость 20 летних парней над несчастной бабушкой, её развернули назад. Не деньги выманивали, хотя в таких вещах всегда дело в деньгах, а просто отправили назад. Куда назад?

Я уже допускаю, что количество вещей или товара определяет именно таможенная служба, а никак не пограничная. Но на этом участке они и в работе МИДа лучше разбираются, и знают точно, какие надо выдавать правильные визы, да и, вообще, лучше знают, как всем работать. Если предположить, что начальник психически здоров, то данный садизм, вероятно, по его личному скудоумию должен был породить слухи, что здесь работают одни звери. Это дало бы прекрасный результат у начальства, они считали бы, что граница очень серьёзно охраняется, а, с другой стороны, напуганные люди быстрее отдавали свои деньги, лишь бы не связываться.

В последние минуты моего общения я задал лишь один вопрос – вы понимаете, что я еду на похороны, вы это осознаёте? Да. Вы понимаете и меня не пускаете? Да. Больше у меня вопросов не было. Таких зверей обычно рожают не матери. Если руководство ФСБ считает, что именно такими должны быть её сотрудники, мы не можем им никак запретить. Пусть золотые унитазы на бесконечных виллах вас сделают счастливыми. А о мире мёртвых сам Бог побеспокоится. Покойся с миром, моя родная бабушка Мария! Я сделал всё, что мог, чтобы проводить тебя в последний путь. Не получилось, прости.    

Источник

Стоит прочитать!

Партии “Действия” vs латышские националисты

Глава латвийской партии «Действие» («Ricibas partija») Руслан Панкратов обратился к начальнику Службы Государственной Безопасности ЛР господину Нормунду Межвиетису с просьбой произвести проверку на предмет разжигания национальной, этнической или расовой вражды в действиях латышского националиста Аиниса Спрогиса (Ainis Sproģis).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *